Зачастую можно услышать от коллектора или сотрудника банка, что к вам направлена выездная бригада, или что планируется посещение вашего дома или работы, с просьбой быть на месте. Многие опасаются их визита, у некоторых есть родственники, которых не хочется волновать, да и в целом, звучит это всегда многозначительно и угрожающе. Давайте же пройдем по списку и поглядим, на что из их слов следует обращать внимание.

«Мы приедем с прокурором», реже – «с участковым». Прокурор никогда не поедет к вам на дом из-за какой-то там задолженности по кредиту. В обязанности участкового это также не входит. Некоторые самые наглые коллекторы сами представляются сотрудниками правоохранительных органов – не верьте им. Если кто-то представился подобным образом, сразу же спросите и запишите его Ф. И. О., должность и звание – все это можно легко проверить.

«Приедем с приставом – опишем и вынесем все имущество». Пристав не нуждается в каких-то коллекторах, чтобы заниматься своими обязанностями. Более подробно о действиях приставов смотрите в соответствующей статье, но достаточно помнить, что приставы могут действовать только по решению суда, и предметы домашней обстановки никто просто так не выносит. Коллекторы также часто представляются приставами, особенно по телефону. В таких случаях, следует спрашивать Ф.И.О, ОСП (отделение службы приставов) и номер исполнительного производства – пристав должен его знать. Сам коллекторы права описывать ваше имущество не имеют.

«Приедем на работу» или «к знакомым». На работу точно никто ни к кому не поедет, и к знакомым тоже. Количество сотрудников ограничено, и делать выезд, чтобы постучаться безуспешно в проходную или чужой подъезд, никто не будет.

«Приедем». Несмотря на частоту обещаний, обычно никто никуда не ездит. Сделать сотню звонков из офиса быстрее, чем отправлять сотрудника к одному должнику. Действительно на дом приезжают только сотрудники самых крупных банков и коллекторских агентств, да и то в одном случае из десяти.

Как поступить, если к вам действительно приехали? Главное, запомните – статус сотрудника коллекторского агентства или отдела взыскания банка не дает человеку никаких особых полномочий на вход в жилье, или права что-то от кого-то требовать. Неприкосновенность жилья гарантируется у нас в стране Конституцией – вы имеете полное право не открывать дверь, никого не пускать и ни с кем не разговаривать. За нарушение неприкосновенности жилища установлена уголовная ответственность.

Обычно, приезжают вежливые молодые люди с бумажками, которые не доставляют особых неудобств. Если поведение незваного посещающего вам не нравится: если они отказываются уходить, кричат, ломятся в дверь, или даже расклеивают что-то на стене – сразу же вызывайте полицию, и их возьмут под руки и увезут.

Подводя итог – не бойтесь визита коллекторов, у них нет никаких специальных полномочий. Вы можете не открывать дверь, или вообще спокойно быть в другом месте – дожидаться их дома вас тоже никто не обязывает, учитывая, что приезжают они гораздо реже, чем обещают это сделать, даже называя время, и можно дожидаться их бесконечно. Вы защищены законом, и можете спокойно решать все вопросы юридическим путем, в суде или без него, не опасаясь за сохранность вашего жилища, пока вы работаете вместе с законом и судом, а не скрываетесь от него, надеясь, что «само продет». А когда вы решите сам вопрос с долгами – у коллекторов и приставов не будут причин для визита.

Мы не передаем Ваши данные третьим лицам. Все права защищены. © 2015-2020

Разработка и продвижение «ЛидНиндзя»

и наши юристы свяжутся с Вами в ближайшее время.
Ждите звонка с 8 495 125 05 50

Банк или коллекторы грозят выслать выездную группу? Очередная пугалка.

44 комментария к записи “Банк или коллекторы грозят выслать выездную группу? Очередная пугалка.”

Здравствуйте, имеется просрочка по кредитной карте. Уже 10-11 дней. Но вопрос не в этом. Уже после возникновения просрочки пользовался ею. Пока собственно средства на ней не закончились. До этого платил всё день в день, копейка в копейку. Теперь названивают звонилки, угрожают выездной группой и досудебным требованием оплатить досрочно единоразово. Этого всего я не боюсь, не групп, не коллекторов. Меня интересует чем мне при суде может обернуться то что я пользовался кредиткой после просрочки. Спасибо

я брала карту в мтс-банке на 40000 потом увеличили лимит до 56000 ,оплачивала в течение 3 лет потом лишилась работы и теперь банк мне выставляет штрафов 97000 , как мне лучше быть платить хотя бы 5000 или ждать суда и срежет ли суд штрафы и неустойки банка.

Здравствуйте Мариэль.
Платить или нет, решать только вам. не зная всей ситуации сложно ответить четко и с цифрами.
Возможно в вашем случае ваши платежи в размере 5000 в месяц банк будет списывать на погашение штрафов и неустоек. В таком случае это просто деньги на ветер.
Возможно вы войдете в график платежей и все нормализуется.
Во время судебного разбирательства можно будет подать ходатайство о снижении неустойки, судьи обычно принимают положительное решение и снижают размер неустойки.
Если все таки будет суд, о я вам рекомендую сделать свой контррасчет задолженности, процентов на 30 сумма долга может быть снижена.

Добрый день. А сколько Вам лет? Ответ на ваш вопрос.. скажите как они войдут к вам если бабушка лежачая а вас дома нет…У вас двери открыты НИ кто к вам не приедет… живите спокойно и читайте кодекс или рекомендации как общаться с данными людьми

Здравствуйте, у меня такая ситуация брал деньги в микрофинансе 5000 р просрочка 20 не могк оплатить так как сейчас без работы, звонит сотрудник безопасности этой компании и говорит мол оплатите процент просрочки сегодня до 6 вечера либо к вам завтра приедут наши сотрудники и взыскают всю сумму долга что мне делать в даной ситуации? Я просто боюсь, но не за себя а за бабушку она не ходит а вдруг они так зайдут а меня дома то и не будет наговорят про меня что нибудь ей и все бабулю полюбому инфаркт схватит она все близко к сердцу принимает что делать?? подскажите

Как общаться с выездной бригадой коллекторов

Коллекторские агентства часто пугают меня выездной бригадой. Дескать, она приедет, оценит моё материальное положение, и поговорит со мной «конструктивно». Пока это только пугалки и блеф.

Мне, например, часто шлют (слали) смс от Морган и Стаут и ООО НСВ: К вам направлена выездная бригада (выездная группа). Но пока никто не доехал.

Но надо быть готовым ко всему, поэтому решил написать статью на тему —

Выездная группа коллекторов. Как общаться и как защититься.

Во-первых, надо помнить, что без решения суда или ордера на обыск никто не имеет законного права входить в ваше жилище. Даже выездная бригада, выездная группа, даже с болгаркой, с автоматами и в форме.

Как встречать бригаду коллекторов, представитель ООО Эскалат рассказал в статье про то, как общаться с коллекторами. А также в статье Как не платить кредит законно. Если общение происходит на стадии телефонных разговоров, то оградить себя от звонков коллекторов можно, используя программу Черный список на Андроид.

Взять блокнот, ручку, и демонстративно и деловито записать:

1. Фамилия, Имя, Отчество.

3. Название долгового или коллекторского агентства.

4. Фактический и юридический адрес.

5. ИНН, ОГРН долгового агентства.

6. Номер свидетельства о постановке на учет в качестве оператора по обработке персональных данных.

Это я вообще не знаю, что такое, но думаю до этого уже не дойдёт

7. Узнать, каким образом получена моя персональная информация.

То, что она передана банком посторонним лицам, является незаконным.

8. Попросить предъявить паспорт, переписать данные.

9. Попросить документ, подтверждающий право и полномочия коллектора общаться со мной от имени коллекторского агентства и банка (доверенность). Там должны быть данные организации и паспортные данные сотрудника выездной бригады.

Если сотрудники выездной бригады коллекторов откажутся сообщить сведения по какому-либо пункту, общение с ними можно прекращать. Мотив — они отказываются выполнять мои законные требования, на основании этого я могу говорить, что они — мошенники, требующие с меня денег.

Дополнительная защита от выездной бригады коллекторов

Можно демонстративно набирать номер полиции.

Напомню, что с сотового номер полиции — 020, либо единый номер экстренных служб 112.

Не важно, по какому номеру Вы звоните, главное — сам факт звонка.

Кроме звонка, у нас есть законное право записывать разговор на диктофон либо на видео. Или делать фото. Так как представитель бригады или коллектор — лицо должностное, находится при исполнении обязанностей.

Если коллектор или «бригадный генерал» не хотят ведения записи, объясните, что это — в целях вашей и нашей безопасности. И ещё можно спросить — а что Вы боитесь, разве Вы что-то противозаконное делаете?

Будет хорошо, если при разговоре будут присутствовать свидетели. С одним человеком бригаде гораздо легче справиться. Позвоните в дверь соседям. Думаю, речь идёт только о психологическом давлении, ведь 90-е уже позади.

Нравятся статьи? Подписывайтесь, чтобы первым узнать о новой статье на МММ-Таганрог.РФ.

Обновление, июль 2014: Рекомендации юристов, правозащитников и других экспертов по общению с коллекторами собраны на этой странице.

Откровения коллекторов: кем и как выбиваются долги в России?

Кто работает коллектором? Как на самом деле коллекторы выбивают долги? Что из себя эта деятельность представляет? Обо всем этом поведают сами сотрудники агентств взыскания долгов, работавшие ранее или по сей день продолжающие работать в коллекторских агентствах.

Ольга Хромова, коллектор

По закону о банковском деле договорные отношения между клиентом и банком расторгаются после 90 дней просрочки платежа. Как только расторгаются отношения, банк, как правило, продает «портфель» должника коллекторам.

Смысл в том, что за каждый день просрочки банк взыскивает и штрафы, и пени. Просроченная задолженность увеличивается в геометрической прогрессии. В некоторых банках каждый день просрочки — это плюс один процент от всей суммы. Это огромные деньги. Если кредит в валюте, то суммы становятся просто космическими.

Кого берут на работу в коллекторское агентство?

Главный миф: коллекторы — это специалисты с экономическим или юридическим образованием. На самом деле коллекторы — люди самой низкой квалификации, которые не знают ничего о банке. У них есть только поверхностные знания. Выучиться на коллектора в учебном заведении нельзя. Работе учат уже внутри отдела. Туда берут наглых, нахрапистых, беспринципных. В банковской сфере эти люди стоят на самой низкой ступени. Коллекторы — это в основном выходцы из полиции, армии и те, кто больше просто ничего не умеет. Как правило, в коллекторских агентствах куча случайных людей. Если это Москва, то 99% сотрудников — приезжие. Среди коллекторов порядочных людей очень мало.

Часто на эту работу берут тех, кому не на что жить. Потому именно такие люди готовы любой ценой выбивать из заемщика долг. Я много раз присутствовала при собеседованиях и сама собеседовала. Хорошими кандидатами считаются молодые люди, которые только что пришли из армии, то есть те, кто не умеет больше ничего, кроме как быть наглым. Также берут тех, кто закончил службу в армии по выслуге лет, молодых пенсионеров от 30 до 40. С руками отрывают бывших ментов в любом ранге. Они считаются очень ценными сотрудниками, поскольку изначально умеют относиться к клиентам, скажем так, плохо. Примечательно, что берут на работу только людей в возрасте до 45 лет. 45 — это крайний предел: считается, что с возрастом человек становится мягче, сентиментальнее. Взыскивать в полном объеме и отрабатывать свою норму пожилые люди не смогут.

В команде коллекторов существует определенное распределение ролей. Две главные роли — это «тихоня», который интеллигентно все объясняет по телефону, и «гопник», который по ночам выезжает к тем, кто на звонки не реагирует.

Был у нас в команде один тихоня-интеллигент. Губастый, вечно что-то жующий, вид у него был такой, что посмотришь — заплачешь. Но он так грамотно выбивал деньги! Люди же его не видят, и вот он им по телефону бархатным голосом начинает вещать об их долгах. Он брал тем, что очень хорошо разбирался в цифрах. Мог по полочкам спокойно все разложить. Получал он за свою тонкую работу бешеные деньги, его очень ценили.

Половина должников отдают деньги после звонков и писем с угрозами. Остальных приходится «обрабатывать» гопникам. Гопники — это как раз бывшие менты, армейцы, некоторые приезжие. Как правило, это такие страшные дяди, у которых кулак размером с голову.

До того как банк разрывает отношения с клиентом, сотрудники не имеют права клиенту грубить, они могут лишь аккуратно предупреждать его о последствиях. После того как отношения расторгнуты, банк не несет никаких обязательств. Соответственно, начинается коллекторский жесткач.

В моем коллективе в тот момент, когда я пришла, работали 50 мужчин. Сначала меня определили на обзвон. Телефонные разговоры удавались мне лучше, чем нахрапистым мужикам, потому что за плечами был психфак — мне не составляло труда войти людям в доверие. Чтобы работать там, нужно быть готовым к тому, что на тебя выливается много негатива. Когда клиент рассказывает тебе о своих финансовых проблемах, это очень тяжело. Люди ведь реагируют по-разному: кто-то начинает плакать, кто-то верещать, кто-то впадает в истерику, кто-то говорит, мол, приезжайте, я все отдам, только отстаньте. Уходя с работы, нужно оставлять все это в кабинете, иначе просто можно с ума сойти.

Бывшие менты, которые работали у нас, часто просто-напросто спивались. Их угнетало, что они не могут применить к клиентам жесткие меры, к которым привыкли на прошлой работе, им было скучно. Им было трудно перестроиться, ведь они привыкли работать грубо, при необходимости применять силу. А тут так нельзя.

Мне за время работы попадалось много случаев, когда я понимала, что банк сам виноват. Я объясняла это клиентам, и мы им даже возвращали деньги. За это, конечно, начальство по голове не гладило. Коллеги смотрели как на сумасшедшую. Мужики из ментовки вообще не вникают никогда, кто виноват, у них другая цель. Да они и в принципе не знают банковских нюансов.

Нужно понимать, что должники — это не преступники, а люди, которые не могут решить свои проблемы сами. Такое отношение к заемщикам дало мне возможность выполнять план и оставаться человеком. По разговору я могла выявить психологические особенности человека, его потребности. Я никого не осуждала. Понимала, что люди в большинстве случаев попадают в такие ситуации по вине обстоятельств, а не по собственной дурости. При этом нужно уметь вставить мозги и тем, кто влип по дурости. Раньше я занималась нейролингвистическим программированием, это помогало мне при разговоре с должниками навязывать им свои стереотипы, делать то, что мне нужно.

Смотрите так же:  Возврат без чека – закон потребителя. Можно ли без чека вернуть или обменять товар

У коллекторов есть четкая установка, что нужно говорить клиенту. Произносить что-то не по сценарию запрещается. Если вдруг должник начинает задавать неожиданные вопросы, ответов на которые у тебя в скрипте нет, надо как можно скорее заканчивать разговор, чтобы не сказать что-нибудь не то. Звонить должнику нужно определенное количество раз. Все типовое. Людям кажется, что коллекторы — это моральные уроды. На самом деле они просто работают по установленным начальством стандартам.

Инструментарий коллектора

Я брала тем, что очень тщательно готовилась к каждому звонку. То есть приходит ко мне дело, я изучаю, что за человек, где работает, какая у него семья, узнаю, где работает жена, сможет ли она ему помочь выплатить долг, можно ли дополнительно воздействовать на нее. По номеру телефона сейчас вообще легко пробить многое. Если человек живет в многоэтажке, то в его доме по-любому живет еще пара клиентов этого банка. Можно воздействовать на клиента через них. Например, звонить его соседу и говорить, мол, а вот Иван Иванович (должник) такой нехороший, вы с ним общаетесь? Человек говорит, мол, да. И мы просим его передать соседу, что он должен денег. Если каждый день долбить соседа заемщика, чтобы он напоминал должнику о том, чтобы тот выплатил долг, то этот сосед после пятисотого звонка уже сам будет готов за ухо привести неплательщика в банк, лишь бы от него наконец отстали. Многие коллекторы этим приемом пользуются. Особенно хорошо это работает в деревнях, где все друг друга знают и боятся огласки.

А еще одно время у нас была такая практика — мы обклеивали подъезд листовками, где было фото должника и надпись: «В вашем доме живет Иван Иванович, он должник». В регионах это отлично работает. В Москве и Питере — нет, в больших городах людей трудно чем-то смутить и заставить краснеть.

Заемщик, просрочивший оплату на срок от 90 до 180 дней, на коллекторском языке называется свежим мясом. Это люди, с которыми банк только-только разорвал контракт и передал их коллекторам. Такие должники еще не осознали всей тяжести своей ситуации, они напуганы, и с них можно выбить деньги прямо с первого звонка. Сотрудник банка неожиданно им звонит и говорит, мол, знаете, а у вас задолженность, тут судом пахнет уже, и заемщик, испугавшись, сразу же бежит платить. Манипуляции и угрозы всегда начинаются с первого звонка.

Еще одна уловка состоит в том, что коллекторы используют такую услугу мобильных операторов, как подмена номеров. То есть звонки идут не с одного, а со ста разных номеров, но из одного колл-центра. У каждого сотрудника на телефонном аппарате стоит дозвон до одного и того же клиента, например, до 30 звонков в час. Если коллектор видит, что человек должен очень большую сумму, и ему хочется ее вытрясти из него, то он может действовать и так.

Когда коллектор понимает, что телефонными звонками в случае с этим клиентом ничего не добиться, формируют выездную бригаду. На выезд едут головорезы гопнического вида. То есть те сотрудники, которые не умеют говорить с людьми. В круг их обязанностей входят исключительно выезды и запугивание. У нас раньше были парни, которые для пущего эффекта выезжали по ночам. Это были бывшие менты. Им постоянно прямо хотелось кого-нибудь прессануть. Они по номеру телефона вычисляли актуальный адрес клиента, собирались и ехали. По закону звонить и приезжать к должнику можно ровно до 11 ночи. Они являлись без пяти минут 11. Долбили, звонили в дверь так, что человеку становилось некомфортно, страшно, — и дело в шляпе.

Когда идет речь о долге до ста тысяч, никому этим заказом особо серьезно заниматься не хочется, к таким не выезжают. А вот когда речь заходит о сумме покрупнее, тут уже игра начинается. Прессинговать могут как угодно. Многие коллекторы разговаривают, как в ментовских сериалах. Физической расправой они угрожать не имеют права, но начинают придумывать все, на что ума хватит: например, обещают посадить в тюрьму.

Чем малограмотнее люди, тем больше они боятся СМС-уведомлений и писем с угрозами. Особенно это действует на регионы. В деревнях люди, как правило, бегут платить после первого уведомления.

А еще на них очень хорошо действует, когда коллекторы угрожают, что сообщат об их задолженности на работу. На самом деле у коллектора нет права сделать это, потому что это банковская тайна. То есть когда клиент предоставляет личную информацию о себе в банк, то последний дает расписку, что использует эту информацию только для банковских целей.

Интересные случаи из коллекторской практики

Частенько должники становились моими друзьями. Я применяла психологические навыки, вставала на их сторону, узнавала, какие у них проблемы, из-за чего они не могут выплатить долг. Должники все рассказывали, я с ними начинала решать их проблемы. Например, вижу, человек потерял работу. Я смотрю в документах, кто он по профессии, начинаю ему предлагать какие-то варианты, даю выговориться.

У меня был такой случай. Звоню, гудки долго-долго идут, потом на том конце провода отвечает потухшим голосом мужчина. Говорю ему: так, мол, и так, звоню из банка, почему вы перестали платить? А он мне отвечает: знаете, а я собирался свести счеты с жизнью. Мы проговорили с ним час с лишним. Оказалось, у него было большое рекламное агентство, больше ста сотрудников. Потом начался кризис, ему пришлось всех сократить, все рухнуло, жена ушла, забрала детей, он лишился квартиры, машины, переехал к матери. И вот он говорит: я собирался покончить с собой, решался, и тут телефон зазвонил, я понял, что кому-то еще нужен, вы меня спасли. И он мне принялся рассказывать, что у него есть знакомая, которая выращивает цветы. Когда ему становится плохо, он садится в электричку, едет к ней и смотрит, как она выращивает цветы. А я все это слушаю и думаю: «Боже, какие долги? Человек только что чуть не убил себя». В итоге я оставила ему на всякий случай свой номер и документ с его данными засунула в самый дальний ящик, чтобы до него никто не докопался. Прошло три месяца, я уже забыла про него, и тут он звонит, говорит, что нашел деньги и готов перевести. Еще раз поблагодарил, что ему не дали умереть. Рассказал, что продал квартиру матери, уехал в деревню, стал сажать цветы и клиенты из рекламного бизнеса почему-то сами стали его находить, все наладилось, деньги пошли, восстановил бизнес. А ведь я просто дала ему выговориться, посочувствовала.

А как-то раз я на свой страх и риск оплатила долг клиента в 150 тысяч рублей под его честное слово, что он мне их вернет. Вернул в итоге, все закончилось хорошо. Но такие финты ушами я проворачивала нечасто.

На этой работе у меня случился и служебный роман с клиентом. А почему нет? Должники банка — это же прежде всего люди. Я ему постоянно звонила, напоминала о долге. А однажды звоню, а он мне говорит: я поспорил с ребятами на работе, что вы будете моей. Я посмеялась, что за глупости. В итоге он меня встречает с работы, я вижу, что он просто красавец-мужчина. У нас был гостевой брак продолжительное время. А задолженность он сразу оплатил, чтобы я не напоминала ему дома о долге.

Случались, конечно, и трагические истории. Был у нас парень в отделе, который по ночам ездил на машине и взыскивал. Однажды он не вышел на работу. Потом нам позвонили из реанимации и сказали, что группа молодых людей подкараулила его и избила так, что он не смог даже выговорить свое имя. Для нас было очевидно, что это сделал кто-то из клиентов. А одну нашу сотрудницу должники избили и выбросили из окна, когда она пришла оповестить о задолженности.

Это очень психологически тяжелая работа. Никогда не знаешь, что люди делают в тот момент, когда ты им звонишь и куда ты их толкнешь. Больше года в таких структурах люди просто не выдерживают. Это морально давит, надоедает. Как только уходишь в отпуск, перестаешь с утра до вечера названивать клиенту, он тут же перестает платить. Твоя премия, соответственно, падает на ноль. Да и просто тупо устаешь разговаривать по телефону. Давишь ты, давят на тебя.

В регионах оклады коллекторов — от 15 до 20 тысяч рублей. Основной их доход составляют премии — от каждой сделки коллектор получает около 10%. Ему ставят задачу — в месяц нужно обтрясти минимум 500 должников. Это средний норматив. В Москве и Питере с учетом премиальных коллекторы зарабатывают около 100–150 тысяч рублей.

Егор Титов, коллектор

Я работаю коллектором уже более 8 лет. Специфика работы в большой энергозатратности и постоянном психологическом давлении. Мы ведь общаемся с должниками не на приятные темы. Естественно, приходится выслушивать проблемные истории — болезни, потеря работы. Однако с опытом я понял, что эти истории не всегда правдивые. Например, бывает, одному коллектору по телефону заемщик говорит, что не платит, потому что потерял работу, а другому, когда тот звонит ему через неделю, этот же заемщик рассказывает, что не производит оплату, потому что серьезно болен. Тогда мы применяем серьезные меры. Если должник присылает копии документов, будь то справка от врача или документ о том, что он сокращен, то мы можем делать такие поблажки, как оплата по частям, например, в течение трех месяцев.

Определенные трудности нам создают антиколлекторские компании, куда люди часто обращаются в надежде, что это решит их проблемы. Бывает, мы пытаемся объяснить должнику, что его с долгами и за границу потом могут не выпустить, и сумма будет увеличиваться со временем еще больше, и судебное производство начнется, а люди в ответ уходят в антиколлекторские компании к шарлатанам. На самом деле так должники даже не выигрывают время, а только усугубляют свое положение. Тем более что за услуги тех компаний нужно платить. Получается, люди не только не гасят прежние долги, но и ввязываются в новые траты.

Мы связываемся с должником три-четыре раза в неделю, для того чтобы контролировать и напоминать ему о том, что мы существуем и хотим получить деньги назад на законных основаниях. Взываем к совести должника, говорим, что он подставляет остальных вкладчиков, вредит экономическому благополучию государства, ну, словом, в зависимости от типа человека, с которым имеем дело, подбираем тот аргумент, который на него скорее подействует.

В коллекторские компании попадают договоры, по которым просрочка более 60–90 дней, а бывает, и более тысячи дней. Эти люди уже неоднократно получали всевозможные уведомления от банка и никак не отреагировали. В таких случаях мы вынуждены оповещать о том, что их имущество в принудительном порядке будет продано с аукциона, что к ним для предварительной оценки будет отправлена выездная группа. Часто должники на это реагируют фразой «Не угрожайте мне». Хотя на самом деле это всего лишь санкции, под которыми они сами и подписались.

Мы относимся к должнику как к пациенту, понимаем, что он может не знать всех тонкостей. Поэтому коллектор должен быть терпеливым и из раза в раз объяснять элементарные вещи. Многие должники даже не в курсе, что могли написать заявление с прошением о том, чтобы кредитор пошел им на- встречу и рефинансировал или реструктуризировал долг. Подчас проблема кроется в безграмотности потребителей и безответственном отношении кредиторов, которые не разъясняют клиенту его права при выдаче кредита.

Еще я бы очень хотел сделать акцент на контрасте между отношением к задолженностям людей, живущих в российской глубинке, и горожан. Люди с периферии к кредитам относятся намного ответственнее. Мне однажды попался случай, когда женщина болела раком и она все равно извинялась за просрочку, шла и платила. Конечно, с таким человеком каждый раз хочется интеллигентно общаться, не запугивая санкциями, а просто напоминая о дате оплаты.

При этом есть и противоположные случаи, которые, как правило, происходят с москвичами и питерцами. Мы, например, видим, что у должника зарплата около 70 тысяч рублей в месяц, у него шестой айфон, айпэд, несколько автомобилей, но при этом он ничего не платит нам уже два года. И на наш вопрос, почему он этого не делает, он отвечает, что у него сейчас нет денег.

Когда 8 лет назад я начинал работать, коллекторскому делу толком нигде не учили. Сейчас профессионалы частенько проводят тренинги, где рассказывают о всяких психологических маневрах воздействия на заемщика, о том, как убедить его в своей правоте, и том, что лучше слушаться тебя.

Иван Рахмулин, коллектор

Сейчас рынок коллекторских услуг — один из самых быстрорастущих. В ситуации, когда просроченная задолженность показывает рекордный рост (только с начала года на более чем 36,32%), профессия коллектора особенно востребована — вакансии открыты для тысяч молодых сотрудников. В то время как в целом количество предложений на рынке труда снижается, число вакансий по запросу «коллектор» ежемесячно растет — в среднем на 32%. Ежегодно штат операционных дирекций коллекторских агентств увеличивается примерно в 1,5–2 раза.

Коллектор в системе финансов — человек, обеспечивающий сбор и возврат долгов. Коллектор — это посредник между кредитором и должником. Он работает в интересах кредитора, то есть банка, выдающего кредиты, или фирмы, предоставляющей услуги в долг. Например, в интересах операторов связи, микрофинансовых организаций, управляющих компаний в сфере ЖКХ. Однако 90% клиентов коллекторского агентства именно банки.

У специалиста по взысканию просроченной задолженности есть задача предотвратить рост долга. Для этого он напоминает должнику о сроках, возможных штрафах. Помимо этого, он добивается возврата уже имеющегося долга.

Наша работа состоит в том, чтобы возвращать просроченную задолженность кредиторам. По сути, коллектор работает над укреплением финансовой дисциплины в стране. Например, добросовестные заемщики вынуждены платить за тех, кто не платит. Ведь фактически ставка кредита зависит от уровня просроченной задолженности. Кроме того, под угрозой могут оказаться деньги вкладчиков, которыми банки кредитуют заемщиков. Я думаю, что если бы все заемщики платили по ранее оформленному кредиту, то и каждый из нас мог позволить себе купить квартиру, взяв недостающую сумму в банке, а сейчас это практически нереально — во всяком случае, для моих друзей точно.

Смотрите так же:  Ах, эта свадьба: как пожениться и не сойти с ума. Ускорить заявление в загс

Как правило, в своей работе коллекторские агентства, действующие в рамках законодательства России, применяют несколько методов взыскания. Например, на досудебной стадии применяются такие инструменты, как СМС-рассылка с напоминанием о задолженности, телефонные звонки, письма по электронной почте. На этом этапе перед нами стоит задача понять причину образования просрочки, предложить схему погашения долга. Если причины невозврата носят объективный характер, то коллекторы по предварительному согласованию с кредитором могут дисконтировать либо реструктурировать долг. Если договориться с должником все-таки не удается, то дело передается в суд, где специалисты коллекторских агентств полностью осуществляют сопровождение судебного процесса: инициируют и контролируют ход исполнительного производства. Важно подчеркнуть, что контакт с должником происходит в строго установленное законом время, не используются никакие угрозы, должник никогда не вводится в заблуждение относительно статуса взыскателя или возможных последствий неплатежа по кредиту. Профессиональные коллекторы действуют строго в рамках закона и договора с кредитором, в котором также определены их полномочия. Кроме того, они всегда соблюдают правила обработки персональных данных должника, имеют статус оператора персональных данных и надлежащим образом сертифицируют свои операционные системы.

Я пришел в коллекторскую компанию сразу после института. Говоря о своих коллегах, могу сказать, что кандидаты к нам могут приходить из абсолютно разных сфер. Есть люди, которые работали в прошлом продавцами в магазине, психологами, медсестрами, финансовыми консультантами, менеджерами. Сотрудник должен проводить за смену 150–200 разговоров с должниками — это бесценный опыт: умение вести переговоры, бороться с возражениями, вырабатывать навыки по аргументации, убеждению — все это пригодится не только в работе, но и в жизни.

Конечно, как и в любой работе, каждый день происходит что-то, о чем можно рассказать. Так вот, был у нас случай. Один должник потерял работу и в течение нескольких месяцев не мог никуда трудоустроиться по специальности — ранее он работал в финансовом секторе. Должник был в тупиковой ситуации, потому что понимал, что перекредитоваться не получится: у него уже есть несколько кредитов, быстро найти работу тоже не выходит. Тогда мы просто предложили ему устроиться на работу в наше агентство. Он заработал денег, расплатился с долгом и стал успешным сотрудником.

По материалам сайта maxpark.com.

Испытываете давление коллекторов? Не молчите! Расскажите нам, и мы опубликуем вашу историю. Помните: средства массовой информации имеют огромное влияние!

Коллекторы выездная бригада

Игорь Топорков поговорил с человеком, который выслушивал оскорбления сотни раз в день.

На прошлой неделе я поговорил с несчастным персонажем, который по уши в долгах банкам и микрофинансовым организациям. Теперь удалось взглянуть на ситуацию с другой стороны.

Ниже – монолог Петра Н., коллектора, который несколько лет выбивал просроченные задолженности по телефону.

Как я стал коллектором

Я не знаю, как попадают в ряды тех коллекторов, которые исписывают подъезды и избивают, но стать телефонным взыскателем очень просто. Ни опыта работы, ни специальных знаний не требуется. Лично я увидел объявление на «Хедхантере» именно тогда, когда мне срочно были нужны деньги. А ведь мог одолжить в МФО!

Вакансия называлась «специалист службы взыскания проблемной задолженности», зарплату для человека без опыта предлагали неплохую, 25 тысяч рублей (2012 год). Собеседование с мужиком, похожим на братка из 90-х, прошло быстро, он выяснил, есть ли у меня судимость и военный билет, после чего ударили по рукам.

Единственное, что смутило – фраза, сказанная в конце интервью. «У вас специфический голос, вы нам подходите». Я то это воспринял как комплимент, а потом уже понял, что специфический значит противный.

Работа и коллеги

Я поработал взыскателем в двух местах, в банке и в коллекторском агентстве, которое обслуживает МФО на аутсорсе.

В банке я сидел в огромном оупеспейсе, за покоцанным столом и со старым компьютером. Народ там собрался самый разный. И студенты (в основном, некрасивые и злые), и домохозяйки на полставки, и пенсионеры. Условия были жесткие: смена по двенадцать часов, два маленьких перерыва (пять минут) и один большой (двадцать). В туалет надо отпрашиваться у старшего смены.

Штрафов миллиард, например, нельзя было задавать вопрос, будет ли должник платить. Надо формулировать иначе – «оплату сегодня или завтра будете производить?» Или «оплату каким способом будете производить?» Самое тяжелое – в принципе находиться в одном помещении с остальными звонящими, потому что стоит дикий ор, ведь с должниками можно общаться на повышенных тонах.

Одна сотрудница, бывшая учительница, явно приходила спустить пар. У нее изо рта лилась такая грязь при беседе с заемщикам, что становилось просто тошно. Матом не ругалась, но говорила всякие мерзости вроде «дочка твоя из школы за гаражи пойдет долг отрабатывать».

Тут важно сделать уточнение: я работал в службе взыскания частного банка с доступными кредитами под большие проценты. Взыскатели «Сбербанка» или «ВТБ» себе такого не позволяют.

Была еще совершенно невероятная девочка лет двадцати. Веснушки, коса, очки с огромной оправой. Клиентам не хамила, просто капала на мозг тоненьким голоском. Показатели закрытых долгов у нее были самыми высокими. Кстати, премии с погашенных задолженностей существуют, но чтобы их получить, надо очень сильно постараться.

В коллекторском агентстве у нас был коллектив поменьше, но еще менее качественный. Тупо озлобленные люди, похожие на бомжей. От моего соседа по рабочему месту пахло мочой, хотя выглядел вроде нормально. Его быстро уволили.

Подготовка

Опять-таки не знаю, как в крупных банках, но лично я с серьезным обучением делу не сталкивался. Сначала теоретическая лекция о том, из чего складывается долг и на какие статьи УК РФ надо давить при общении. Кстати, я сейчас не помню номера, но трактовались статьи при общении с заемщиками крайне некорректно. Потом – немного практики, это было даже забавно. Старший смены изображал хитрого должника, а мы должны были оказывать на него давление. Было очень смешно. Собственно, после небольшой подготовки – в бой.

В колл-центрах дрючат гораздо сильнее, потому что там есть риск потерять клиента. А должник от коллекторов, понятно, никуда не денется.

Типы должников

У нас был список неблагонадежных заемщиков, которым мы звонили и уговаривали вернуть долг. Многие спрашивают, почему банки не подают на должников в суд. Так вот, подают, но в крайнем случае. Потому что это долго и затратно, а еще потому что суд может списать все начисленные пени и вычитать у него из зарплаты условно по тысяче рублей в месяц.

Должников можно условно разделить на три категории. Лайтовые, которые идут на контакт, явно намерены рассчитаться с долгом, но пока не могут. Средней тяжести, которые вроде как не отказываются платить, но разговаривают дерзко. Жесткие – отдавать деньги не хотят, посылают матом. Отдельная история – юристы-антиколлекторы, на которых за деньги можно настроить переадресацию. Там просто вынос мозга в чистом виде.

Принципы работы с лайтовыми и средними одинаковые везде: давим, но не передавливаем, предлагаем варианты. С хардкорщиками бывает по-разному. В банке я мог только стыдить их, грозить звонками родственникам и на работу, оскорблять без нецензурщины. В коллекторском агентстве таких можно было обкладывать матом в ответ. Честно скажу, пару раз пользовался этим.

Трэшток

Мне иногда было жаль людей. У нас была бабушка, внучка которой взяла пятнадцать микрозаймов, купила машину (видимо, автокредит не давали) и разбилась на ней насмерть. Я говорил с бабулей пару раз, предлагал реструктуризацию, а она только плакала. Еще был придурок, который убедил себя, что ему выдали не кредитную карту, а подарочные деньги, лежащие на карте. Вот просто так!

Один раз звонил должнику, взявшему микрозайм в две тысячи рублей. Он ответил скрипучим голосом, что на шлюх. Я не то чтобы удивился, бывает всякое. А во время очередного звонка ответил врач скорой, который крикнул в трубку «да передоз у него, сдохнет сейчас». Что было дальше, я не знаю.

У злостных неплательщиков есть еще один подвид – юродивые. Это люди, которые то ли изображали сумасшедших, то ли очень плохо шутили. У нас был легендарный персонаж, мы его называли «сланцевский мамко**». Тридцатилений мужик из Сланцев (город в отдаленной Ленобласти) весь разговор сворачивал к сексу с матерью коллектора. То есть, беседа строилась так.

– Когда задолженность погасите?

– Когда твоя мамка меня из постели выпустит.

– Мы направим к вам выездную бригаду.

– Отлично, твоя мамка их и обслужит.

Один раз я наткнулся на того известного парня, телефонного юмориста, который еще после пожара в Кемерово прославился (украинский пранкер Евгений Вольнов, запустивший дезинформацию о количестве жертв возгорания в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» – прим. авт.). Я его иногда слушал на YouTube, так что узнал. Но он как-то был не очень в форме, хотя сказать «паровозик тыр-тыр-тыр» просил.

Много было чудаков. Один частушки пел, другой пердел ртом в трубку. Мой любимец – должник из Пскова, который разговаривал только стихами. Я пытался записать его шедевры, но не получилось.

Рекорды

У меня в работе никогда не было долгов по ипотеке или крупных задолженностей по бизнес-кредитам, взятым под залог недвижимости. Этим занимаются не звонилки, там сразу идут в суд, ведь можно получить квартиру.

Лично мой рекорд – возвращенные 250 тысяч рублей потребительского кредита. Сумма долга была больше, но банк списал пени и штрафы. Самыми сговорчивыми оказывались люди с долгом банку 20-50 т.р., таких успешных кейсов у меня было штук двадцать. Надо понимать, что возвращают реже, чем не возвращают. По МФО с их странной процентной политикой я даже статистику не вел. Что у коллег, тоже не знаю, мы такой информацией не обменивались.

Мифы о коллекторах

Я точно знаю, что есть организации, которые жестят. Например, та МФО, которая «8-800…», посылала людей, которые избивали должников. Другая, точки которой в Питере есть у каждого метро, уже в первый день просрочки пишет смски типа «брей лобок, Мусса и Джамаль едут за долгом». С таким адом я дела не имел, но манера пугать кавказцами меня смешит.

О легендах. Во-первых, выездные бригады. Ими грозит любой банк, но приезжает кто-то редко. Могут прислать парочку мордоворотов, но только для устного внушения. Истории про насилие и коктейли Молотова – все-таки исключение. Если что, я говорю только про официальные организации, как выбивают долги частные кредиторы, я без понятия.

Во-вторых, огромные проценты по микрозаймам. Да, они есть, но в отличие от банковских, о них можно договориться. Грубо говоря, если вы не можете отдать 60 тысяч, но можете 15, то скорее всего, они согласятся и отстанут от вас.

Еще один миф, который я разрушу. Вроде как считается, что кредиты – для приличных людей, микрозаймы – для маргиналов. Я сталкивался с кончеными ублюдками, у которых были просроченные платежи по картам с милями и с интеллигентными людьми, по глупости задолжавшими МФО.

Выводы

Работа коллектора поганая. Я проработал в этой сфере три года и больше туда ни ногой. Сплошной негатив. К тому же, со временем атрофируется все человеческое. Кому-то норм, меня это не устраивает.

Должникам могу посоветовать только одно – договаривайтесь. Если не имеете дело с откровенными бандитами, то решить вопрос можно всегда. Но лучше всего просто не берите кредиты.

Телефонный коллектор раскрыл профессиональные тайны: в должниках — старики и покойники

10% «клиентов» изначально не планировали возвращать кредит

07.02.2016 в 15:56, просмотров: 82979

. В Санкт-Петербурге коллекторы «украсили» подъезд дома, где живет должник, надписями «Вор».

Их коллеги из Саратова адресовали другому клиенту банка емкое послание «Убью!», написанное под его окном.

В Челябинске суд заключил под стражу «охотника за долгами», который прострелил плечо должнику из травматического пистолета.

А в Красноярском крае коллекторы довели 40-летнего бизнесмена, задолжавшего 3 миллиона рублей, до того, что он застрелил во сне беременную жену, двоих детей, а после сам пустил себе пулю в лоб.

Все это — дела рук вымогателей лишь за четыре дня минувшего января. Правда, такими действиями обычно занимаются «дикие коллекторы» — проще говоря, вышибалы, у которых часто нет никаких полномочий. Но должникам от этого не легче.

Кто они — люди, в погоне за долгами готовые творить любой беспредел? И что скрывается «за кулисами» коллекторских агентств? Ответить на эти вопросы корреспонденту «МК» решился один из столичных коллекторов, приоткрывший завесу тайны над своей непростой, а порой и откровенно страшной работой.

Я б в коллекторы пошел — пусть меня научат

— На работу в коллекторское агентство я устроился после того, как потерял работу прошлой осенью, — говорит мой собеседник, согласившийся дать интервью на условиях анонимности. — Зарплата скромная — от 20 тысяч рублей, зато работаешь из дома: нужен только компьютер. Я звонил должникам с программы интернет-АТС, доступ к которой мне предоставляла моя контора. Оформление на работу, конечно, в моем агентстве странное — сканы всех документов я им выслал на почту, на чем дело и закончилось. Никаких договоров с этой конторой я не заключал и не подписывал. Просто получал деньги на выданную мне карточку раз в месяц — и все.

— В чем заключалась ваша работа?

— В обзвоне должников. Мне дали доступ к сайту с их базой по всей России. По каждому должнику там очень подробная информация — от ФИО и возраста до места регистрации и места работы. Ну и подробные данные по долгу, конечно. В базе, кстати, есть вообще все телефоны, которые должник указал при оформлении кредита, — не только его, но и родственников, друзей, знакомых. Обычно банковские работники говорят, что им ни в коем случае звонить не будут. Это бред — я должен был обзванивать абсолютно все номера, указанные в анкете каждого должника. Так что указывать в банке телефоны близких — это всегда риск.

— Конечно, никаких бумаг о неразглашении персональных данных вы не подписывали?

— Все верно. Я мог бы спокойно скопировать эту базу себе, а потом пользоваться ею по своему усмотрению. Кто и как этими данными распоряжается — одному Богу известно.

— Вас учили, как общаться с должниками? Были какие-то ограничения?

— Мне во время учебы по Skype (да-да, ее я тоже проходил из дома) говорили, чего нельзя делать, когда с ними говоришь. Нельзя грубить, хамить, издеваться над именем, полом, расой, национальностью — одним словом, всем, что касается личности должника. Пугали штрафами до 10 тысяч рублей и увольнением — правда, о таких наказаниях от коллег за все время работы я не слышал.

Смотрите так же:  Стандарты организаций как основа повышения качества социального обслуживания населения в современной России Текст научной статьи по специальности - Социологические науки. Требования к стандартам социального обслуживания

— А про время, когда можно звонить, что-то говорили? Много случаев, когда «охотники на должников» беспокоят их глубоко за полночь.

— Сколько раз в день звонить тому или иному должнику, решает не сам коллектор, а специальная программа. Как она работает — я не знаю, не специалист, но начальство нам с коллегами про нее говорило. У нее есть ограничения по времени звонков — в будние дни с 8.00 до 21.00, в праздничные и выходные — с 10.00 до 19.00 (согласно закону «О потребительском кредите», вызванивать должников можно по будням с 8.00 до 22.00, а по выходным с 9.00 до 20.00. — Авт.). Правда, есть один момент — она совершенно не учитывает регионы. Я же звоню из Москвы по всей России — вплоть до Камчатки, и когда у нас разрешенное для звонков время, у абонента может быть глубокая ночь. Поэтому в том, что коллекторы трезвонят ночами, ничего удивительного нет.

Язык до выплаты доведет

— Каждый разговор коллектора с должником строится по строго определенной схеме: вначале представляюсь, кто я и откуда. Правда, называю при этом вымышленное имя и фамилию — из соображений безопасности. Конечно, несправедливо: я знаю о должнике все, он обо мне — ничего, но что поделаешь. Потом сообщаю информацию о долге, узнаю, как должник планирует его оплачивать. Наконец, идет «нагрузка»; на жаргоне коллекторов это слово (произошедшее от понятия «грузить» родом из 90-х) означает давление на должника.

— И чем же «грузят» должников?

— Да всем подряд — целым набором статей УК РФ, судом, распространением негативной информации о должнике там, где он живет, работает или учатся его дети. Близких могут запугать соучастием в мошенничестве или даже укрывательством преступника-должника (законом это запрещено. — Авт.). Одним словом, арсенал «ужасов» у коллекторов внушительный. Самое страшное для должника — если руководство коллекторского агентства решило направить к нему «выездную группу». Все ужасы, которые показывают по телевизору про коллекторов, — дело рук именно этих ребят. Чем обернется их очередной выезд, не знает никто: ни банк, ни агентство, ни сами работники «выездной группы».

— И кому из должников выпадает такой «счастливый билет»?

— Тем, кто раз за разом отказывается платить. С «выездными бригадами» шутки плохи — там работают мужики крепкого телосложения, лица которых «не обезображены» ни интеллектом, ни совестью. Туда идут работать либо качки-спортсмены, либо уволенные по разным причинам сотрудники МВД, ФССП, УФСИН или ЧОП. В 90-е годы таких типов называли просто «быки». На самом деле на серьезные нарушения закона они идут редко — ведь за это могут потом и сами получить по полной. Больше пакостят по мелочи — то краской дверь зальют, то ее ручку какой-нибудь гадостью измажут, то проволоку в замочную скважину вставят и сломают. «Классика» — это нехорошие надписи в подъезде про должника. Еще могут «отрабатывать» места, где он обитает, — плести всякую чушь про беднягу соседям и его начальству на работе, жаловаться на него участковому. Могут прийти в школу, где дети должника учатся, и рассказать учителям, что он наркоман и не платит кредит, а потом ту же информацию донести до социальных служб.

— А какой у них стимул? Неужто зарплаты запредельные?

— Вообще, чем дольше должник не платит — тем выше награда коллектору. К примеру, долг просрочен меньше чем на 3 месяца — и, «выбив» его, сотрудник агентства получает 7% от суммы. Больше — уже 13%. Сколько получают «выездные группы», я не знаю, но наверняка награда у них хорошая. Правда, здесь есть один интересный момент — он касается кредитов, просроченных на 3 года. По закону у долгов есть срок исковой давности. Если банк не подал в суд на должника в течение трех лет, такая возможность у него отпадает на основании 196-й и 200-й статей ГК РФ. И если коллекторы пытаются взыскать с вас деньги в этом случае — это нарушение закона, подпадающее под статью 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения». Просто далеко не все должники об этом знают — и отстаивают свои права.

СПРАВКА «МК»

Далеко не все должники знают о том, что, если банк не подал в суд на взыскание просроченного кредита в течение 3 лет с момента первой просрочки, такая возможность отпадает у него по Гражданскому кодексу РФ. Вторая часть 200-й статьи ГК РФ «О начале течения срока исковой давности» гласит, что «по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения». Срок исполнения — это время, до которого плательщик обязан внести платеж по кредиту. Соответственно, если он не внесен, начинает идти срок исковой давности. 196-я статья ГК РФ гласит, что общий срок исковой давности составляет три года со дня, установленного 200-й статьей ГК РФ. Получается, что ровно столько времени у банков есть для того, чтобы подать в суд на должника. Однако финансовые организации не всегда укладываются в три года — происходит это в основном при передаче долгов коллекторским агентствам. В это время нередко возникают накладки технического характера — ведь дело должника банк должен передать коллекторам не только в электронном, но и в бумажном виде. Вся эта бюрократия занимает немало времени, и срок исковой давности в результате вполне может быть нарушен. И если в этом случае коллекторы пытаются выбить деньги из должника, то их действия подпадают под 179-ю статью УК РФ «Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения».

— Как вообще контролируется работа «охотников за долгами»?

— Я обзванивал должников с программы интернет-АТС. Начальник говорил, что все наши разговоры записываются и потом анализируются. Я в это не верю. Это каким накопителем информации надо обладать, чтобы записывать весь этот бред? Скорее всего слушают разговоры выборочно, время от времени. А может, и не слушают вообще. Ну и мы сами пишем отчеты по каждому звонку — конечно, очень субъективные. Так что контроль здесь сомнительный.

— Кем были ваши коллеги? Кто идет в коллекторы?

— В основном это парни и девушки 20–25 лет, текучка среди которых огромна. Это «пушечное мясо» коллекторских агентств. Их сразу же настраивают на то, что должники — это асоциальные личности, тунеядцы и бездельники, с которыми нужно вести себя пожестче. У коллекторов-новичков вскоре появляется агрессивное отношение к должникам, и они, выбивая из них долги по телефону, начинают нарушать все правила, оскорблять собеседников и крыть их матом. Это рано или поздно вскрывается, и начинающий коллектор теряет работу. Ну, или начальство может к нему придраться и под выдуманным предлогом выгнать (договора же все равно нет). Самое интересное в том, что опытных профессионалов, работающих не один год, в каждом агентстве единицы, и они крайне вежливы. Представьте: вы должник. Вам друг за другом звонят десять идиотов, пугают вас всеми возможными и невозможными карами и заваливают SMS с угрозами, после чего вы начинаете откровенно бояться брать в руки телефон. И тут — о чудо — вам звонит коллектор-профессионал. Он вникает во все ваши проблемы, выслушивает, сочувствует, успокаивает — и вот вы уже готовы с радостью расстаться с наличными, ведь для хорошего человека, как говорится, ничего не жалко. Это психология — ничего лишнего. Так что мастера по выбиванию долгов не трезвонят должникам сутками, а аккуратно «снимают сливки».

— Вы говорите, что есть и коллекторы-девушки. А как люди воспринимают звонки от них? Лучше или хуже, чем от мужчин?

— В принципе, человеку не так важно, коллектор какого пола ему звонит. Его же в любом случае будут «грузить» и запугивать — разница лишь в том, женским голосом это будет делаться или мужским. И на оба варианта реакция у людей, понятное дело, негативная.

Долг платежом опасен

— Всех должников можно разделить на две группы, — говорит мой собеседник. — 90% — это те, кто взял у банка деньги, но не рассчитал силы и теперь не может их отдать. Оставшиеся 10% — люди, которые изначально возвращать деньги не планировали. Большинство тех, кто входит в первую группу, — это жертвы «кредиток»: толком не научившись ими пользоваться, они залезли в долги и довели их до передачи в коллекторское агентство.

— А что нужно для того, чтобы банк отдал возвращение долга на откуп коллекторам?

— Тут все зависит от самих банков. Одни — терпеливые и отдают коллекторам лишь долги совсем обнаглевших должников, которые не платят по своим кредитам месяцами. Но есть и другие, которые могут обратиться к «охотникам за долгами» после первой же просрочки платежа у своего клиента, даже не вникая в детали.

— Можете описать типичного должника?

— Вы, может, удивитесь, но это пожилой человек. Таких очень, очень много. Родственники на них «повесили» кредиты, а потом оставили. Они встречаются везде — от Кавказа до Дальнего Востока, от Чукотки до Урала, от Новосибирска до Норильска. И вы не представляете, каково это — звонить в забытую Богом деревню и «грузить» нескольких оставшихся там стариков. Еще в списках должников часто попадаются покойники, документы о смерти которых либо некому выслать в банк, либо эти бумаги просто потерялись в бюрократической суете. Мне приходилось «грузить» матерей-одиночек с детьми (а то и с детьми-инвалидами) на руках, людей, потерявших работу из-за сокращения, разорившихся бизнесменов, находящихся в ступоре из-за происходящего. Список можно продолжать до бесконечности. Это психологически очень тяжело — и во многом поэтому я проработал коллектором всего два месяца.

— А какие случаи из вашей коллекторской практики вам запомнились больше всего?

— Как я говорил, о каждом звонке коллектор пишет короткий отзыв. Там указывается, с кем он общался — с самим должником, его родственником, коллегой или третьим лицом. И вот мне нужно звонить очередному «клиенту», парню лет 25. В базе видно, что всех его близких уже давно прозвонили мои коллеги — и все они со скорбью констатировали смерть должника. «Что же это такое?! Зачем мне опять их мучить?» — думаю про себя, но номер должника набираю: задание есть задание. И слышу в трубке удивленное: «Да, я, чего хотели, кто это?» Оказалось, что парень всех близких попросил коллекторам говорить, что он умер, но это было довольно давно, и он думал, что мы про него забыли. А из базы должников его никто не удалял — ведь свидетельства о смерти не было. И со мной он «прокололся», неожиданно воскреснув из мертвых.

— Наверное, хватает и печальных историй?

— Хватает, и одну из них помню как сейчас. Мне дали задание связаться с должником — девушкой-художником 25 лет. Она единственный ребенок в семье, отец — отставной военный, мать — пенсионерка. Ее телефон не отвечает, звоню отцу. Тот берет трубку, говорит, мол, я в суде сейчас, а дочь мою вы больше не услышите. Оказалось, она жила в питерской коммуналке, а соседом ее был какой-то «джентльмен удачи». Однажды он напился, пошел по соседним комнатам искать деньги на «добавку» и зашел к художнице. Та спонсировать его отказалась, и ублюдок, недолго думая, девушку зарезал, забрал деньги и продолжил на них гулять. Отец, как выяснилось, как раз был на суде над убийцей. Вы извините, говорю, что вынужден спрашивать все эти вещи, если вам сейчас тяжело отвечать на мои вопросы, может, я позже перезвоню. На что он мне ответил: «Да нет, сынок, спрашивай, мне хоть будет с кем поговорить, пока ждем начала суда. » И я заплакал. Вскоре после этого случая моя карьера коллектора закончилась — и, сказать по правде, работать им я не пожелаю никому.

Комментарий эксперта

Сергей КРЫЛОВ, генеральный директор Лиги защиты должников по кредитам: «Зима — жаркое время для коллекторов, и это не случайно. Декабрь — это закрывающий месяц в банках, когда им нужно отчитываться. Кроме того, к новогодним праздникам у людей обычно скапливаются деньги, и коллекторы это хорошо знают. А в конце января — начале февраля у финансовых организаций часто возникают разрывы в отчетности, которые тоже нужно закрывать, и тут на сцену выходят «охотники за кредитами», не брезгующие ничем в погоне за долгами. Так что тем, кто задолжал деньги, сейчас нужно быть особенно осторожными».

Как правильно вести себя с коллекторами — советы от «МК»

— Старайтесь демонстрировать в общении с коллекторами отсутствие страха и готовность отстаивать свои права на любом правовом уровне. Смотрите им прямо в глаза, не прячьте взгляд и не оправдывайтесь.

— Не срывайтесь на «охотников за долгами», не грубите им и ни в коем случае не угрожайте. Помните: все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

— По возможности ведите аудиозапись вашего общения с коллекторами: в случае обострения ситуации или угроз в ваш адрес направляйте файл в прокуратуру. В этом случае вполне возможно, что агентство предпочтет списать ваш долг как неликвидный, чем ставить под удар весь бизнес.

— Если вы подозреваете, что за вами ведется слежка со стороны коллекторского агентства, идите в полицию и пишите заявление о преследовании, которое может быть сопряжено с угрозой вашему здоровью или жизни. Это действие покажет вашу решимость и даже в том случае, если уголовное дело не заведут, охладит пыл коллекторов.

— Если вы мужчина и коллекторы из «выездной бригады» пришли к вам домой, выходите с ними на разговор, не привлекая домочадцев; на всякий случай попросите близких запереться в квартире. Если же общаться с «охотниками за долгами» вживую приходится одиноким женщинам или пенсионерам, им лучше заручиться поддержкой любых представителей сильного пола — от соседей до сотрудников полиции.

— В живом общении с «выездной бригадой» будьте готовы к напору и угрозам со стороны коллекторов — они будут проверять вас «на прочность». Отвечайте коротко, четко и односложно. Верный признак того, что вы все сделали правильно, — коллекторы начинают говорить о том, что подадут на вас в суд. Это значит, что их методы работы исчерпаны.

Заголовок в газете: Нет повода не выбить
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27027 от 8 февраля 2016 Тэги: Мошенничество, Суд, Уголовное дело, Школа, Дети Организации: МВД Полиция Арсенал Skype Места: Россия, Москва, Санкт-Петербург, Красноярск, Челябинск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *