Административная ответственность субъект применения

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Административная ответственность лиц по КоАП РФ. Понятие, субъекты, порядок привлечения
  1. Административная ответственность. Понятие
  2. Административная ответственность граждан
  3. Административная ответственность индивидуальных предпринимателей
  4. Административная ответственность должностных лиц
  5. Административная ответственность юридических лиц
  6. Общие, специальные и особые субъекты административной ответственности
  7. Административная и уголовная ответственность за одно и то же деяние
  8. Административная ответственность за одно правонарушение и должностного и юридического лица. Выбор меры административного наказания к юридическому и должностному лицу
  9. Порядок привлечения к административной ответственности
  10. Крайняя необходимость исключает производство по делу об административном правонарушении
  11. Невменяемость – основание для освобождения от административной ответственности
  12. Малозначительность административного правонарушения – возможность освобождения от административной ответственности
  13. 1. Административная ответственность. Понятие

    Административная ответственность – ответственность физических и юридических лиц за совершение административного правонарушения; одна из форм юридической ответственности, менее строгая, чем уголовная ответственность. (Большой юридический словарь. — М.: Инфра — М. А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева. 2003.).

    Административная ответственность — вид ответственности, заключающийся в применении административного взыскания к физическому лицу, совершившему административное правонарушение, а также к юридическому лицу, признанному виновным и подлежащему административной ответственности в соответствии с национальным законодательством. (извлечение из Постановления N 47-13 Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ «О Глоссарии терминов и понятий, используемых государствами — участниками СНГ в пограничной сфере» (Принято в г. Санкт-Петербурге 13.04.2020)).

    Административная ответственность (в юридической литературе) — комплекс неблагоприятных для лица правовых последствий в виде предусмотренных административно-правовой нормой мер административного наказания, применяемых уполномоченным органом, должностным лицом или судьей в связи с совершением этим лицом административного правонарушения.

    В содержание административной ответственности входят следующие элементы:

  14. отрицательная оценка противоправного действия (бездействия) и субъекта, его совершившего, выражающаяся в осуждении виновного от имени государства;
  15. назначение виновному лицу административного наказания;
  16. неблагоприятные юридические последствия для лица, привлеченного к административной ответственности, связанные с состоянием административной наказанности (статья 4.6 КоАП РФ).
  17. 2. Административная ответственность граждан

    Согласно ст. 2.3 КоАП РФ административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет.

    С учетом конкретных обстоятельств дела и данных о лице, совершившем административное правонарушение в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав указанное лицо может быть освобождено от административной ответственности с применением к нему меры воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних.

    3. Административная ответственность
    индивидуальных предпринимателей

    В соответствии с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

    Согласно п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» при решении вопроса о том, на основании каких норм КоАП РФ несут ответственность индивидуальные предприниматели, совершившие правонарушения в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, судам необходимо руководствоваться примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ. Если административное правонарушение не связано с предпринимательской деятельностью, индивидуальный предприниматель несет ответственность как гражданин.

    4. Административная ответственность
    должностных лиц

    Согласно ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

    В примечании к данной статье приводится определение должностного лица — это лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах государственных внебюджетных фондов РФ, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

    В п. 1 ст. 3.2 КоАП РФ указаны виды административных наказаний. При этом каких-либо оговорок относительно того, что какие-либо из них не могут применяться к должностным лицам, КоАП РФ не содержит. Таким образом, к должностным лицам могут быть применены все административные наказания, предусмотренные п. 1 статьи 3.2 КоАП РФ.

    5. Административная ответственность
    юридических лиц

    Пунктом 2 ст. 2.1 КоАП РФ установлен следующий порядок определения вины юридического лица: юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

    В п. 2 ст. 3.2 КоАП РФ перечислены виды наказаний, которые могут быть применены к юридическим лицам:

  18. предупреждение;
  19. административный штраф;
  20. конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;
  21. административное приостановление деятельности.

6. Общие, специальные и особые субъекты
административной ответственности

КоАП РФ выделяет два вида субъектов административной ответственности — физические и юридические лица.

В теории административного права выделяют общие, специальные и особые субъекты административной ответственности.

1. Общие субъекты (возраст, по достижении которого наступает административная ответственность).

В соответствии со статьей 2.3 КоАП РФ, по общему правилу административной ответственности подлежит лицо:

  • достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет.
  • вменяемое лицо, т.е. способное по состоянию своего психического здоровья осознавать фактическую сторону и социальный смысл своего поведения и руководить им (ст. 2.8 КоАП РФ).
  • Отсутствие хотя бы одного из указанных признаков субъекта административного правонарушения влечет за собой отсутствие состава административного правонарушения, что является обстоятельством, исключающим административную ответственность (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

    Лиц, обладающих такими признаками как «достижение 16-летнего возраста» и «вменяемость», принято называть общими субъектами. К ним относятся: граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства (см. статью 2.6 КоАП РФ).

    2. Специальные субъекты административной ответственности — лица, которые характеризуются рядом специфических признаков, прямо указанных в правовой норме и обязательных для данного состава правонарушения. К таким субъектам, в частности, относятся:

  • должностные лица, которые привлекаются к административной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей (статья 2.4 КоАП РФ);
  • родители или иные законные представители несовершеннолетних, которые несут ответственность за невыполнение возложенных на них обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению и защите прав несовершеннолетних (статьи 5.35 и 20.22 КоАП РФ);
  • собственники (владельцы) транспортных средств, совершившие административные правонарушения в области дорожного движения и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов РФ, выявленные и зафиксированные работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи (статьи 2.6.1 КоАП РФ);
  • собственники или иные владельцы земельных участков либо других объектов недвижимости, совершившие административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов РФ, в части содержания, эксплуатации, перемещения, переоборудования либо разрушения объектов благоустройства в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи (статья 2.6.2 КоАП РФ).
  • 3. Особые субъекты административной ответственности — лица, обладающие полным или частичным иммунитетом от административной юрисдикции. К таким лицам, в частности, относятся:

    1) установленные Конституцией РФ и федеральными законами должностные лица Российской Федерации, выполняющие определенные государственные функции, в отношении которых действуют особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности (ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ):

  • зарегистрированные кандидаты на должность Президента РФ (ст. 42 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»);
  • члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ (ст. 19 Федерального закона от 8 мая 1994 г. N 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»);
  • зарегистрированные кандидаты в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ (ст. 47 Федерального закона от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»);
  • зарегистрированные кандидаты в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, представительного органа местного самоуправления, зарегистрированный кандидат на должность выборного должностного лица местного самоуправления (ст. 41 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», далее — Закон об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации);
  • Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации (ст. 12 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. N 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»);
  • члены избирательных комиссий, комиссий референдума с правом решающего голоса, председатели избирательных комиссий субъектов Российской Федерации (п. 18 ст. 29 Закона об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации);
  • судьи (ст. 122 Конституции РФ, ст. 15 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», ст. 16 Закона от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» ст. 2 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»);
  • прокуроры (ст. 42 и абз. 2 ст. 54 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о прокуратуре Российской Федерации).
  • 2) иностранные граждане, пользующиеся дипломатическим иммунитетом (ч. 3 ст. 2.6 КоАП РФ). В соответствии с нормами международного права, закрепленными, в частности, в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. и других международных правовых актах, к ним относятся главы иностранных дипломатических представительств, члены дипломатического персонала и члены их семей;

    3) военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов, которые несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок прохождения службы в указанных органах. Исключение составляют административные правонарушения, перечисленные в ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ, за которые они несут ответственность на общих основаниях;

    4) несовершеннолетние. Частью 2 статьи 2.3. КоАП РФ установлено факультативное основание освобождения от административной ответственности лиц от 16-и до 18-и лет, т.е. несовершеннолетних, но достигших возраста привлечения к административной ответственности. Условием освобождения от административной ответственности данной категории субъектов является применение комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав иных мер, предусмотренных законодательством в качестве альтернативы административной ответственности к несовершеннолетнему нарушителю.

    7. Административная и уголовная
    ответственность за одно и то же деяние

    В ст. 2.1 КоАП РФ отсутствует положение о том, что административная ответственность за правонарушения наступает, если они не влекут за собой уголовной ответственности. Однако об этом говорится в п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, согласно которой наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о возбуждении уголовного дела является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

    Кроме того, в отдельных статьях Особенной части КоАП РФ имеется оговорка «если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния» (например, статьи 5.16, 5.19, 5.20 КоАП РФ). Таким образом, для признания деяния административным правонарушением необходимо, чтобы оно не содержало признаков преступления.

    Таким образом, квалификация одного и того же деяния в качестве преступления и административного правонарушения недопустима. Из вышеуказанного можно сделать вывод и о том, что при наличии в деянии признаков и преступления, и административного правонарушения приоритет имеет ответственность уголовная, а не административная. Так полагает ряд авторов в связи с тем, что приоритет уголовного законодательства над административным объясняется поглощением уголовной противоправностью всех иных видов противоправности, поглощением составом преступления состава административного правонарушения.

    Вместе с тем правоприменительная практика не всегда следует указанным теоретическим положениям и исходит из противоположного принципа. Например, в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» (в редакции от 3 декабря 2013 г.) судам разъяснено, что «когда допущенное лицом административное правонарушение содержит также признаки уголовно наказуемого деяния, указанное лицо может быть привлечено лишь к административной ответственности».

    Тем самым Верховный Суд РФ четко сформулировал правило о приоритете норм административного права перед нормами уголовного. Однако данное правило разрешения коллизий формально имеет юридическое значение только для коллизий норм, регламентирующих разные виды ответственности за нарушение правил хранения или ношения оружия, а также за некоторые другие действия, связанные с незаконным оборотом оружия. На иные нормы уголовного и административного законодательства это правило можно распространить лишь по аналогии, которая, как известно, в уголовном праве недопустима.

    8. Административная ответственность за одно правонарушение
    и должностного и юридического лица

    Согласно ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за то же правонарушение лица физического. Равно привлечение к административной (уголовной) ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за то же правонарушение юридического лица. Другими словами, по одному и тому же факту выявленных нарушений в деятельности юридического лица допускается привлечение к административной ответственности должностного лица (например, руководителя) соответствующего предприятия, организации.

    Пример. Организация (общество) Управлением Роспотребнадзора привлечено к административной ответственности по ч. 2 статьи 14.8 КоАП РФ и подвергнуто наказанию в виде административного штрафа. Управлением установлено, что в нарушение положений статьи 16 закона о защите прав потребителей в договор с гражданином-потребителем включены условия, нарушающие его права.

    В соответствии с ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, установленные законодательством о защите прав потребителей, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей.

    Таким образом, в силу ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ привлечение к административной ответственности юридического лица (организации) не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение должностного лица (например, руководителя данной организации).

    Выбор меры административного наказания к юридическому и должностному лицу

    В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» содержатся следующие разъяснения:

    «При определении степени ответственности должностного лица за совершение административного правонарушения, которое явилось результатом выполнения решения коллегиального органа юридического лица, необходимо выяснять, предпринимались ли должностным лицом меры с целью обратить внимание коллегиального органа либо администрации на невозможность исполнения данного решения в связи с тем, что это может привести к совершению административного правонарушения.

    Поскольку КоАП РФ не предусматривает в указанном случае каких-либо ограничений при назначении административного наказания, судья вправе применить к юридическому и должностному лицу любую меру наказания в пределах санкции соответствующей статьи, в том числе и максимальную, учитывая при этом смягчающие, отягчающие и иные обстоятельства, влияющие на степень ответственности каждого из этих лиц.

    Привлечение к уголовной ответственности должностного лица не может в силу части 3 статьи 2.1 КоАП РФ служить основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности».

    9. Порядок привлечения к административной ответственности

    Части 1 — 1.3 ст. 28.1 КоАП РФ содержат закрытый перечень поводов для возбуждения дела об административном правонарушении. Одним из них, например, является непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

    В соответствии с п. 1 ст. 28.2 КоАП РФ о совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением отдельных предусмотренных КоАП РФ случаев, определенных ст. 28.4, ч. ч. 1, 3 и 4 ст. 28.6 КоАП РФ).

    Согласно пп. 1 — 2 ст. 28.5 КоАП РФ протокол об административном правонарушении составляется немедленно после выявления совершения административного правонарушения. В случае если требуется дополнительное выяснение обстоятельств дела либо данных о физическом лице или сведений о юридическом лице, в отношении которых возбуждается дело об административном правонарушении, протокол об административном правонарушении составляется в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения.

    В отдельных случаях, указанных в ст. 28.7 КоАП РФ, проводится административное расследование.

    В случае проведения административного расследования протокол об административном правонарушении составляется по окончании расследования в сроки, предусмотренные ст. 28.7 КоАП РФ.

    Далее протокол (постановление прокурора) об административном правонарушении направляется судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении, в течение трех суток с момента составления протокола (вынесения постановления) об административном правонарушении (п. 1 ст. 28.8 КоАП РФ).

    Затем осуществляется рассмотрение дела об административном правонарушении, по результатам которого может быть вынесено постановление:

  • о назначении административного наказания;
  • о прекращении производства по делу об административном правонарушении (п. 1 ст. 29.9 КоАП РФ).
  • 10. Крайняя необходимость исключает производство
    по делу об административном правонарушении

    В соответствии со статьей 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

    Действие лица в состоянии крайней необходимости относится к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении. Если лицо, совершившее административно наказуемое деяние, находилось в состоянии крайней необходимости, то производство по делу не может быть начато, а начатое подлежит прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

    11. Невменяемость – основание для освобождения
    от административной ответственности

    В соответствии со статьей 2.8 КоАП РФ, не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

    Состояние невменяемости свидетельствует об отсутствии одного из признаков состава административного правонарушения, характеризующих его субъект. В связи с этим лицо, совершившее административно наказуемое деяние в состоянии невменяемости, не подлежит административной ответственности и производство по делу об административном правонарушении должно быть прекращено (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

    12. Малозначительность административного правонарушения –
    возможность освобождения от административной ответственности

    В соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ, при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

    Основным критерием малозначительности правонарушения является отсутствие в результате его совершения существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

    В п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указано, что «малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений».

    Вместе с тем, соответствии с разъяснениями, содержащимися в том же пункте 21 Постановления Пленума ВС РФ № 5, «с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений, они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. К ним, в частности, относятся административные правонарушения, предусмотренные статьями 12.8, 12.26 КоАП РФ».

    Следует обратить внимание на то, что статья 2.9 КоАП РФ устанавливает право, а не обязанность органа, должностного лица или судьи, уполномоченных рассматривать дело об административном правонарушении, освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности в связи с малозначительностью деяния с применением к нему такой меры воздействия, как устное замечание.

    Принятие решения о малозначительности административного правонарушения и объявление лицу, его совершившему, устного замечания влечет прекращение производства по делу об административном правонарушении (ст. 29.9, п. 3 ч. 1 ст. 30.7, п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ).

    Статья 2.1. Административное правонарушение

    1. Правила ч. 1 ст. 2.1 определяют понятие административного правонарушения. Это:

    1) противоправное деяние. Иначе говоря, оно нарушает нормы:

    — законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях, если эти законы приняты в соответствии с КоАП;

    — международных договоров, действующих для Российской Федерации;

    — общепризнанных принципов и норм международного права, составляющих часть правовой системы Российской Федерации (см. об этом коммент. к ст. 1.1).

    Если деяние лица нарушает нормы УК, то налицо не административное правонарушение, а преступление . Если деяние лица нарушает нормы НК, то налицо не административное правонарушение, а налоговое правонарушение (см. об этих понятиях подробнее в книгах: Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (для предпринимателей). Изд. 5-е. М.: Изд-во «Библиотечка РГ», 2009; Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации. Т. 1. М.: Изд-во «Экзамен», 2005). Следует отличать административное правонарушение и от деяний, нарушающих нормы гражданского, банковского, трудового и т.п. законодательства. Главное, что позволяет отличить административное правонарушение от упомянутых выше и иных правонарушений, — это то, что при административном правонарушении нарушаются именно нормы законодательства об административных правонарушениях (в т.ч. и в случаях, когда это законодательство предусматривает административную ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных другими федеральными законами, иными правовыми актами): вывод сделан на основе систематического толкования ст. 2.1 и п. 3 ч. 1 ст. 1.3, см. коммент. к ним);

    2) виновное деяние . Оно выражается как в активном поведении правонарушителя, так и в его пассивном поведении. Иначе говоря, объективная сторона административного правонарушения может выражаться:

    — в совершении определенных действий;

    — в том, что лицо бездействовало , хотя обязано было совершить определенные действия (например, не представило в таможенный орган отчетность);

    3) деяние, за которое установлена административная ответственность. Меры административного наказания перечислены в ст. 3.2 (см. коммент. к ней).

    2. Административная ответственность наступает лишь постольку, поскольку налицо состав административного правонарушения , включающий:

    1) объект — то, на что направлено административное правонарушение. В качестве таких объектов выступают различные группы общественных отношений, в охране которых заинтересовано государство. Конкретными же объектами являются имущество, права, интересы, иные блага граждан, юридических лиц, государства и общества (они охарактеризованы в ст. 1.2, см. коммент. к ней). С учетом объекта административного правонарушения строится Особенная часть КоАП. Исходя из изложенного, следует иметь в виду, что объектами административного правонарушения являются:

    — права граждан (см. коммент. к ст. 5.1-5.44);

    — здоровье , санитарно-эпидемиологическое благополучие, нравственность и т.п. блага граждан (см. коммент. к ст. 6.1-6.14);

    — имущество граждан и организаций, государства, муниципальных образований, иных субъектов собственности (см. об этом коммент. к ст. 7.1-7.27);

    — отношения, связанные с охраной окружающей среды (см. коммент. к ст. 8.1-8.40);

    — отношения в области промышленности, строительства, энергетики и т.п. (см. коммент. к ст. 9.1-9.14);

    — отношения в сфере сельского хозяйства и мелиорации земель (см. коммент. к ст. 10.1-10.14);

    — отношения в области транспорта (см. коммент. к ст. 11.1-11.29);

    — отношения в области дорожного движения (см. коммент. к ст. 12.1-12.36);

    — отношения в сфере осуществления предпринимательской деятельности (см. коммент. к ст. 14.1-14.25);

    — отношения в сфере финансов, налогов, сборов, рынка ценных бумаг и т.п. (см. коммент. к ст. 15.1-15.26);

    — отношения в сфере таможенного дела (см. коммент. к ст. 16.1-16.20);

    — отношения, связанные с охраной государственной власти и государственной границы (см. коммент. к ст. 17.1-18.14);

    — отношения в сфере общественного порядка, общественной безопасности и порядка управления (см. коммент. к ст. 19.1-20.27);

    — отношения в области военного учета (см. коммент. к ст. 21.1-21.7);

    2) объективная сторона административного правонарушения. Это описанные в той или иной статье КоАП признаки конкретного административного правонарушения, которые характеризуют:

    а) сам процесс его совершения (например, в ст. 15.7 так описывается административное правонарушение: открытие банком или иной кредитной организацией счета организации или ИП без предъявления ими свидетельства о постановке на учет в налоговом органе или в органе государственного внебюджетного фонда);

    б) способ его совершения (т.е. в форме действия или бездействия, путем применения особых ухищрений, технических средств, использования служебного положения и т.п.);

    в) время, место, обстановку его совершения;

    г) наличие вредного, опасного последствия административного правонарушения (например, умышленная порча или уничтожение военного билета или удостоверения гражданина, подлежащего призыву на военную службу, либо небрежное хранение этих документов, повлекшее их утрату, см. коммент. к ст. 21.7). В целом же для административного правонарушения характерны т.н. «формальные составы» правонарушений (т.е. административное наказание применяется вне зависимости от того, наступил ли вредный результат или нет: важен сам факт посягательства на те или иные охраняемые отношения);

    д) наличие причинной связи между деянием и наступившим вредным последствием (например, небрежное хранение военного билета явилось причиной его утраты);

    3) субъект административного правонарушения. Им признаются совершившие административное правонарушение:

    а) физические лица . При этом речь идет о лицах:

    — достигших определенного возраста (см. коммент. к ст. 2.3);

    — не признанных невменяемыми (см. коммент. к ст. 2.8);

    — относящихся к должностным лицам, ИП и др. (см. об этом коммент. к ст. 2.4);

    б) юридические лица (см. об этом коммент. к ст. 2.10).

    Довольно часто административное правонарушение совершают несколько субъектов административного правонарушения (например, несколько физических лиц, несколько юридических лиц, одно физическое лицо и две организации). Тем не менее, КоАП не придает столь существенного значения совершению административного правонарушения «группой лиц», «по предварительному сговору» и т.п., как это делается в нормах УК (это объясняется большой общественной опасностью преступлений по сравнению с административным правонарушением);

    4) субъективная сторона административного правонарушения — это отношение правонарушителя к содеянному и его последствиям. Она проявляется в различных формах вины , а именно:

    — прямого умысла . Лицо осознает противоправный характер своего деяния, предвидит его вредные последствия и желает их наступления;

    — косвенного умысла . Лицо осознает противоправность своего деяния, предвидит его последствия, не желает прямо их наступления, но в то же время сознательно их допускает или относится к ним безразлично (см. об этом коммент. к ч. 1 ст. 2.2);

    — легкомыслия (самонадеянности) . Лицо осознает, предвидит возможность наступления вредных последствий деяния, но не желает их, более того, без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает их предотвратить;

    — небрежности . При этой форме лицо не предвидит возможности наступления вредных последствий своего деяния, хотя должно было и могло их предвидеть (см. об этом коммент. к ч. 2 ст. 2.2).

    При отсутствии вины состав административного правонарушения также отсутствует.

    В ряде случаев для последнего также необходимы:

    — мотив (например, при совершении мелкого хищения путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты обязателен корыстный мотив, см. об этом коммент. к ст. 7.27);

    — цель (например, такому административному правонарушению, как уничтожение или повреждение чужого имущества, присуща такая цель, как причинение имущественного ущерба другому лицу, см. об этом коммент. к ст. 7.17).

    Отсутствие хотя бы одного из указанных элементов состава административного правонарушения исключает возможность привлечения к административной ответственности. Именно поэтому в настоящем комментарии все административные правонарушения, указанные в Особенной части КоАП, анализируются по стандартной схеме: дается характеристика объекта и субъекта, объективной и субъективной сторон административного правонарушения;

    5) в ряде случаев (хотя посягательство на охраняемые КоАП права, интересы, блага налицо) административная ответственность не наступает, т.к. этому препятствуют определенные обстоятельства. К числу последних относятся, в частности:

    а) недостижение лицом возраста , указанного в ст. 2.3 (см. коммент. к ней);

    б) совершение деяния в условиях крайней необходимости (см. об этом коммент. к ст. 2.7);

    в) совершение посягательства лицом, находящимся в состоянии невменяемости (см. об этом коммент. к ст. 2.8).

    3. Специфика правил ч. 2 ст. 2.1 состоит в том, что:

    1) они посвящены только одному из субъектов административного правонарушения — юридическому лицу. При этом для правильного применения ч. 2 ст. 2.1 нужно учесть, что:

    а) в соответствии со ст. 48 ГК юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом , может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (выделено мной — А.Г.);

    б) к административной ответственности привлекаются не только российские, но и иностранные юридические лица и международные организации;

    2) в соответствии с ними юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если:

    а) установлена возможность юридического лица соблюсти нормы КоАП (законов субъектов Российской Федерации), нарушение которых предусматривает административную ответственность. Иначе говоря, необходимо в порядке, определенном КоАП, доказать, что это лицо могло соблюсти упомянутые нормы, т.к. все возможности для этого у него имелись. Бремя доказывания возлагается на судью, орган, должностное лицо, осуществляющих производство и рассмотрение дел по административному правонарушению: презумпция невиновности (см. об этом коммент. к ст. 1.5) действует и в отношении юридического лица;

    б) в ходе рассмотрения дела выяснено, что данным юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры, обеспечивающие соблюдение норм КоАП (законов субъектов Российской Федерации).

    Если же принятие этих мер зависит от других юридических лиц (например, его учредителей), от государственных органов (например, нарушивших установленные сроки выдачи лицензии, сертификата), от физического лица (например, участников юридического лица), то нельзя говорить о виновности данного юридического лица.

    4. Характеризуя правила ч. 3 ст. 2.1, нужно учесть, что:

    1) назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности физических лиц, виновных в совершении данного административного правонарушения.

    Иначе говоря, административное наказание назначается и юридическому, и физическому лицу, виновному в совершении этого же административного правонарушения (например, ст. 15.1 предусматривает ответственность за нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций как должностных лиц организаций, так и самих юридических лиц, см. коммент. к ней);

    2) привлечение к административной ответственности физического лица не освобождает от ответственности за это же административное правонарушение юридическое лицо. Оба эти лица — самостоятельные субъекты административного правонарушения, и, если будет установлена вина каждого из этих субъектов, они подлежат административной ответственности независимо друг от друга, за совершение одного и того же административного правонарушения;

    3) привлечение к уголовной ответственности физического лица (дело в том, что юридические лица субъектами преступления не являются: это противоречило бы ст. 19 УК) не освобождает юридическое лицо от привлечения к административной ответственности. При этом физическое лицо привлекается к уголовной ответственности, а юридическое за это же правонарушение (но характеризуемое как административное правонарушение) — к административной ответственности.

    5. Для правильного применения норм ст. 2.1 необходимо учитывать:

    1) отличия административного правонарушения от преступления. Эти различия можно показать в следующей таблице.

    1. Представляет собой виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное только УК (ст. 14 УК).

    1. Представляет собой виновное деяние, запрещенное не только КоАП, но и законами субъектов Российской Федерации (ст. 2.1 КоАП).

    2. Субъектом преступления могут быть только физические лица (ст. 19 УК).

    2. Субъектами административного правонарушения могут быть и физические, и юридические лица (ст. 2.1 КоАП).

    3. Различают особо тяжкие, средней тяжести, тяжкие и небольшой тяжести преступления (ст. 15 УК).

    3. Административные правонарушения не делятся на категории по степени тяжести.

    4. Учитывается неоднократность преступлений (ст. 16 УК).

    4. По общему правилу неоднократность административного правонарушения не учитывается.

    5. Учитываются совокупность и рецидив преступлений (ст. 16, 17 УК).

    5. Для административного правонарушения не характерны ни рецидив, ни совокупность.

    6. В ряде случаев субъектом преступления признаются физические лица и в возрасте 14 лет.

    6. Минимальный возраст физических лиц — субъекта административного правонарушения составляет 16 лет.

    7. Закон различает оконченное и неоконченное преступление (ст. 29-31 УК).

    7. КоАП не делит административное правонарушение на оконченное или неоконченное. Это объясняется тем, что состав административного правонарушения чаще всего «формальный» (т.е. не обязательно наступление вредных последствий).

    8. Влечет уголовное наказание.

    8. Влечет административное наказание.

    9. Преступление отсутствует, когда налицо необходимая оборона, крайняя необходимость, обоснованный риск, исполнение приказа и ряд других обстоятельств (ст. 37-42 УК).

    9. Административное правонарушение отсутствует лишь при крайней необходимости (ст. 2.7 КоАП).

    Есть и другие отличия между преступлением и административным правонарушением (в объекте, объективной стороне и т.п.), см. об этом подробнее в книге: Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (для предпринимателей). Изд. 4-е. М.: Изд-во «Экзамен», 2006.

    Верховный Суд разъяснил (в п. 15, 19 Пост. N 5) следующее:

    — ст. 2.1 КоАП допускает привлечение к административной ответственности по одной же норме как ЮЛ, так и их должностных лиц;

    — при определении степени ответственности должностного лица за совершение административного правонарушения, которое явилось результатом выполнения решения коллегиального органа ЮЛ, необходимо выяснять, предпринимались ли должностным лицом меры с целью обратить внимание коллегиального органа на то, что это может привести к совершению административного правонарушения;

    — административное правонарушение считается оконченным с момента, когда в результате действия (бездействия) правонарушителя имеются все признаки состава правонарушения. В случае, когда обязанность должна быть выполнена к определенному сроку, правонарушение является оконченным с момента истечения этого срока;

    — судья вправе применить к ЮЛ и должностному лицу любую меру наказания в пределах санкции соответствующей статьи КоАП (с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств);

    — привлечение должностного лица к уголовной ответственности не может служить основанием для освобождения ЮЛ от уголовной ответственности;

    2) различие между административными правонарушениями и нарушением норм трудового законодательства (дисциплинарным проступком). Их можно показать в таблице.

    Нарушение норм трудового законодательства (дисциплинарный проступок — ДП)

    1. ДП представляет собой неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

    1. Представляет собой противоправное и виновное нарушение лицом КоАП и законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

    2. Влечет наложение мер дисциплинарного взыскания (замечание, выговор, увольнение и др.), но не штрафа, конфискации и т.п.

    2. Влечет административное наказание (в т.ч. и штраф, и конфискацию, и административный арест).

    3. Допускается ответственность и по уставам, положениям о дисциплине и федеральным законам (а не только по нормам ТК)

    3. Допускаются лишь административные наказания, предусмотренные в самом КоАП либо законах субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

    4. К ответственности за ДП привлекает работодатель.

    4. К ответственности привлекает судья, уполномоченный орган, должностное лицо.

    5. Субъектом ДП являются лишь работники.

    5. Субъектом административного правонарушения являются физические, а так же юридические лица.

    6. См. также п. 16 Пост. N 10. О практике КС см. его определение от 02.04.09 N 499-О-О.

    Статья 1.3 КоАП РФ. Предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях

    Новая редакция Ст. 1.3 КоАП РФ

    1. К ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление:

    1) общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях;

    2) перечня видов административных наказаний и правил их применения;

    3) административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

    4) порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях;

    5) порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

    2. В соответствии с законодательством о судебной системе настоящий Кодекс определяет подсудность дел об административных правонарушениях судам.

    3. В соответствии с законодательством о защите прав несовершеннолетних настоящий Кодекс определяет подведомственность дел об административных правонарушениях комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав.

    4. В соответствии с установленной структурой федеральных органов исполнительной власти настоящий Кодекс определяет подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, федеральным органам исполнительной власти.

    5. В соответствии с задачами и функциями, возложенными на органы государственной власти субъектов Российской Федерации федеральными законами, настоящий Кодекс определяет подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

    Комментарий к Статье 1.3 КоАП РФ

    1. Система законодательства об административных правонарушениях состоит из двух элементов (настоящего Кодекса и законов субъектов Российской Федерации), которые призваны отразить иерархию и взаимодействие двух уровней государственной власти Российской Федерации. Наличие двух субъектов правового регулирования круга общественных отношений, связанных с привлечением к административной ответственности, обусловлено характером распределения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации. Законодательство об административных правонарушениях следует отнести к сфере совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Статья 72 Конституции РФ не упоминает о законодательстве об административных правонарушениях, она говорит об административном законодательстве. Однако представляется логичным рассматривать законодательство об административных правонарушениях как часть административного законодательства, так как именно там содержатся санкции за нарушение норм и правил управления.

    Конституция РФ предусматривает, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Настоящий Кодекс и относится как раз к группе законов, принятых по предметам совместного ведения. Конституция РФ не содержит ограничений для правового регулирования Российской Федерацией предметов совместного ведения. Настоящий Кодекс относит к ведению Российской Федерации те юридические средства, которые позволяют сохранить целостность системы законодательства об административных правонарушениях, необходимую субординацию и координацию нормативных правовых актов. Часть первая настоящей статьи относит к ведению Российской Федерации общие понятия законодательства, те положения, которые составляют Общую часть настоящего Кодекса.

    Предметная область установления Российской Федерацией административной ответственности характеризуется двумя критериями. Во-первых, административная ответственность устанавливается по вопросам, имеющим федеральное значение. Во-вторых, административная ответственность устанавливается за нарушение норм и правил, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Второе положение связано с полномочиями Российской Федерации в сфере совместного ведения и их административно-правовой защитой. И, наконец, к ведению Российской Федерации относится установление порядка, процесса привлечения к административной ответственности. Данные положения позволяют настоящему закону быть не только актом прямого действия, но и модельным нормативным актом, в рамках и на основе которого могут приниматься законы субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

    2. Конституция РФ устанавливает в статье 71 в пункте «о», что судоустройство находится в ведении Российской Федерации. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» устанавливает структурные элементы судебной системы в России. В соответствии с этим Законом настоящий Кодекс уполномочивает рассматривать дела об административных правонарушениях мировых судей, судей районных судов, судей арбитражных судов, судей гарнизонных и военных судов.

    3. Настоящая статья относит к ведению Российской Федерации установление подведомственности дел об административных правонарушениях комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав. Такое положение выглядит вполне логичным и оправданным. Ведь рассмотрение дел об административных правонарушениях несовершеннолетних тесно связано с защитой их прав, требует дополнительных гарантий обеспечения прав привлекаемых лиц. А статья 71 относит регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина в ведение Российской Федерации. Это нашло выражение в принятии Федерального закона от 24 июня 1999 года N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». К органам, на которые возложена профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, этот Закон относит и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. В статье 11 данного Закона определены основные функции комиссии по делам несовершеннолетних и их прав. Пункт 7 части 1 статьи 11 вышеуказанного Закона устанавливает в качестве одной из функций комиссии применение мер воздействия в отношении несовершеннолетних, их родителей или иных законных представителей в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. Так как рассмотрение дел об административных правонарушениях несовершеннолетних комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав выступает важнейшей гарантией соблюдения прав несовершеннолетних, то это делает логичным отнесение определения подведомственности.

    4. Часть 4 комментируемой статьи содержит возможность закрепления в настоящем Кодексе подведомственности дел об административных правонарушениях федеральным органам исполнительной власти. Эта возможность реализуется в главе 23 КоАП. Следует отметить, что в большинстве своем положения главы 23 не содержат конкретных наименований органов исполнительной власти, на которые возложена обязанность рассмотрения дел об административных правонарушениях. Указывается лишь сфера общественных отношений, за которой федеральная исполнительная власть обязана осуществлять государственный контроль. Структура органов федеральной исполнительной власти закреплена в Указе Президента РФ от 9 марта 2004 г. «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». Именно в указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ, утверждающих положения о конкретных органах федеральной исполнительной власти, и содержится ответ на вопрос о том, кто является субъектом государственного контроля за той или иной сферой общественных отношений. Так, например, полномочия органов стандартизации, метрологии и сертификации в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 17 июня 2004 г. «О Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии» закреплены за одноименным федеральным агентством.

    Такая модель определения правоприменительного органа повышает стабильность законодательства об административных правонарушениях, делает его независимым от бесконечных реорганизаций структуры федеральной исполнительной власти.

    Федеральным органам исполнительной власти подведомственны дела о применении административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе за нарушение норм и правил, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Последнее уточнение важно для уяснения возникающих вопросов при анализе некоторых статей Особенной части настоящего Кодекса. Так, например, ст. 7.29 «Несоблюдение ограничений при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд путем запроса котировок цен на одноименные товары, одноименные работы, одноименные услуги и при закупке одноименных товаров, одноименных работ, одноименных услуг, осуществляемой без заключения государственных или муниципальных контрактов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд» предусматривает ответственность должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления за нарушение норм законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд. Статья 23.66 предусматривает рассмотрение данных административных правонарушений федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление контроля в сфере размещения заказов для государственных или муниципальных нужд. На первый взгляд это требование выглядит противоречащим принципам федеративного устройства. Ведь федеральная исполнительная власть может применять административную ответственность лишь в отношении дел, имеющих федеральное значение. И нарушение правил размещения заказов для нужд субъектов Федерации и органов местного самоуправления должно рассматриваться либо органами власти субъектов Российской Федерации, либо органами местного самоуправления. Однако то положение, что эти правила предусмотрены федеральным законом, относит установление административной ответственности за их нарушение к ведению Российской Федерации (часть 1, пункт 3, настоящей статьи). Следовательно, раз административная ответственность за данные правонарушения устанавливается Российской Федерацией, то и рассматривать подобные дела тоже должен федеральный орган исполнительной власти.

    Другой комментарий к Ст. 1.3 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

    1. Поскольку главная роль в законодательстве об административных правонарушениях в настоящее время принадлежит КоАП РФ, в ст.1.3 предлагается ответ на вопрос об основных элементах содержания данного законодательного акта. При этом внимание акцентируется прежде всего на предметах ведения, отнесенных к компетенции Российской Федерации. В этом смысле данная статья является основополагающей, так как в ней закрепляются базовые позиции, определяющие современные проявления российского федерализма в сфере установления административной ответственности.

    В комментируемой статье в определенной степени конкретизируются положения ч.1 ст.1 КоАП РФ, что дает возможность раскрыть наиболее показательные элементы юридического содержания самого Кодекса.

    К ведению Российской Федерации прежде всего относится установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях. Это означает, что федеральный центр, хотя об этом ничего не говорится в ст.71 и 72 Конституции РФ, используя законодательную форму своей деятельности, фактически берет на себя в рамках реализации предметов совместного ведения Федерации и ее субъектов решение исходных проблем законодательства об административной ответственности. Правовая база отнесения к ведению Российской Федерации определяющих позиций такого законодательства, на каком бы уровне федеративного устройства России оно ни осуществлялось, получила закрепление в ст.12 Федерального закона «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

    Этот Закон определяет в общей форме полномочия Российской Федерации по предметам совместного ведения, относя к ним определение основ (общих принципов) правового регулирования, включая принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. Одновременно говорится и о федеральных законах, регламентирующих реализацию полномочий федеральных органов. Все эти правовые установления имеют непосредственное отношение к содержанию законодательства об административных правонарушениях, в частности принципы конституционности, верховенства Конституции РФ и федеральных законов, недопустимости ущемления прав и интересов субъектов РФ.

    В Кодексе определяются признаки, характеризующие административное правонарушение, формы вины, подведомственность дел об административных правонарушениях, основные принципы административно-процессуальной деятельности в рамках юрисдикции по делам об административных правонарушениях и т.п. Все подобные установления едины для механизма реализации административной ответственности в масштабе Российской Федерации.

    Таким образом, все названные узловые вопросы законодательства об административных правонарушениях решаются на уровне Российской Федерации в целом. В современных условиях такой вариант централизованного установления общих начал применения административной ответственности является абсолютно обоснованным.

    В период существования Союза ССР роль такого единого общегосударственного регулятора принадлежала Основам законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях 1980 г., в соответствии с принципами и общими положениями которых строились кодексы об административных правонарушениях во всех союзных республиках. В наши дни значение такого регулятора принадлежит КоАП РФ — своеобразному и существенно усовершенствованному аналогу Основ 1980 г. Что же касается региональных (на уровне сегодняшнего дня) кодексов, то надобность в них отпала еще во время распада Союза ССР. И, конечно, было бы анахронизмом формирование в 89 различных по своему устройству субъектах РФ кодексов об административных правонарушениях. С большой долей условности можно увидеть нечто напоминающее их в законах субъектов РФ. Да и попытка использования в данном случае аналогии неуместна, так как субъекты РФ имеют не по одному сводному (подобно КоАП РФ) закону об административных правонарушениях; их компетенция в этой области реализуется в ряде законодательных актов.

    Итак, общие начала законодательства об административных правонарушениях являются предметом ведения и полномочиями федерального центра. Это полностью соответствует обеспечению единообразия следования на всех уровнях Федерации задачам законодательства об административных правонарушениях (ст.1.2 КоАП РФ).

    2. В КоАП РФ РСФСР помимо других концептуальных норм содержался практически исчерпывающий перечень правил, имеющих общегосударственное значение, установление административной ответственности за нарушение которых было отнесено к компетенции органов государственной власти Союза ССР. В КоАП РФ перечня общефедеральных правил, установление административной ответственности за нарушение которых было бы отнесено к компетенции федеральных законодательных органов государственной власти, не содержится. Данный факт можно рассматривать в качестве негативного явления, ибо четкое обозначение всех аспектов, сторон той или иной институции, тем паче юридической, всегда более предпочтительно. Только при соблюдении названного условия появляется реальная возможность получить исчерпывающий ответ на поставленный вопрос, исключая при этом формулировки типа «и так далее» или «и другие».

    Означает ли отсутствие названного перечня дезориентацию или свободу произвольного толкования предметов установления административной ответственности на федеральном уровне? Конечно, не означает, но вариант определения таких предметов избран иной, нежели чем в Кодексе РСФСР. Его суть состоит в следующем: предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях применительно к полномочиям федеральных органов в области установления административной ответственности определяются как бы двояким образом, иными словами, по двум основным направлениям, а именно:

    а) установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение;

    б) установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

    Но так ли это? Дело в том, что как в первом, так и во втором случае сформулированы отнюдь не противоположные юридические позиции. Это две стороны единого законодательного процесса, отражающие главные или определяющие его юридические «габариты». В этом смысле наибольший познавательный и концептуальный интерес представляют два момента принципиального характера.

    Во-первых, Российская Федерация законодательствует по тем вопросам института административной ответственности, которые имеют федеральное значение. Во-вторых, эти вопросы связаны с нарушением правил и норм, предусмотренных (установленных) федеральными нормативными правовыми актами, к числу которых в первую очередь относятся федеральные законы.

    Оба этих момента достаточно красноречиво выражают централизованные (общефедеральные) начала процесса установления административной ответственности, исключающие в принципе участие органов государственной власти субъектов РФ в установлении административной ответственности в юридических «габаритах».

    Таким образом, п.3 ч.1 ст.1.3 КоАП РФ можно расценивать в качестве определенного юридического рубежа, который препятствует произвольности и вседозволенности процесса установления административной ответственности в общероссийском масштабе. Очевидно, что в этом процессе не участвуют субъекты РФ.

    Однако при этом возникает потребность в уяснении некоторых аспектов представленного в КоАП РФ процесса установления административной ответственности на уровне Российской Федерации.

    Прежде всего это вопрос о том, что может иметь федеральное значение в названном процессе. Раньше, как уже отмечалось, ответ содержался в предложенном перечне правил, являющихся объектом административных правонарушений, а потому влекущих за собой негативную реакцию государства в виде установления административной ответственности (ст.3 КоАП РФ РСФСР). Соответственно поиски ответа сводились преимущественно к обнаружению в массиве действующего административного законодательства законов или иных нормативных правовых актов, которыми устанавливалась административная ответственность, например, паспортной системы, т.е. к выявлению носителя таких юридических правил.

    Сейчас по сути возможен подобный вариант, однако методика поиска предполагает нечто иное, может быть даже не столь определенное.

    Дело в том, что Конституция РФ определяет предметы ведения, отнесенные в рамках российского федеративного государства к ведению Российской Федерации. Именно содержащиеся в ст.71 положения и дают основания для определения имеющих федеральное значение вопросов, вызывающих необходимость установления административной ответственности. Иначе говоря, установление этого вида юридической ответственности возможно (или необходимо) по вопросам, относящимся к исключительной компетенции органов государственной власти, полномочных осуществлять государственно-властные действия (включая принятие правовых актов) в подведомственных им сферах регулируемых общественных отношений. Поскольку, как это следует из анализа содержания ч.1 ст.1.1 КоАП РФ, установление административной ответственности есть элемент компетенции законодательных органов РФ, постольку очевидно, что речь идет о федеральных законах.

    Итак, что дает нам содержание ст.71 Конституции РФ для определения вопросов, имеющих федеральное значение?

    Ориентируясь на предлагаемые данной статьей формулировки, можно вычленить следующие сферы регулируемых на общефедеральном уровне общественных отношений:

    защита прав и свобод человека и гражданина;

    управление федеральной собственностью;

    правовые основы единого рынка;

    финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование; основы ценовой политики;

    деятельность федеральных экономических служб, федеральных банков;

    установление федеральных налогов к сборов;

    организация федеральных энергетических систем и ядерной энергетики;

    управление федеральным транспортом, путями сообщения, информацией и связью;

    деятельность в космосе;

    внешнеэкономические отношения Российской Федерации;

    оборона, безопасность, оборонное производство; порядок продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники, производство ядовитых и наркотических веществ и средств и порядок их использования;

    статус и защита государственной границы;

    метеорология, стандартизация, геодезия и картография, метрическая система;

    официальный статистический и бухгалтерский учет.

    Фактически за каждой из обозначенных конституционных позиций скрывается, как об этом свидетельствует законодательная практика, возможность установления в качества одного из средств правовой охраны соответствующих комплексов регулируемых общественных отношений административной ответственности. Законодательная деятельность последнего десятилетия отличалась исключительной интенсивностью, что положительно сказалось на состоянии правового пространства.

    Следует, однако, иметь в виду, что законодательные акты органов государственной власти РФ, имеющие федеральное значение, не всегда нуждаются в защите мерами административной ответственности. И это закономерно, ибо помимо административной ответственности в этих целях предусматриваются меры дисциплинарной, уголовной или гражданско-правовой ответственности. Таким образом, административная ответственность не является непременным атрибутом федеральных законов. Часто в федеральных законах предусматривается, что лица, виновные в их нарушении, несут уголовную, административную, гражданско-правовую ответственность в зависимости от характера совершенного правонарушения (см., например, Закон РФ от 9 октября 1992 г. «О валютном регулировании и валютном контроле»). Еще чаще в федеральных законах воспроизводится общая формула: виновные в нарушении их требований несут ответственность в соответствии с федеральными законами либо в соответствии с законодательством РФ (см., например, Федеральный закон от 15 августа 1996 г. «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»). Бывает, что законодатель ограничивается лишь установлением за должностные проступки только мер дисциплинарной ответственности (например, Федеральный закон от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации»).

    Таким образом, далеко не во всех случаях административная ответственность получает конкретное выражение, т.е. определяется в соответствующем федеральном законе, в виде составов административных правонарушений. В то же время некоторые федеральные законы содержали перечни таких составов (например, ст.66 Градостроительного кодекса РФ содержала 18 составов административных правонарушений физических и юридических лиц; ТК РФ — 39 нарушений таможенных правил и 12 административных правонарушений, посягающих на нормальную деятельность таможенных органов).

    В соответствии с Федеральным законом «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» нормы об ответственности за административные правонарушения исключены из таких законов. Теперь ответственность за их совершение предусмотрена статьями Особенной части КоАП РФ.

    Наконец, в качестве примера можно сослаться на Федеральный закон от 23 июня 1999 г. «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг», в котором за нарушение антимонопольного законодательства предусматривалось наложение в административном порядке штрафов. Здесь имеет место своеобразный вариант установления административной ответственности.

    Установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, предусматривается, как правило, в соответствующем федеральном законе, издаваемом в русле реализации ст.71 Конституции РФ. Иллюстрировать данное положение — задача достаточно трудоемкая, поскольку в наши дни действует большое количество федеральных законов, соблюдение норм которых обеспечивается применением в случае совершения действий (бездействия), не соответствующих их требованиям, административной ответственности по отношению к виновным физическим и юридическим лицам. В качестве примера можно назвать федеральные законы: от 25 августа 1995 г. «О федеральном железнодорожном транспорте»; от 5 марта 1999 г. «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»; от 2 января 2000 г. «О качестве и безопасности пищевых продуктов»; от 21 ноября 1996 г. «О бухгалтерском учете»; Закон РФ от 21 февраля 1992 г. «О недрах» и т.д.

    Помимо того, что административная ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение, устанавливается многими федеральными законами, если в использовании административно-правовых мер имеется необходимость, довольно часто принимаются такие федеральные законы, которые посвящены именно установлению этого вида юридической ответственности за те или иные правонарушения. В их числе, например, Федеральный закон от 6 декабря 1999 г. «Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах»; Федеральный закон от 12 мая 2000 г. «Об административной ответственности организаций за нарушение законодательства в области использования атомной энергии»; Федеральный закон от 8 июля 1999 г. «Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» и т.д.

    3. Как уже отмечалось, п.3 ч.1 ст.1.3 КоАП РФ помимо установления административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, относит к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях также и установление ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

    Какой смысл скрыт за данной формулировкой? Отличается ли она от ранее комментированной? Ведь известно, что законодательные акты любого уровня нормативны, т.е. содержат определенные нормы, в основном представляющие собой определенные правила должного поведения.

    Административная ответственность является результатом несоответствия поведения физических или юридических лиц (организаций) требованиям этих правил. При этом не играет принципиальной роли, имеют данные нормы (правила) федеральное значение или нет.

    Если же федеральный или иной закон не содержит определенных правил, то отсутствует юридическая база для установления административной или иной юридической ответственности. В качестве примера можно назвать Федеральный закон «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в котором в основном содержится перечень упраздняемых нормативных правовых актов, устанавливавших административную ответственность, а также вносятся некоторые изменения в действующие акты аналогичного назначения. Одновременно констатируется, что с 1 июля 2002 г. на территории РФ не подлежат применению нормы об административных правонарушениях, содержащиеся в законах и иных нормативных правовых актах Союза ССР. Далее содержание названного Закона составляют предписания о прекращении с той же даты находящихся в производстве дел об административных правонарушениях, не признающихся таковыми в соответствии с новой редакцией КоАП РФ, а также по которым истек срок давности, о прекращении исполнительного производства по таким делам, о передаче дел на рассмотрение новых (измененных) субъектов применения административной ответственности, о приведении в соответствие с новым КоАП РФ нормативных правовых актов и т.п. Административная ответственность за отклонения от предписаний не предусматривается, так как речь может идти лишь о служебных проступках, наказуемых в дисциплинарном порядке.

    В то же время законодательные нормы (правила), содержащиеся в федеральных законах, не во всех случаях защищаются мерами административной ответственности. Так, в соответствии с Федеральным законом от 20 июля 1995 г. «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» юридическая ответственность за его несоблюдение вообще не предусматривается. Кроме того, нельзя забывать об уголовных законах, о законах гражданско-правовой ориентации. Недаром в КоАП РФ РСФСР установление административной ответственности было связано с нарушением перечисленных в ст.3 правил.

    Зачем же тогда специально выделять два основания для установления административной ответственности на федеральном уровне? Впервые наряду с федеральными законами, устанавливающими административную ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение, называются «иные нормативные правовые акты Российской Федерации». Причем их издание связывается с вопросами федерального значения. Следовательно, установление административной ответственности «иными актами» не противопоставляется ее установлению по вопросам федерального значения, для чего имеются прочные методологические и фактические основания. Поэтому кажущимся является впечатление, будто помимо административной ответственности, установленной за нарушение указанных правил и норм, существует какой-то иной «канал» для ее установления по вопросам, имеющим федеральное значение. Об этом свидетельствует формула «в том числе», которая означает, что административная ответственность за нарушение норм и правил также устанавливается по вопросам федерального значения. Иначе и быть не может, ибо на федеральном уровне в принципе не принимаются нормативные правовые акты не федерального значения. В противном случае утрачивает смысл определение предметов ведения Российской Федерации.

    Представляется, что рассматриваемая ситуация порождена некоторой юридической неловкостью, которая, в свою очередь, обусловлена необходимостью расширить юридические формы установления административной ответственности как элемента предметов ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях. То, что законодатель использует термин «законодательство» в узком смысле, исключающем нормотворчество Президента и Правительства РФ, потребовало каким-то образом отразить их роль в установлении административной ответственности. Фактически данный вид ответственности, на что уже обращалось внимание, устанавливается не КоАП РФ, а именно федеральными законами, которые не могут не иметь федерального значения, а также нормативными правовыми актами Президента и Правительства РФ.

    Такова сложившаяся нормотворческая практика, в рамках которой и следует искать «иные нормативные правовые акты», устанавливающие административную ответственность.

    О роли Президента РФ как главы государства в рассматриваемой сфере прежде всего свидетельствует то, что он подписывает федеральные законы, устанавливающие административную ответственность. Прямое установление административной ответственности указами Президента РФ встречается довольно редко. Так, 12 ноября 1992 г. им был издан Указ «О государственных надзорных органах», которым определялись полномочия этого вида федеральных органов исполнительной власти, в том числе и по применению мер административной ответственности. Указами утверждаются положения об органах исполнительной власти, в которых также закрепляются их административно-наказательные полномочия (например, Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел РФ). В подобных случаях, однако, речь идет не об установлении административной ответственности, поскольку это функция исключительно законодательных органов, а лишь о закреплении полномочий по ее применению за соответствующими субъектами. Случаи же установления ее указами практически не известны. Точнее, известен факт, когда Президент РФ установил административную ответственность должностных лиц федеральных органов исполнительной власти за ненадлежащее исполнение или неисполнение федеральных законов (Указ Президента РФ от 6 июня 1996 г. «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы»). Однако Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» предусматривает только дисциплинарную ответственность. Президент РФ тем самым изменил позицию федерального закона, на что у него нет конституционного полномочия.

    Что касается постановлений Правительства РФ, то известны случаи установления ими административной ответственности. Например, в этом смысле интерес представляют: постановление от 17 июля 1995 г. «Об утверждении правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию»; постановление от 28 января 2000 г., утвердившее «Положение о Федеральной инспекции труда». В последнем случае проявилась определенная закономерность, суть которой состоит в следующем. Правительственные нормативные правовые акты, которыми устанавливается административная ответственность, как правило, играют роль юридического документа, предшествующего последующему законодательному регулированию содержащихся в них вопросов.

    В этом отношении показательно принятие Федерального закона от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности».

    Таким образом, установление административной ответственности по предметам ведения Российской Федерации — функция федеральных законов. Таков итоговый смысл п.3 ч.1 ст.1.3 КоАП РФ. Именно в этих законах находят свое выражение вопросы, имеющие федеральное значение. Подзаконные нормативные правовые акты, в которых в той или иной степени затрагиваются те или иные аспекты административной ответственности, не могут конкурировать с федеральными законами. В этом — важнейшая новелла нового КоАП РФ, имеющая принципиальное значение.

    4. Централизованный вариант правового регулирования общественных отношений в сфере применения административной ответственности подтверждается также и тем, что в соответствии с п.2 ч.1 ст.1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление перечня видов административных наказаний и правил их применения.

    С позиций обеспечения принципиального единообразия в процессе применения административной ответственности, а также охраны прав и защиты интересов физических и юридических лиц отнесение данного полномочия к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях вполне оправданно. Данное полномочие в максимальной степени соответствует тому, что основной формой установления этого вида юридической ответственности признаются федеральные законы не только по предметам ведения Российской Федерации, но и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов (ст.11, 12 Федерального закона «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации»). Определение же видов административных наказаний, т.е. прямых последствий отступления от требований законодательства об административной ответственности (федерального и регионального — в равной мере), естественно, должно принадлежать тому, кто устанавливает данный вид ответственности, причем действие такого установления распространяется на всю территорию Российской Федерации.

    Необходимо отметить, что в КоАП РФ РСФСР вопрос об установлении единого перечня административных наказаний не рассматривался в связи с определением полномочий общегосударственных органов Союза ССР. Он возникал в дальнейшем при характеристике системы и конкретных видов таких наказаний (взысканий — в прежнем понимании). При этом программировалась возможность законодательного расширения видов административных наказаний. Сейчас такая возможность не предусматривается. Все административные наказания, кроме предупреждения и административного штрафа, устанавливаются только настоящим Кодексом. Это значит, что в данном случае определены границы применения административных наказаний законодательством субъектов РФ.

    Более детальный анализ административных наказаний будет предложен в комментариях к гл.3 КоАП РФ.

    5. К предметам ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях законодатель относит установление основных начал административно-процессуальной деятельности. Они включают:

    а) порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и использования мер, обеспечивающих это производство (п.4 ч.1 ст.1.3);

    б) порядок исполнения постановлений о назначении административных наказаний — исполнительное производство (п.5 ч.1 ст.1.3).

    В КоАП РФ РСФСР предусматривалась лишь возможность определения, в случае необходимости, порядка рассмотрения дел об отдельных видах административных правонарушений, ответственность за совершение которых устанавливалась в общегосударственном масштабе. В настоящее время наиболее важная часть законодательства об административных правонарушениях, а именно — процессуальная, получила регламентацию в нормах Кодекса. Ей посвящен значительный по объему разд.IV «Производство по делам об административных правонарушениях» и разд.V «Исполнение постановлений по делам об административных правонарушениях». Все главы и статьи названных разделов будут предметом специального комментария в дальнейшем.

    6. В статье 1.3 КоАП РФ, посвященной предметам ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях, также закреплен ряд позиций. КоАП РФ определяет:

    а) подсудность дел об административных правонарушениях судам в соответствии о законодательством о судебной системе Российской Федерации;

    б) подведомственность дел об административных правонарушениях комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав;

    в) подведомственность дел об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, федеральным органам исполнительной власти в соответствии с их установленной структурой (системой).

    Таким образом, помимо общих и наиболее принципиальных основ установления административной ответственности на всей территории Российской Федерации к предметам ее ведения КоАП РФ относит и решение вопросов, связанных с определением круга официальных субъектов применения мер административной ответственности. Во-первых, определяя подсудность и подведомственность дел об административных правонарушениях, КоАП РФ подтверждает установленную действующим российским законодательством позицию, суть которой в обобщенном виде состоит в отнесении дел, возникающих в связи с совершением юридическими или физическими лицами административных правонарушений, к государственно-властным полномочиям, т.е. к компетенции федеральных органов исполнительной власти. Тем самым находит свое подтверждение административный или управленческий характер такого рода правонарушений, а также преимущественно административный или управленческий характер юридических средств борьбы с ними. Именно на органы исполнительной власти и действующих от их имени должностных лиц приходится основной объем применения административно-правовых мер, т.е. назначения административных наказаний. Каждый из них выполняет эту правоохранительную функцию в порученной ему сфере деятельности, которая определяется прежде всего утверждаемой Президентом РФ структурой (системой) федеральных органов исполнительной власти, а также положениями о них, утверждаемыми Президентом или Правительством РФ. В настоящее время структура (система) федеральных органов исполнительной власти утверждена Указом Президента РФ от 17 мая 2000 г. «О структуре федеральных органов исполнительной власти». Подведомственность дел об административных правонарушениях этим органам и их должностным лицам охарактеризована в разд.III КоАП РФ.

    Во-вторых, применение мер административной ответственности не является исключительной прерогативой исполнительной власти и ее субъектов. На преодоление административных деликтов (правонарушений) давно ориентирована деятельность судов как одна из важнейших гарантий обеспечения законности в процессе применения административных наказаний и защиты прав и законных интересов прежде всего граждан. Соответственно в разд.III КоАП РФ характеризуется подсудность дел об административных правонарушениях.

    Равнозначная по своей целевой установке подведомственности компетенция судебных органов в рассматриваемой сфере своим началом имеет российское законодательство о судебной системе. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» и Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в Российской Федерации» устанавливают, что дела об административных правонарушениях в соответствии с КоАП РФ рассматриваются мировыми судьями в качестве суда первой инстанции. Единолично такие дела рассматриваются также судьями районных судов.

    В-третьих, значительна роль законодательства в борьбе с безнадзорностью несовершеннолетних, являющейся причиной совершаемых ими административных правонарушений. В соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999 г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» ранее действовавшие комиссии по делам несовершеннолетних преобразованы в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Их полномочия также обозначены в разд.III настоящего Кодекса.

    7. За пределами, установленными гл.1 КоАП РФ, субъекты РФ осуществляют самостоятельное правовое регулирование по вопросам борьбы с административными правонарушениями. Принимаемые ими законы не должны противоречить регулирующим те же общественные отношения федеральным законам, а также вторгаться в сферы, регулируемые в рамках предмета ведения Российской Федерации либо в рамках предмета совместного ведения, если по данному вопросу издан федеральный закон. Если же субъектом РФ был издан закон, совпадающий по целям и содержанию с действующим федеральным законом, он должен быть приведен в соответствие с последним.

    Таким образом, КоАП РФ в значительной степени рассчитан на регламентацию отношений, возникающих в связи с совершением административных правонарушений в рамках ст.71 и 72 Конституции РФ.

    Смотрите так же:  Статья 222 УК РФ. Статья 222 ук рф с комментариями 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *