Договор факторинга

Если компания принимает решение ускорить оборачиваемость денежных средств и минимизировать риски при поставке товара с отсрочкой платежа, используя схему факторинга, то в самом начале заключается договор сотрудничества с факторинговой компанией.

Договор факторинга — это основной документ, регулирующий взаимоотношения факторинговой компании, покупателя её услуг и дебитора, под уступку задолженности которого осуществляется финансирование. Согласно статьи 826 ГКРФ предметом договора факторинга является денежное требование, которое уступается с целью получения финансирования

Схема факторинга

Схема взаимодействия участников при договоре факторинга довольно проста и состоит всего из восьми коротких шагов:

  1. Поставщик и покупатель заключают договор купли-продажи товара (работ, услуг);
  2. Факторинговая компания и поставщик заключают договор факторинга;
  3. Поставщик информирует покупателя о заключенном соглашении. Подписываются соответствующие документы, в которых поставщик и покупатель подтверждают свое согласие, что оплату по ранее заключенному между ними договору купли-продажи товара (работ, услуг) — основному договору — покупатель будет производить на счет факторинговой компании;
  4. Поставщик производит поставку товара (проведение работ, оказание услуг) покупателю и оформляет соответствующие товаросопроводительные документы;
  5. Поставщик передает факторинговой компании оригиналы товарных накладных/актов выполненных работ и счетов-фактур , то есть документов, подтверждающих дебиторскую задолженность покупателя;
  6. Факторинговая компания производит первое (авансовое) финансирование поставщика в объеме до 95% под уступленную поставщиком дебиторскую задолженность покупателя;
  7. Покупатель в установленный ранее основным договором с Поставщиком срок производит факторинговой компании полную оплату стоимости поставленных ему ранее товаров (выполненных работ, оказанных услуг);
  8. Факторинговая компания выплачивает поставщику оставшуюся сумму за вычетом своего комиссионного вознаграждения.

Наша компания готова оптимизировать схему факторинга под ваши индивидуальные условия ведения бизнеса.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

1. В чем принципиальные отличия уступки прав (требований) от финансирования под уступку денежного требования, если и в обоих случаях уступается право требования долга (денежных средств) и за уступленное право осуществляется оплата?
2. Что такое факторинг с регрессом?

1. Цессия представляет собой один из случаев перемены лиц в обязательстве, наряду с переводом долга (ст.ст. 391, 392 ГК РФ). Гражданский кодекс РФ не выделяет цессию в качестве самостоятельного вида обязательств. В зависимости от характера права (требования) и условий уступки договор, на основании которого цедент уступает принадлежащее ему право цессионарию, может относиться к одному из видов договоров, которые предусмотрены гражданским законодательством, либо может быть смешанным договором (то есть содержащим элементы различных договоров — п. 3 ст. 421 ГК РФ) или договором, который не предусмотрен законом и иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Например, требование может быть уступлено на основании договора продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК РФ) или договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ). В этих случаях к отношениям по договору цессии применяются правила ГК РФ о соответствующих видах договоров. В частности, если продавец (цедент) имущественного права не исполнил обязанность передать требование свободным от прав третьим лицам, покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (п. 1 ст. 460 ГК РФ, смотрите в связи с этим п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54).
Предмет договора цессии частично совпадает с договором финансирования под уступку денежного требования (договором факторинга), согласно которому одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух действий, перечень которых приведен в пп.пп. 1-4 п. 1 ст. 824 ГК РФ, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. 1 ст. 824 ГК РФ).
Отметим, что до 1 июня 2020 года*(1) ст. 824 ГК РФ была сформулирована иначе, а потому в судебной практике неоднозначно решался вопрос о соотношении договора факторинга и уступки права требования (цессии). Так, отдельные суды рассматривали факторинг как самостоятельный договор, включающий в себя уступку права требования (смотрите, например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2006 N А28-10585/2005-259/29, постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.02.2017 N Ф05-19375/16 по делу N А40-49359/2016), другие суды исходили из того, что соглашение не может быть признано договором факторинга, если в отношениях отсутствует финансирование одной стороны другой (смотрите, например, постановление Президиума ВАС РФ от 23.05.2000 N 8420/99, постановление ФАС Центрального округа от 22.06.2006 N А54-732/2006-С7), третьи квалифицировали договор факторинга как цессию и применяли к возникшим правоотношениям нормы главы 24 ГК РФ (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.03.2017 N Ф07-892/2017 по делу N А56-21138/2016, постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2010 по делу N А65-20471/2008).
Теперь же в п. 3 ст. 824 ГК РФ прямо указано, что в части, не урегулированной настоящей главой 43 ГК РФ, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 ГК РФ. Таким образом, законодатель подтвердил, что факторинг является особым случаем уступки права требования. При этом нормы главы 43 ГК РФ о договоре факторинга имеют специальный характер по отношению к общим положениям о цессии, закрепленным в главе 24 ГК РФ.
Сущность правоотношений, возникающих из договора факторинга, заключается в оказании финансовых услуг заинтересованному лицу — клиенту взамен передаваемых требований к должникам этого лица. То есть фактор финансирует клиента и помимо этого предоставляет ему комплекс иных финансовых услуг: по ведению бухгалтерского, налогового учета, сопровождению задолженности, получению платежей от дебиторов и т.п. В этом как раз и состоит основное отличие договора факторинга от общегражданской цессии. Если в рамках цессии основным предоставлением является передача права требования как такового и при этом не имеет значения, денежное оно или неденежное, то по договору факторинга таковым является именно финансирование клиента финансовым агентом, предоставление ему денежных средств и иных финансовых услуг. В этом аспекте факторинг можно рассматривать как своеобразную форму кредитования клиента. В тех ситуациях, когда этого не происходит, то налицо обычная цессия, соответственно, правоотношения сторон будут регулироваться нормами главы 24 ГК РФ, определяющими порядок и основания перемены лиц в обязательстве.
2. Понятия «регрессный факторинг» и «факторинг без права регресса» не являются легитимными (законодательно не определены), однако достаточно распространены в теории и на практике. Разграничиваются данные дефиниции по критерию принятия финансовым агентом риска неплатежа. По общему правилу, сформулированному в п. 3 ст. 827 ГК РФ, клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению (факторинг без права регресса). Однако данная норма диспозитивна и предоставляет сторонам право установить иное правило, именуемое регрессным факторингом, когда финансовый агент вправе потребовать от клиента возврата переданных ему денежных средств в счет переуступленного требования на случай неисполнения обязательств должником.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Ответ прошел контроль качества

17 октября 2020 г.

————————————————————————-
*(1) Смотрите Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Договор факторинга: доступно о содержании и условиях

Договор факторинга — это документ, регулирующий взаимоотношения между клиентом и банком (другим финансовмым агентом, предоставляющим услуги по финансированию и управлению задолженностью).

Важно отметить, что содержание договора факторинга в зависимости от политики фирмы и потребностей клиента может сильно изменяться.

Поэтому к контракту с вашим финансовым агентом нужно подходить максимально серьезно. Тем более что законодательство о факторинговых услугах в РФ до сих пор находится в зачаточном состоянии.

Тексту контракта нужно уделять максимально пристальное внимание. Что же должен содержать этот документ и где нужно быть особо внимательным?

Стороны договора факторинга

Несмотря на то, что фактически в сделке участвуют три стороны — поставщик (кредитор), покупатель-должник (дебитор) и финансовая организация (фактор), сторонами договора являются только финансовый агент и поставщик. Именно поставщик, имеющий дебиторскую задолженность, выступает клиентом банка или ФК.

Это справедливо даже для случаев реверсивного факторинга, когда инициатива по включению факториговой схемы исходит от дебитора (должника).

Предмет договора

Хотя под факторингом подразумевается вполне определенный комплекс услуг (см. подробнее), в этой части соглашения могут быть прописаны сильно отличающиеся положения.

Формулировки могут быть разными, как и обслуживание, которое реально предоставляются клиенту. Примеры:

  • Предметом может является простое приобретение дебиторской задолженности.
  • Кредитование под залог задолженности.
  • Комплексные услуги по обеспечению финансовых операций клиента, включающие предоставление краткосрочных займов, обеспеченных уступкой прав на дебиторскую задолженность.
  • Финансирование под уступку денежного требования.
  • Рекомендуем обратить на формулировки в этой секции документа самое пристальное внимание и, в случае неясностей и двойных трактовок, настоять на внесении уточнений.

    Существенные условия

    Помимо указанных выше предмета и сторон соглашения, к существенным условиям договора факторинга относят также:

  • Срок действия.
  • Права и обязанности сторон.
  • Сумма финансирования и вознаграждения фактора, порядок расчетов.
  • Ответственность сторон.
  • Разрешение споров.
  • Порядок расторжения договора.
  • Наиболее интересен параграф «права и обязанности сторон». В этом разделе может быть указан довольно широкий спектр услуг и связанных с ними прав, что может служить лазейкой для различных способов мошенничества.

    Если с факторинговой компанией возникнет судебный спор, во внимание будет приниматься прежде всего договор, а не законодательные нормы — по причине их отсутствия. Поэтому клиент в таких делах куда менее защищен, чем, например, в случае классического кредитования.

    Мы рекомендуем клиенту читать с карандашом не только собственные права и обязанности (это даже не обсуждается), но и обязанности финансового агента. Следует тщательно обсудить все услуги, которые на ваш взгляд, не вписвываются в предмет соглашения или являются необязательными для исполнения основной функции.

    Разумеется, необходимо проверить текст на соответствие заявленному типу — регрессивный или безрегрессивный. Заметим, что услуга может называться безрегрессивным факторингом, но в тексте будет несколько условий, которые сильно снизят привлекательность услуги для клиента. Например, финансовый агент может включить условие об уровне оборота или его стабильности на протяжении определенного времени, чтобы право регресса (требование возврата денег, предоставленных клиенту), перестало действовать.

    Образец (форма) договора факторинга

    Для примера мы приводим образец договора в формате doc. Этот бланк содержит также несколько важных приложений, изучение которых поможет вам лучше понять механизмы и тонкости взаимоотношений с банком или ФК.

    Вы можете скачать образец по этой ссылке: получить файл.

    Заметим, что форма приводится только для иллюстрации этой статьи. Тот документ, на котором вы поставите свои подпись и печать, должен быть разработан с нуля или, по крайней мере, существенно отредактирован в соответствии с вашими потреностями и особенностями бизнеса.

    Договор факторинга предмет

    В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

    Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

    В рамках договора факторинга организация-фактор выкупает у клиента 90% долга. Перечисляет клиенту 90% суммы долга, получает оплату в размере 100% от суммы долга со стороны дебитора (с которым клиент заключил контракт), удерживает свою комиссию (3% от суммы финансирования — в данном случае 90%), перечисляет клиенту остаток суммы.
    Денежные средства от должника будут поступать на специальный счет клиента, подконтрольный фактору. Проценты за пользование денежными средствами взиматься не будут. Каких-либо дополнительных услуг фактор оказывать клиенту не будет. Факторинговые операции будут одним из основных видов деятельности организации, применяющей общую систему налогообложения.
    Каков порядок бухгалтерского и налогового учета в данной ситуации у фактора?

    По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
    1. Если будут заключаться договоры закрытого факторинга с регрессом, то возможно учитывать операцию как операцию по приобретению имущественного права. В целях исчисления налога на прибыль доход будет определяться исходя из 100% стоимости имущественного права. При этом организация сможет уменьшить этот полученный доход на стоимость приобретения этого права (97%).
    Налогооблагаемая база по НДС определяется исходя из 3% величины полученной задолженности.
    Для целей бухгалтерского учета полученное денежное требование следует учитывать в составе финансовых вложений.
    2. Если будут заключаться договоры на оказание финансовых услуг под уступку денежного требования, то облагаемый налогом на прибыль доход и налоговая база по НДС будут определяться исходя из величины вознаграждения за оказанную услугу (3% от величины задолженности).
    В этом случае полученное денежное требование в составе финансовых вложений в бухгалтерском учете не должно отражаться.

    Обоснование позиции:

    Гражданско-правовые аспекты

    В соответствии с п. 1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
    Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (так называемый факторинг с регрессом).
    Предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть:
    — денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование);
    — право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование) (п. 1 ст. 826 ГК РФ).
    Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения.
    Согласно п. 1 ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.
    В анализируемой ситуации должник не будет уведомлен об уступке денежного требования финансовому агенту (закрытый факторинг), поэтому обязательства должника по оплате товаров (работ, услуг) будут считаться исполненными после перечисления им задолженности на счет продавца — клиента фактора.
    В силу п. 2 ст. 831 ГК РФ (применяется к факторингу с регрессом) если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования под уступку требования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.
    Заметим, что в п. 2.2.1 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009, отмечено, что определение договора финансирования под уступку денежного требования в ст. 824 ГК РФ не содержит всех признаков, на основании которых возможно разграничение договора финансирования с другими видами договоров, в рамках которых возможна передача права требования. Положения гл. 43 ГК практически не содержат норм, регулирующих взаимоотношения финансового агента и клиента по данному договору. В частности, не решены вопросы об оплате услуг финансового агента и выплате клиентом процентов за пользование предоставленными денежными средствами, об ответственности финансового агента и т.д.
    В письме Минэкономразвития России от 28.10.2016 N 32804-ЕЕ/Д28и в этой связи сказано, что в настоящее время в законодательстве Российской Федерации не определено понятия «факторинг». Гражданским законодательством регулируются вопросы финансирования под уступку денежного требования (глава 43 ГК РФ). Вышеуказанные понятия зачастую рассматриваются как равнозначные. Вместе с тем в отсутствие законодательного регулирования факторинга участники указанного рынка применяют схемы, не относящиеся к этому виду деятельности. В частности, в правоприменительной практике к факторингу относят финансирование будущих лизинговых платежей, вексельные расчеты и другие схемы. Смотрите также письмо Ассоциации российских банков от 14.04.2016 N А-01/5-197 О заключении на проект федерального закона N 47538-6/10 «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также отдельные законодательные акты Российской Федерации».
    Правовая неопределенность в ГК РФ выразилась в неопределенности налогообложения операций факторинга и порядке отражения этих операций в бухгалтерском уч
    ете.
    Так, например, в материале «Налогообложение уступки права требования. Книга 2. Факторинг. Коллекторские агентства». — Тумасова В.И. (Система ГАРАНТ, 2012), автор, рассматривая вопрос об обложении НДС операций факторинга, указывает, что «операции факторинга есть не что иное, как реализация финансовых услуг «.
    Отметим, что аналогичную позицию занял и Восьмой ААС, указав в постановлении от 07.11.2008 N 08АП-4866/2008, что предмет договора — финансирование за право получения требования с должника клиента является по смыслу ст. 38 НК РФ ничем иным как финансовой услугой. При этом суд, делая такой вывод, дает отсылку не к п. 1 ст. 154 НК РФ, в соответствии с которым определяется налоговая база по НДС при реализации услуг, а на положения п. 2 ст. 155 и п. 8 ст. 167 НК РФ, на основании которых исчисляется НДС при реализации новым кредитором имущественного права в виде денежного требования.
    В постановлении Восьмого ААС от 17.03.2009 N 08АП-436/2009 (постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 13.05.2009 N Ф04-2781/2009(6066-А46-42) оставлено без изменения) говорится то же самое. При этом судом указывается еще и на то, что налогообложение финансовых услуг производится по ставке 18%, вопреки норме п. 4 ст. 164 НК РФ, согласно которой по операциям, указанным в п. 2 ст. 155 НК РФ, НДС исчисляется по расчетной ставке 18/118. Эта норма действовала и в 2007 году, когда совершались операции, рассмотренные в судебном решении.
    В то же время есть и иное мнение, из которого следует, что «факторинг — это покупка актива, которая определяется как передача (фактором клиенту) денежных средств в счет денежного требования (к дебитору)» (Риск-менеджмент (М.М. Родионов, «Факторинг и торговое финансирование», N 3, III квартал 2008 г.).
    Из постановления Восемнадцатого ААС от 26.01.2017 N 18АП-13335/16 (постановлением АС Уральского округа от 24.05.2017 N Ф09-2263/17 по делу N А76-30831/2015 оставлено без изменения) следует, что условие о регрессе в договоре факторинга необходимо рассматривать как возможность обратной передачи прав на денежное требование от фактора к клиенту в случае неисполнения должником клиента всех обязанностей по договору. В связи с чем можно сделать вывод о том, что при заключении договора факторинга с регрессом фактор сначала приобретает имущественные права, а в случае неисполнения должником обязательств возвращает эти имущественные права, получая назад денежные средства.
    Существует и третья позиция, согласно которой финансирование под уступку денежного требования с условием о возможном регрессе следует рассматривать как договор займа (письмо Минфина России от 07.12.2011 N 03-03-06/1/809, смотрите также материал «Налогообложение операций факторинга с регрессом и без регресса (Н.П. Володина, «Налогообложение, учет и отчетность в коммерческом банке», N 7, июль 2013 г.)».
    В то же время отметим, что Федеральным законом от 26.07.2017 N 212-ФЗ в главу 43 ГК РФ с 01.06.2020 вносятся существенные изменения (ч. 1 ст. 9 Закон N 212-ФЗ).
    Так, в силу п. 1 ст. 824 ГК РФ (в будущей редакции) по договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга) одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух следующих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:
    1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);
    2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);
    3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;
    4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.
    Как мы поняли из вопроса, фактор не намеревается передавать клиенту денежные средства в виде займа под проценты, а собирается перечислять 90% от стоимости задолженности в виде аванса.
    Кроме того, фактор не намеревается осуществлять учет денежных требований клиента (оказывать услугу по учету требований), а также осуществлять права по денежным требованиям клиента, так как будет иметь место закрытый факторинг.
    То есть фактор намеревается выполнять только финансирование под уступку денежного требования и осуществлять права по договору об обеспечении исполнения обязательств должника (пп.пп. 1, 4 п. 1 ст. 824 ГК РФ).
    Если в силу договора факторинга фактор не
    сет обязанности по оплате цены приобретенных им денежных требований, по предоставлению клиенту займа (кредита) или по оказанию клиенту услуг, к отношениям сторон по договору факторинга применяются правила соответственно о купле-продаже, займе (кредите), возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит положениям настоящей главы и существу отношений по договору факторинга (п. 5 ст. 824 ГК РФ в будущей редакции).
    Из чего можно сделать вывод, что договор факторинга может являться либо договором цессии, либо договором займа, либо договором оказания услуг, все зависит от того, существенные условия какого вида договора предусмотрят стороны сделки.
    Как мы поняли из вопроса, вариант предоставления займа стороны не рассматривают, поэтому в дальнейшем сосредоточимся на рассмотрении двух других вариантов.
    Согласно п. 2 ст. 826 ГК РФ (в будущей редакции) денежное требование переходит к фактору в момент заключения договора факторинга, если иное не установлено таким договором. При этом будущее требование переходит к фактору с момента его возникновения, если договором не предусмотрено, что будущее требование переходит позднее.
    Если уступка денежного требования фактору осуществлена в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором (регрессный факторинг) или в целях оказания фактором клиенту услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, последующая уступка денежного требования фактором не допускается, если договором факторинга не предусмотрено иное (п. 2 ст. 829 ГК РФ в будущей редакции).
    Пункт 1 ст. 830 ГК РФ (в будущей редакции) допускает заключение договора закрытого факторинга.
    Если уступка денежного требования фактору осуществлена в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором и договором факторинга не предусмотрено иное, фактор обязан представить отчет клиенту и после получения исполнения от должника передать клиенту сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. В силу уступки денежного требования в целях обеспечения исполнения обязательства клиента при получении фактором денежных средств от должника по уступленному фактору клиентом денежному требованию обязательство клиента перед фактором считается надлежащим образом исполненным в том объеме, в котором должник исполнил свое обязательство перед фактором. Если денежные средства, полученные фактором от должника, оказались меньше суммы долга клиента фактору, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед фактором за остаток своего долга (п. 2 ст. 831 ГК РФ).
    Из будущей формулировки п. 2 ст. 831 ГК РФ допустим вывод, что при заключении договора о факторинге с регрессом фактор все-таки приобретает имущественное право в виде денежного требования к должнику, а не оказывает клиенту услугу. В случае же неуплаты долга должником (покупателем клиента) клиент перечисляет фактору денежные средства, а фактор передает денежное требование клиенту (обратная реализация имущественного права).
    Мы полагаем, что подтверждает наше мнение и норма п. 3 ст. 831 ГК РФ (вступающая в силу с 01.06.2020), согласно которой, если уступка денежного требования осуществлена в целях оказания финансовым агентом (фактором) клиенту услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, финансовый агент (фактор) обязан представить отчет клиенту и передать ему все суммы, полученные во исполнение уступленных денежных требований, а клиент обязан оплатить оказанные услуги. Из данной нормы можно сделать вывод, что при таком заключении договора финансирование предоставляется клиенту в размере 100% от задолженности, а определенный в договоре дисконт (в данном случае 3% от уступаемой задолженности) формирует стоимость услуг фактора.
    То есть для того, чтобы говорить об оказании фактором клиенту финансовых услуг, договор факторинга должен указывать на это и содержать положения о составлении отчета фактором и сроках его представления клиенту.
    Из вопроса следует, что счет, на который будут поступать денежные средства от должника, хоть и будет принадлежать клиенту, но будет находиться под контролем фактора. Полагаем, что упомянутый отчет в этом случае фактор сможет представить клиенту.
    Таким образом, при заключении договоров после 01.06.2020 необходимо учитывать новые положения главы 43 ГК РФ.

    Смотрите так же:  Условия труда для инвалидов 2 группы. 2 группа инвалидности можно работать

    Налог на прибыль

    На основании п. 5 ст. 271 НК РФ при реализации финансовым агентом услуг финансирования под уступку денежного требования дата получения дохода определяется как день последующей уступки данного требования или исполнения должником данного требования. Именно на основании этой нормы финансовое ведомство рекомендует учитывать налогооблагаемый доход фактора (письмо Минфина России от 12.08.2016 N 03-03-06/1/47330).
    При этом, учитывая разъяснения финансистов, данные в отношении исчисления НДС (п. 2 ст. 155 НК РФ), представляется, что получение денежного требования фактором необходимо рассматривать как операцию по приобретению имущественного права, а получение им денежных средств от должника — как операцию по реализации имущественного права.
    В связи с этим в случае если из договора не следует, что уступка денежного требования осуществлена в целях оказания фактором клиенту услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, то полагаем, что доходы фактора определяются на основании п. 3 ст. 279 НК РФ.
    В силу приведенной нормы при дальнейшей реализации права требования долга налогоплательщиком, купившим это право требования, указанная операция рассматривается как реализация финансовых услуг. Доход (выручка) от реализации финансовых услуг определяется как стоимость имущества, причитающегося этому налогоплательщику при последующей уступке права требования или прекращении соответствующего обязательства. При этом при определении налоговой базы налогоплательщик вправе уменьшить доход, полученный от реализации права требования, на сумму расходов по приобретению указанного права требования долга (письмо Минфина России от 24.03.2017 N 03-03-06/1/17042).
    Таким образом, до погашения задолженности должником у фактора не возникает обязанности по включению дохода в расчет налогооблагаемой прибыли, равно как и права на признание расходов по приобретению требования (письмо Минфина России от 06.08.2010 N 03-03-06/1/530).
    В данном случае доходом от реализации права требования долга будет сумма, полученная от должника (100% задолженности), расходом на приобретение прав — сумма финансирования в размере 97% от задолженности.
    В таком случае база для исчисления налога на прибыль по указанной операции будет равна 3% от суммы задолженности — полученная фактором экономическая выгода (п. 1 ст. 41 НК РФ).
    Если же будет заключен договор на оказание фактором услуг финансирования под уступку денежного требования, то, с учетом п. 3 ст. 831 ГК РФ, полагаем, что облагаемым налогом на прибыль доходом будет сумма вознаграждения фактора за оказанную услугу в размере 3% от величины задолженности, переданной клиентом (п. 1 ст. 41 НК РФ). Указанный доход от реализации (п.п. 1, 2 ст. 249 НК РФ) учитывается на дату получения денежных средств от должника (п. 5 ст. 271 НК РФ). Заметим, что схожее мнение было изложено финансовым ведомством в письме Минфина России от 14.12.2007 N 03-03-06/2/228.
    Представляется, что фактору будет известно о поступлении денежных средств от должника, так как счет, на который будут поступать денежные средства, находится под его контролем.
    Денежные средства, перечисленные в качестве финансирования, по нашему мнению, у фактора не признаются расходом, а полученные денежные средства от должника не учитываются в составе облагаемых налогом доходов, так как перечисление (получение) денежных средств в силу пп. 1 п. 3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией.
    Доходов от реализации имущественных прав в данном случае фактор не получает, так как, даже если должник перечислит денежные средства в сумме большей, чем уступленная задолженность, фактор будет обязан перечислить полученную сумму клиенту (п. 2 ст. 831 ГК РФ).
    Реализуется же в данном случае только услуга по финансированию клиента, стоимость которой составляет 3% от уступленной клиентом задолженности.

    НДС

    Статьей 146 НК РФ установлено, что объектом обложения НДС признаются, в частности, операции по реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории РФ.
    Специалисты финансового ведомства при осуществлении операций финансирования под уступку денежного требования (факторинга) рекомендуют руководствоваться п. 2 ст. 155 НК РФ, в соответствии с которым налоговая база по НДС при уступке новым кредитором, получившим денежное требование, вытекающее из договора реализации товаров (работ, услуг), определяется как сумма превышения сумм дохода, полученного новым кредитором при последующей уступке требования или при прекращении соответствующего обязательства, над суммой расходов на приобретение указанного требования. При этом указанный порядок определения налоговой базы применяется независимо от того, какие операции (подлежащие налогообложению НДС либо освобождаемые от налогообложения) лежат в основе договора реализации товаров (работ, услуг) (письма Минфина России от 03.12.2014 N 03-07-05/61699, от 12.08.2016 N 03-03-06/1/47330).
    Налоговая база в этом случае определяется на день получения денежных средств от должника (п. 8 ст. 167 НК РФ). НДС исчисляется по расчетной ставке 18/118 (п. 4 ст. 164 НК РФ).
    При получении фактором от должника сумм во исполнение денежного требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг), счета-фактуры должнику не выставляются (письмо Минфина России от 18.03.2015 N 03-07-05/14390), так как реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав при получении денежных средств от должника не происходит.
    Вышеизложенный порядок исчисления НДС, на наш взгляд, применяется только в случае, если на основании заключенного договора (с регрессом или без регресса) фактором приобретается денежное требование.
    Если же заключен договор на оказание услуг финансирования под уступку денежного требования, то, по нашему мнению, фактору необходимо будет исчислить НДС на сумму своего вознаграждения (составляет 3% от величины уступаемой клиентом задолженности) (п. 1 ст. 154 НК РФ) по ставке 18% (п. 3 ст. 164 НК РФ).
    Полагаем, что датой оказания фактором услуг в таком случае будет являться дата подписания отчета клиентом (дополнительно смотрите письма Минфина России от 05.02.2020 N 03-03-06/1/6340, от 23.01.2017 N 03-07-11/2832, от 13.10.2016 N 03-07-11/59833).
    В этом случае фактор должен выставить клиенту счет-фактуру на свои услуги в общеустановленном порядке (п.п. 1, 3 ст. 168, п. 3 ст. 169 НК РФ).
    В связи с тем, что порядок налогообложения рассматриваемых нами операций в НК РФ не установлен и наблюдается самый разнообразный подход к этому вопросу как среди уполномоченных органов, так и в профессиональной среде, а имеющаяся арбитражная практика касается налогообложения у клиентов по договорам факторинга (а не у факторов), во избежание претензий со стороны проверяющих рекомендуем организации воспользоваться правом налогоплательщика и обратиться в Минфин России или в налоговый орган по месту своего учета за персональными письменными разъяснениями по указанному вопросу (пп.пп. 1, 2 п. 1 ст. 21 НК РФ). При возникновении спора наличие персональных письменных разъяснений финансового ведомства или налоговых органов исключает вину лица в совершении налогового правонарушения на основании пп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ.

    Бухгалтерский учет

    В силу п. 3 ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» (далее — ПБУ 19/02) предоставленные другим организациям займы, дебиторская задолженность, приобретенная на основании уступки права требования, и прочие подобные активы относятся к финансовым вложениям организации.
    При этом для принятия к бухгалтерскому учету актива в качестве финансовых вложений необходимо единовременное выполнение условий, поименованных в п. 2 ПБУ 19/02. Одно из условий — способность приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем, например в форме прироста их стоимости (в виде разницы между ценой продажи (погашения) финансового вложения и его покупной стоимостью).
    Если в рассматриваемой ситуации будет заключаться договор, в результате которого фактором будет приобретаться имущественное право (не оказываться финансовые услуги под уступку денежного требования), то фактор на основании заключенного договора получает право на прирост стоимости имущественного права в размере 3% от величины получаемой задолженности (перечисляемое финансирование — 97%, получаемые впоследствии от должника на спецсчет клиента денежные средства — 100%).
    В этом случае все поименованные в п. 2 ПБУ 19/02 условия в отношении приобретенного денежного требования выполняются. В связи с этим, по нашему мнению, организации необходимо будет учесть приобретенное имущественное право в качестве финансового вложения.
    Заметим, что банки, чаще всего заключающие договоры факторинга в лице факторов, также учитывают в составе активов полученные от клиентов денежные требования, независимо от того, заключен договор факторинга с регрессом или без регресса (Приложение 9 к приложению к Положению Банка России от 27.02.2017 N 579-П «О Плане счетов бухгалтерского учета для кредитных организаций и порядке его применения».
    Обратим Ваше внимание также на материал: «Бухгалтерский учет и другие аспекты кредитных операций (М. Посадская, «Бухгалтерия и банки», N 5, 6, 7, 9, 10, 11, 12, май, июнь, июль, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь 2009 г., N 1-7, январь-июль, N 9-12, сентябрь-декабрь 2010 г.)». В нем приведен ответ Банка России на вопрос экспертов о необходимости признания в качестве актива приобретенных банком прав требования по договору факторинга с регрессом.
    В Банке России был дан ответ, что наличие в договоре об уступке прав требования дополнительного условия о праве регресса не изменяет экономического содержания операции, в соответствии с которым уступленные права требования подлежат списанию с баланса продавца и постановке в качестве актива на баланс приобретателя.
    По экономическому содержанию право предъявить регрессные требования аналогично полученной гарантии или поручительству, и с точки зрения методологии бухгалтерского учета его следует рассматривать как один из видов обеспечения актива в качестве условного требования кредитного характера.
    В связи с изложенным бухгалтерский учет приобретенных прав требования осуществляется на балансовых счетах в качестве актива, а полученное под него обеспечение («право регресса») — на внебалансовом счете.
    С учетом изложенного полагаем, что в учете фактора могут быть сделаны следующие записи:
    На дату получения денежного требования по акту приемки-передачи:
    Дебет 58 Кредит 76, субсчет «Расчеты с клиентом»
    — поставлено на учет финансовое вложение по стоимости, равной 97% от суммы задолженности (п.п. 8, 9 ПБУ 19/02);
    Дебет 76, субсчет «Расчеты с клиентом» Кредит 51
    — перечислено финансирование в размере 90% от величины задолженности.
    На дату получения от должника денежных средств:
    Дебет 62, субсчет «Расчеты с клиентом, спецсчет» Кредит 90
    — отражен доход от реализации имущественного права (100% величины задолженности) (п. 34 ПБУ 19/02);
    Дебет 90 Кредит 58
    — отражено списание финансового вложения (п. 25 ПБУ 19/02) (97% от суммы задолженности);
    Дебет 90 Кредит 68
    — начислен НДС на 3% от величины задолженности по ставке 18/118;
    Дебет 51 Кредит 62, субсчет «Расчеты с клиентом, спецсчет»
    — клиент перечислил 93% от величины задолженности;
    Дебет 76, субсчет «Расчеты с клиентом» Кредит 62, субсчет «Расчеты с клиентом, спецсчет»
    — произведен зачет взаимных требований на 7% от стоимости задолженности.
    Если же будет заключен договор на оказание финансовых услуг под уступку денежного требования, то никакого прироста стоимости имущественного права организация не получит, в связи с чем условия, установленные п. 2 ПБУ 19/02, соблюдаться не будут. Следовательно, предоставление денежных средств в качестве финансирования следует отражать в составе
    дебиторской задолженности на счете 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами».
    В этом случае в учете организации возможны следующие записи:
    На дату подписания акта приемки передачи денежного требования:
    Дебет 76, субсчет «Расчеты с клиентом» Кредит 51
    — перечислено финансирование клиенту (90%).
    При этом, поскольку денежные средства от должника не будут перечисляться на счет фактора, а отслеживать поступление этих денежных средств фактор будет на спецсчете клиента, считаем целесообразным отражение полученного денежного требования (100%) на забалансовом счете:
    Дебет 008
    — отражено поступление денежного требования.
    На дату получения денежных средств от должника на спецсчет клиента:
    Дебет 62, субсчет «Расчеты с клиентом по оказанной услуге» Кредит 90
    — отражена выручка от реализации финансовых услуг (3% + НДС 18%);
    Дебет 90 Кредит 68
    — начислен НДС по реализованной финансовой услуге;
    Дебет 51 Кредит 76, субсчет «Расчеты с клиентом»
    — возвращены суммы финансирования со спецсчета клиента (90%);
    Дебет 51 Кредит Дебет 62, субсчет «Расчеты с клиентом по оказанной услуге»
    — оплачена финансовая услуга (3% + НДС 18%).
    Кредит 008
    — отражено выбытие денежного требования (100%).

    Смотрите так же:  Об отдельных случаях возврата НДФЛ в 2020 году. Образец заявления на налоговый вычет за учебу

    Ответ подготовил:
    Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
    Вахромова Наталья

    Контроль качества ответа:
    Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
    аудитор, член РСА Мельникова Елена

    Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

    Какие условия договора финансирования под уступку денежного требования (договора факторинга) следует проверить клиенту

    По договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента к должнику. Следовательно, особенностью договора является трехсубъектный состав:

  • клиент, нуждающийся в финансировании;
  • должник, требование к которому передает клиент;
  • финансовый агент, который осуществляет финансирование клиента.
  • В настоящее время в качестве финансового агента могут выступать любые коммерческие организации, лицензии для этого не требуется (ст. 825 ГК РФ).

    Финансирование под уступку денежного требования выгодно тем, что освобождает предпринимателя или организацию от ожидания возврата задолженности (например, от ожидания оплаты поставленного товара). Получив денежные средства от финансового агента в обмен на требование к должнику, клиент может сразу включить их в экономический оборот.

    Чтобы правильно заключить договор финансирования под уступку денежного требования, клиенту нужно разобраться, какие условия должны быть согласованы в таком договоре.

    Основные требования к заключению договора факторинга

    Договор финансирования под уступку денежного требования заключается по общим правилам о заключении гражданско-правовых договоров (гл. 28 ГК РФ). Договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

    К существенным относятся только два условия договора факторинга (ст. 824 и 826 ГК РФ):

  • о финансировании клиента финансовым агентом;
  • о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом (т. е. задолженность должника).
  • Со вторым из этих условий проблем обычно не возникает. Требование передать денежные средства, как правило, легко отличить от требований поставить товар, выполнить работы и т. д. Главное – сформулировать это требование в договоре четко и подробно .

    А вот с условием о финансировании сложностей больше. Помимо общих правил о том, как сформулировать условие о порядке и сумме выплаты такого финансирования , необходимо учитывать следующее.

    Иногда договор факторинга заключают только для того, чтобы обойти предусмотренный в основном договоре запрет на уступку права (требования).

    И именно этим факторинг отличается от общих правил о цессии (об уступке требования).

    Поэтому вполне естественно, что лица, пытающиеся оспорить договор факторинга по тем или иным причинам, обращают пристальное внимание на те недочеты, которые позволят доказать, что этот договор на самом деле прикрывает договор цессии.

    Внимание! Если суд установит, что стороны не осуществили финансирование по договору, то есть риск, что суд признает договор факторинга притворной сделкой, прикрывающей цессию.

    Если при этом окажется, что в основном договоре есть запрет на уступку требования, такая уступка будет признана ничтожной.

    Так, в примере ниже стороны заключили договор факторинга в ходе судебного разбирательства, после того как суд предложил им представить документы, которые бы подтверждали согласие заказчика на переход прав по договору подряда. Доказательства того, что денежные обязательства по договору факторинга исполнялись, отсутствовали. В связи с этим суд решил, что финансирование не производилось. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. Такое правило содержит статья 170 Гражданского кодекса РФ. Поэтому суд признал договор факторинга ничтожной сделкой. Суд установил, что к договору в соответствии со статьей 170 Гражданского кодекса РФ подлежат применению правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, – договору уступки прав.

    Пример из практики: суд пришел к выводу, что договор факторинга не влечет возникновения права требовать уплаты спорных денежных средств, поскольку является притворной сделкой, прикрывающей ничтожную сделку по уступке права

    ООО «Л.» (заказчик) и ООО «Н.» (подрядчик) заключили договор подряда. В дальнейшем ООО «Н.» (кредитор) и ООО «Тр.» (новый кредитор) заключили договор уступки прав. Также был заключен договор уступки прав между ООО «Тр.» (кредитор) и ООО «Т.» (новый кредитор). По условиям договора кредитор передал новому кредитору все права, которые принадлежали ему в силу договора уступки права требования.

    В договоре поставки ООО «Т.» (покупатель) и ООО «Л.» (поставщик) предусмотрели оплату за поставляемый товар за счет имущественных требований покупателя, которые имелись у него к поставщику, путем зачета встречных однородных требований.

    ООО «Т.» обратилось в суд с иском к ООО «Л.» о взыскании задолженности по договору подряда.

    До принятия арбитражным судом решения по делу истец изменил основание иска и потребовал уплаты денежных средств на основании договора финансирования под уступку денежного требования, заключенного между ООО «Н.», ООО «Тр.» и ООО «Т».

    В этом договоре стороны предусмотрели, что ООО «Тр.» передает ООО «Н.» денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу – ООО «Л.», вытекающего из договора подряда. В свою очередь ООО «Н.» уступает ООО «Тр.» денежное требование на получение денежных средств за выполненные работы. ООО «Т.» передает ООО «Тр.» денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу – ООО «Л.», вытекающего из договора подряда, а ООО «Тр.» уступает ООО «Т.» денежное требование на получение денежных средств за выполненные работы по договору подряда.

    Суд первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказал. Суд пришел к выводу, что договор финансирования под уступку денежного требования не влечет возникновения у ООО «Т.» права требовать уплаты спорных денежных средств в рамках договора подряда, поскольку является притворной сделкой, прикрывающей сделку по уступке прав, которая является ничтожной.

    Не согласившись с принятым судебным актом, ООО «Т.» обратилось с апелляционной жалобой. В обоснование своих требований оно указало, что содержание договора финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о направленности волеизъявления сторон на заключение именно договора финансирования под уступку денежного требования, а никакого иного договора.

    Доказательства фактического исполнения этого договора ООО «Т.» не представило в суд первой инстанции по причине того, что договор был заключен незадолго до судебного заседания.

    ООО «Т.» также сослалось на то, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или об ограничении (ст. 828 ГК РФ). В данном случае наличие в договоре подряда требования о согласии ООО «Л.» на уступку прав требования не является основанием для признания договора финансирования под уступку денежного требования недействительным (ничтожным).

    ООО «Л.» в отзыве на апелляционную жалобу ссылалось на то, что договор финансирования под уступку денежного требования является притворной сделкой, прикрывающей сделку уступки. А сделка по уступке ничтожна, так как в договоре подряда стороны прямо предусмотрели, что уступка требования к заказчику третьим лицам по настоящему договору не допускается без согласия заказчика, между тем заказчик (ООО «Л.») не давал своего согласия на уступку долга от первоначального кредитора следующему. Кроме того, в самом договоре уступки прав между ООО «Н.» и ООО «Тр.» также обе стороны подтвердили, что дальнейшая уступка прав требования возможна только с согласия заказчика. Такого согласия заказчик не давал.

    Суд апелляционной инстанции посчитал выводы суда первой инстанции правильными на основании следующего.

    Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила (ст. 170 ГК РФ).

    Сущность договора факторинга заключается в своеобразном обмене исполняемого в будущем денежного требования на денежные средства. С экономической стороны финансирование под уступку денежного требования освобождает коммерсанта от ожидания платы за товары (работы, услуги) от покупателя. Незамедлительно получив денежные средства от финансового агента (фактора), клиент передает ему свое требование к покупателю, а денежные средства фактора включает в собственный экономический оборот, освобождая себя от ожидания расчетов с должником.

    Договор финансирования под уступку денежного требования является возмездным, двусторонне обязывающим, то есть для признания уступки права требования факторингом договор должен соответствовать двум признакам: денежный характер уступаемого требования и наличие предварительного финансирования.

    Договор финансирования под уступку денежного требования стороны заключили в ходе судебного разбирательства, после судебного заседания, в котором сторонам предлагалось представить документы, которые бы подтверждали согласие заказчика на переход прав по договору подряда. Однако доказательств исполнения денежных обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования ООО «Т.» не представило. Из этого суд сделал вывод, что финансирование по договору не производилось.

    Учитывая отсутствие предварительного финансирования со стороны финансовых агентов (ООО «Тр.», ООО «Т.»), суды пришли к выводу о том, что эти обстоятельства свидетельствуют о притворности сделки финансирования под уступку денежного требования. В действительности ее стороны имели в виду договор уступки. Договор финансирования под уступку денежного требования является ничтожной сделкой. Следовательно, к договору в соответствии со статьей 170 Гражданского кодекса РФ подлежат применению правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, – договору уступки прав, то есть нормы главы 24 Гражданского кодекса РФ.

    В договоре подряда стороны предусмотрели, что уступка прав требований к заказчику третьим лицам не допускается без согласия заказчика. Заказчик такого согласия не давал. Какие-либо документальные доказательства, которые бы свидетельствовали о наличии согласия ООО «Л.» на переход прав по спорному договору, отсутствуют. В связи с этим суд пришел к выводу, что договор уступки прав также является недействительной (ничтожной) сделкой и не влечет возникновения у ООО «Т.» права требовать уплаты денежных средств по договору подряда (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2010 г. № 17АП-9315/2010-ГК).

    Предметом договора финансирования под уступку денежного требования должно являться именно финансирование. При этом обязательным условием финансирования выступает уступка денежного требования. Такой вывод следует из анализа судебной практики. В частности, в постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2010 г. по делу № А82-19138/2009-45 суд разъяснил следующее: «Анализ условий данного договора не позволяет его квалифицировать как договор факторинга, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования – уступка денежного требования. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

    Пример из практики: суд установил, что спорный договор по своей сути не является договором факторинга, поскольку предмет спорного договора – обязанность уступить денежное требование, а не обязанность финансирования

    Предприниматель Ш. (поставщик) и ООО «Я.» (покупатель) подписали договор поставки.

    В договоре стороны установили, что права и обязанности сторон по договору не могут быть переданы третьему лицу без взаимного (между поставщиком и покупателем) на то согласия.

    Впоследствии предприниматель Ш. (цедент) и предприниматель Т. (цессионарий) заключили договор цессии об уступке права требования по договору поставки.

    В связи с заключением договора цессии предприниматель Ш. обратился к ООО «Я.» с заявлением о перечислении долга предпринимателю Т. Предприниматель Ш. также обратился к ООО «Я.» с заявлением о перечислении денежных средств на его расчетный счет.

    В итоге предприниматель Т. обратилась с иском в суд к ООО «Я.» о взыскании задолженности на основании договора уступки прав требования (цессии).

    Исковые требования она мотивировала тем, что ООО «Я.» перечислило денежные средства на расчетный счет предпринимателя Ш. вместо расчетного счета истца, в результате денежные средства были арестованы и перечислены ЗАО «Р.». Договор истец считает договором о факторинговом обслуживании, в силу чего согласия должника об уступке требования не требуется.

    Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. Суд счел договор цессии незаключенным. Суд указал, что стороны не определили объем уступаемого права требования, а именно: отсутствует ссылка на товарные накладные, по которым передается право требования, сумма уступаемого права требования по договору уступки прав не соответствует сумме, указанной в акте сверки, подписанном между предпринимателем Ш. и ООО «Я».

    Кроме того, суд установил, что в деле отсутствуют доказательства согласия ООО «Я.» на уступку предпринимателю Т. прав требования по договору поставки. Необходимость такого согласия предусматривает договор поставки. Договор уступки права требования (цессии) между предпринимателем Ш. (цедент) и предпринимателем Т. (цессионарий) об уступке права требования предпринимателя Ш. от ООО «Я.» задолженности, которая вытекает из договора поставки, противоречит части 2 статьи 382 и части 1 статьи 388 Гражданского кодекса РФ. И следовательно, в силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ является ничтожным.

    Предприниматель Т. обратилась в суд с апелляционной жалобой. Апелляционный суд согласился с решением суда первой инстанции по следующим основаниям.

  • Стороны договора цессии не определили объем передаваемого права. Из договора усматривается, что в нем не содержится ссылок на конкретные счета-фактуры, товарные накладные, которые подтверждают наличие долга и по которым передается право требования; сумма уступаемого права требования, указанная в договоре уступки прав, не соответствует сумме, указанной в подписанном между предпринимателем Ш. и ООО «Я.» акте сверки взаимных расчетов.
  • Из содержания договора не усматривается, что новому кредитору перешло право, принадлежащее предпринимателю Ш. по договору поставки, в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали у предпринимателя к моменту перехода права. При таких обстоятельствах договор уступки прав нельзя считать заключенным.
  • Как следует из условий договора поставки, права и обязанности сторон по настоящему договору не могут быть переданы третьему лицу без взаимного на то согласия сторон. То есть для уступки такого права требуется согласие как предпринимателя Ш., так и ООО «Я.». Установив, что ООО «Я.» не давало согласия на уступку прав требования, суд пришел к выводу, что продажу прав требований должника предпринимателю Т. стороны осуществили с нарушением договора поставки.
  • Доводы предпринимателя о том, что спорный договор по своей сути является договором финансирования под уступку денежного требования (факторинг), суд счел несостоятельными. Анализ условий данного договора не позволяет его квалифицировать как договор факторинга, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования – уступка денежного требования.

    Таким образом, суд пришел к выводу, что нормы, которые регулируют договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2010 г. по делу № А82-19138/2009-45).

    К подобным выводам приходили суды и по другим делам (постановления Президиума ВАС РФ от 23 мая 2000 г. № 8420/99, ФАС Центрального округа от 4 декабря 2006 г. № А48-276/06-1, от 5 июля 2006 г. № А54-677/2006-С22, от 22 июня 2006 г. по делу № А54-732/2006-С7, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2011 г. № 18АП-5398/2011 по делу № А76-23371/2010).

    Смотрите так же:  Образец претензии к ЖКХ. Претензия на перерасчёт

    Так, суд в постановлении ФАС Центрального округа от 5 июля 2006 г. № А54-677/2006-С22 указал, что «предметом договора финансирования под уступку денежного требования является передача денежных средств. Рассматриваемая сделка имеет иной предмет – уступка денежного требования. Последующая оплата, которую обязался производить в пользу цедента цессионарий, является ценой уступленного права. Возмездный характер сделки, предусмотренной статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязателен. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, в том числе регулирующие субъектный состав сторон, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

    Если же условие и о финансировании, и об уступке денежного требования клиент и финансовый агент пропишут в договоре правильно, согласно требованиям закона, то суд установит, что они надлежащим образом урегулировали в договоре факторинга оба эти условия и согласовали предмет договора.

    Так, в одном деле суды указали, что при заключении спорного договора стороны согласовали условие о сумме финансирования, а также об уступке денежного требования, следовательно, они согласовали все существенные и необходимые условия в полном объеме:

  • требование, которое является предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга;
  • порядок идентификации будущего требования также урегулирован в договоре;
  • обе стороны реально исполнили свои обязательства по договору факторинга.
  • Пример из практики: Президиум ВАС РФ указал, что стороны согласовали все существенные условия в договоре факторинга

    ЗАО «ФК «Г.»» (фактор) и ОАО «Н.» (клиент) заключили договор факторинга и дополнительные соглашения к нему. Согласно договорным условиям фактор обязался осуществить финансирование клиента в счет уступки требований к ООО «Ф.» (должнику) по договору поставки. Во исполнение договора фактор перечислил по платежному поручению клиенту денежные средства, а клиент представил в подтверждение договора поставки товарную накладную. Стороны также подписали акт приема-передачи документов, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки. Уведомлением должник был поставлен в известность о состоявшейся уступке права требования.

    В соответствии с условиями договора факторинга клиент отвечает перед фактором за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований, являющихся предметом уступки. Кроме того, по условиям договора факторинга клиент обязался уплатить фактору вознаграждение.

    В обеспечение исполнения обязательств по договору факторинга ЗАО «ФК «Г.»» и ОАО «Р.» (поручитель) заключили договор поручительства. По условиям договора при неисполнении или ненадлежащем исполнении клиентом обязательств по договору факторинга поручитель отвечает перед фактором солидарно с клиентом.

    В связи с тем, что клиент и должник ненадлежащим образом выполняли обязательства по договору, финансовый агент обратился с иском в суд. Предъявляя встречный иск, ответчики ссылались на незаключенность договора факторинга в связи с несогласованностью существенных условий, а также подписание указанного договора неустановленным лицом.

    Президиум ВАС РФ указал следующее. Договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ).

    К существенным условиям договора факторинга относятся условия (ст. 826 ГК РФ):

  • о сумме финансирования;
  • о денежных требованиях, которые приобретает финансовый агент.
  • Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения.

    Суды трех инстанций пришли к выводу о том, что при заключении спорного договора стороны в полном объеме согласовали все существенные и необходимые условия. Требование, являющееся предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга. Порядок идентификации будущего требования урегулирован договором. Кроме того, суды приняли во внимание реальное исполнение спорного договора обеими сторонами. В связи с этим ВАС РФ отказал в передаче дела для пересмотра в порядке надзора (определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14936/10).

    Форма договора финансирования под уступку денежного требования

    При заключении договора факторинга нужно руководствоваться нормами о форме уступки права требования, так как Гражданский кодекс РФ не содержит особых требований к форме договора факторинга.

    Внимание! Проект изменений в Гражданский кодекс РФ определил соотношение договора факторинга с договором цессии.

    Положения законопроекта устанавливают, что к договору факторинга будут применяться правила главы 24 Гражданского кодекса «Перемена лиц в обязательстве» в части, не урегулированной главой 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования».

    В настоящее время в судебной практике существуют различные позиции по данному вопросу. Одни суды разъясняют, что на этот договор распространяются нормы главы 24 Гражданского кодекса РФ (определение ВАС РФ от 2 февраля 2011 г. № ВАС-462/11). Другие признают факторинг самостоятельным договором, который включает в себя уступку права требования и регулируется нормами главы 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования» (постановление ФАС Поволжского округа от 2 октября 2008 г. по делу № А55-723/08). ФАС Поволжского округа указал, что «характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, следовательно, уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент».

    Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме; уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом (ст. 389 ГК РФ).

    Договор финансирования под уступку денежного требования в любом случае нужно заключать как минимум в простой письменной форме. Ведь его стороной является всегда юридическое лицо – финансовый агент. А для сделок с участием юридических лиц устная форма сделки не допускается (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ).

    Договор можно заключить путем (п. 2 ст. 434 ГК РФ):

  • составления одного документа, подписанного сторонами;
  • обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.
  • При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту лишь после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств.

    Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

    Условие о сумме и порядке выплаты финансирования

    Условие о сумме финансирования можно сформулировать в договоре факторинга:

  • путем указания конкретной суммы, подлежащей уплате финансовым агентом клиенту за каждое уступаемое право требования;
  • в процентном соотношении к суммам уступаемых прав требования;
    • в виде формулы расчета суммы финансирования – в случае заключения соглашений о факторинге, которые предполагают сотрудничество в течение длительного времени и уступку большого объема дебиторской задолженности.
    • Также в договоре факторинга можно прописать сроки предоставления финансирования.

      Согласовать условие о финансировании можно как в тексте самого договора, так и в дополнительном соглашении к нему.

      Пример из практики: по мнению суда, если дополнительное соглашение к договору факторинга содержит условия о финансировании, то такой договор нельзя считать незаключенным

      ООО «Р.» (клиент) и ЗАО «С.» (финансовый агент) заключили договор финансирования под уступку денежного требования. Стороны согласовали уступку денежных требований клиентом финансовому агенту, в том числе по договору поставки между клиентом и ОАО ХК «Г.» (должник). Клиент в претензии уведомил должника об уступке денежного требования по договору поставки и потребовал перечислить задолженность на расчетный счет финансового агента.

      Должник не погасил задолженность, в связи с чем финансовый агент обратился с исковым заявлением в суд. Суд первой инстанции исковые требования оставил без удовлетворения. При этом он исходил из того, что договор финансирования под уступку денежного требования не содержит условия о сумме финансирования, а потому в силу статьи 432 Гражданского кодекса РФ является незаключенным и правовых последствий не влечет.

      Суд апелляционной инстанции отменил решение суда и удовлетворил исковые требования. По мнению кассационного суда, апелляционный суд обоснованно пришел к выводу о том, что договор содержит условие о сумме финансирования. Из дополнительного соглашения к договору финансирования следует вывод о согласовании сторонами как размера вознаграждения финансового агента, так и размера финансирования (постановление ФАС Московского округа от 26 декабря 2011 г. по делу № А40-43829/11-146-339).

      Наконец, стоит отметить, что ответственность клиента перед финансовым агентом будет разной в зависимости от того, какой из двух видов договора факторинга они заключили (п. 1 ст. 824, ст. 831 ГК РФ):

    • финансирование клиента путем покупки у клиента денежного требования финансовым агентом;
    • уступка требования в качестве обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом.
    • Указанные нормы носят диспозитивный характер, то есть иное может быть указано в договоре. Иными словами, стороны могут установить разные варианты наличия или отсутствия ответственности. В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 9 октября 2008 г. № Ф04-6270/2008(13495-А70-13) суд отметил, что включение условия об ответственности клиента перед финансовым агентом не ставится в зависимость от вида договора финансирования под уступку денежного требования. При этом обязанности клиента, связанные с исполнением (неисполнением или ненадлежащим исполнением) должником обязательства по уступленному праву требования, возникают, когда договор финансирования под уступку денежного требования заключается как с условием об уступке денежного требования в целях обеспечения обязательства клиента перед финансовым агентом (обеспечительный факторинг), так и с условием об ответственности клиента за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного требования (оборотный, регрессный факторинг).

      В первом случае (обеспечительный факторинг) на стороне клиента имеется обязанность погасить остаток долга финансовому агенту, если денежные средства, которые финансовый агент получил от должника, не покрывают всю сумму долга клиента перед финансовым агентом, обеспеченную уступкой требования (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

      Во втором случае (оборотный факторинг) клиент несет ответственность перед финансовым агентом не только за действительность переданного ему требования, которое является предметом уступки, но и за его исполнение должником (п. 3 ст. 827 ГК РФ), принимая на себя своеобразное поручительство за исполнение должником своего обязательства перед финансовым агентом.

      Идентификация уступаемого денежного требования в договоре

      Денежное требование в договоре факторинга является существенным условием. Денежное требование, которое передается по договору факторинга, нужно определить в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который бы позволял идентифицировать (п. 1 ст. 826 ГК РФ):

    • существующее требование в момент заключения договора;
    • будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения.
    • Если стороны не согласуют в договоре денежные требования, то суд признает договор незаключенным (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21 июля 2009 г. № Ф04-4216/2009(10540-А27-12)).

      Анализ судебной практики показывает, что указание на уступаемое денежное требование не обязательно должно быть в тексте непосредственно самого договора. Чтобы договор считался заключенным, денежное требование может быть определено, в частности, в акте приема-передачи. Так, суд установил, что между фактором и клиентом подписан акт приема-передачи документов, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки. Таким образом, требование, которое является предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов. Акт приема-передачи – неотъемлемая часть договора факторинга. Следовательно, порядок идентификации требования в договоре факторинга урегулирован (определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14925/10).

      Другой вариант – существенные условия договора финансирования под уступку денежного требования можно сформулировать в дополнительном соглашении к договору (постановление ФАС Московского округа от 26 декабря 2011 г. по делу № А40-43829/11-146-339).

      Иные условия договора финансирования под уступку денежного требования

      К существенным условиям договора относятся те, которые являются существенными и необходимыми в силу правовых актов, а также о которых достигнуто соглашение сторон (п. 1 ст. 432 ГК РФ, определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14925/10).

      Поэтому иногда суды признают отдельные условия существенными или необходимыми для конкретного договора финансирования под уступку денежного требования. Например, Арбитражный суд г. Москвы в решении от 26 мая 2008 г. по делу № А40-62924/07-83-557 указал: если стороны в договоре факторинга согласовали условия, в соответствии с которыми возникает ответственность клиента за неисполнение дебиторами требований, уступленных фактору, и в результате которых клиент обязан исполнить требования фактора, то они являются существенными и неразрывно связаны с договором в целом (поскольку не представлено доказательств, что договор мог быть заключен без этих условий). То есть такие условия об ответственности становятся, по мнению суда, существенными для данного договора. Вместе с тем, эти условия не являются обязательными для договора факторинга как такового.

      В договоре финансирования под уступку денежного требования обязательства финансового агента могут включать (п. 2 ст. 824 ГК РФ):

    • ведение для клиента бухучета;
    • предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.
    • Поэтому иногда к числу существенных условий, входящих в предмет договора факторинга, относят финансовые услуги, которые финансовый агент оказывает клиенту, условия об объеме и о порядке оказания соответствующих финансовых услуг, а также порядок и размер их оплаты клиентом.

      Однако включение в предмет договора факторинга финансовых услуг не является обязательным требованием к содержанию договора факторинга.

      Внимание! Проект изменений в Гражданский кодекс РФ изменяет требования к содержанию договора факторинга. Согласно предложенным изменениям финансовый агент обязан совершить не менее двух действий из следующих (ст. 824 ГК РФ в редакции проекта):

      1) передать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в форме займа или предварительного платежа (аванса);

      2) оказать клиенту услуги по учету денежных требований (дебиторской задолженности);

      3) оказать клиенту услуги по управлению денежными требованиями (дебиторской задолженностью), включая предъявление их к оплате должникам, услуги по сбору с должников платежей и проведению связанных с требованиями расчетов;

      4) оказать клиенту услуги в отношении обеспечения исполнения обязательств должников.

      Требуется ли обязательно согласовывать в договоре факторинга условие о вознаграждении финансовому агенту?

      Нет, такое согласование не обязательно.

      Договор финансирования под уступку денежного требования предполагает выплату клиентом финансовому агенту денежного вознаграждения. Однако условие о вознаграждении финансовому агенту не требует обязательного определения в договоре. На это указывает большинство судов. Например, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 января 2007 г. № А10-439/05-Ф02-3106/06-С1 по делу № А10-439/05 суд разъяснил, что встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормы гражданского законодательства не предусматривают обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.

      Однако отдельные суды относят к существенным условиям договора факторинга размер вознаграждения финансовому агенту (постановление ФАС Уральского округа от 12 июля 2004 г. № Ф09-2155/04-ГК). Суд указал, что одним из условий финансирования под уступку денежного требования является размер вознаграждения финансового агента за предоставляемые услуги. Поскольку такое условие отсутствует, то оснований для признания совершенной сторонами сделки договором факторинга не имеется.

      По мнению ФАС Западно-Сибирского округа, одним из условий договора факторинга является цена в виде размера вознаграждения финансовому агенту. В противном случае договор являлся бы безвозмездным, что запрещено законом в правоотношениях между юридическими лицами (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 сентября 2008 г. № Ф04-5751/2008(12012-А70-13)).

      В целом в большинстве случаев при заключении договора финансирования под уступку денежного требования стороны согласовывают следующие условия:

      • о денежных требованиях, которые клиент уступает финансовому агенту, и порядке их уступки;
      • о сумме и порядке выплаты финансирования;
      • о размере вознаграждения финансового агента;
    • об определенных действиях, которые обязан совершить финансовый агент, в целях оказания клиенту дополнительных услуг.
    • Стороны вправе согласовывать также условия:

    • об ответственности клиента за неисполнение должником денежного требования (п. 3 ст. 827 ГК РФ);
    • о возможности переуступки (т. е. последующей уступки) денежного требования финансовым агентом (ст. 829 ГК РФ);
    • об отсутствии ответственности клиента за действительность денежного требования (п. 1 ст. 827 ГК РФ).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *