Отмена постановления о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа

Анисимов Геннадий Геннадьевич, заместитель начальника отдела по надзору за процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел и юстиции прокуратуры Свердловской области, кандидат юридических наук.

Статья посвящена проблемам, возникающим на стадии отмены постановления о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа.

Ключевые слова: прокурор; руководитель следственного органа; постановление о возбуждении уголовного дела; отмена; право на реабилитацию.

The cancelation of a resolution on institution of a criminal case by the head of an in vestigative body

Article is dedicated to the problems, which appear at the stage of reversing the decision to institute criminal proceedings by the head of the investigative office.

Key words: public prosecutor; head of the investigation office; resolution of institution of the criminal case; revocation; right on the rehabilitation.

Конституция РФ в ст. 2 провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их соблюдение — обязанность государства. Оно законодательно гарантирует гражданам безопасность и соблюдение их прав, в том числе в процессе уголовного преследования.

Одна из гарантий защиты гражданина от незаконного уголовного преследования — право прокурора (ст. 146 УПК) и руководителя следственного органа (ст. 39 УПК) отменить постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем.

Вместе с тем на практике в отношении полномочий руководителя следственного органа по отмене постановления о возбуждении уголовного дела возникают вопросы, порожденные неоднозначным толкованием норм уголовно-процессуального законодательства.

В Свердловской области сложилась практика, когда после вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела, проверки его законности прокурором и проведения по делу следственных действий руководство главного следственного управления при ГУ МВД России по Свердловской области (далее — ГСУ) может вынести постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела.

Подобные факты были в прошлом году: при отмене заместителем начальника ГСУ постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного в июле, а также при отмене постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного в августе.

Аналогичная ситуация сложилась при расследовании уголовных дел следственными органами в г. Нижний Тагил Свердловской области.

При этом в мотивировочной части постановления руководитель следственного органа в качестве оснований отмены постановления о возбуждении уголовного дела, как правило, указывает фактически на то, что в ходе проведения проверки в порядке ст. ст. 144 — 145 УПК следователем не получены сведения и не установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, предусмотренные ст. 73 УПК.

На наш взгляд, подобные действия руководителя следственного органа являются незаконными, поскольку приняты с превышением полномочий, предоставленных ему п. п. 2, 2.1 ч. 1 ст. 39 УПК.

В контексте настоящей статьи относительно сущности возбуждения уголовного дела мы исходим из точки зрения профессора А. Рыжакова. Он полагает, что законодатель под возбуждением уголовного дела понимает принимаемое следователем (дознавателем) мысленное решение о наличии в его распоряжении законного повода и достаточных оснований, указывающих на признаки конкретного преступления. УПК при этом не умаляет процессуальной самостоятельности следователя.

Следователь — это лицо, которое самостоятельно должно оценивать наличие законного повода и достаточность оснований для возбуждения уголовного дела и возбуждать уголовное дело (ч. 1 ст. 146 УПК). Оформление же этого процессуального решения постановлением — лишь дополнительная гарантия соблюдения прав и законных интересов участников процесса .

См.: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».

Как справедливо замечено В. Крюковым, «важным является правильное понимание категории «основание возбуждения уголовного дела». В соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием к возбуждению уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Эта формулировка содержалась в ч. 2 ст. 108 УПК РСФСР и в УПК РФ была сохранена без изменений. При этом «достаточность» данных традиционно означает такую их совокупность и качество, которые позволяют сделать вывод о наличии признаков преступления» .

Крюков В.Ф. Прокурорский надзор на стадии возбуждения уголовного дела: проблемы и решения // Адвокат. 2007. N 4.

При этом требования о том, что перед возбуждением уголовного дела должна быть проведена именно полная и всесторонняя проверка, в УПК нет. Поводы и основания могут содержаться уже в первичных документах, которые не требуют дополнительной проверки, а обстоятельства совершенного преступления, предусмотренные ст. 73 УПК, необходимо устанавливать исключительно в ходе предварительного расследования путем проведения следственных действий.

Подобная позиция находит свое подтверждение и в уголовно-процессуальной науке. «При внимательном рассмотрении действующего ныне порядка производства доследственной проверки становится очевидным, что им не решаются как минимум две немаловажных задачи. Первое — не требуется установления материальных предпосылок к формулированию уголовно-правового (материального)состава деяния, и второе — в значительной степени игнорируется необходимость выяснения субъективной стороны совершенного деяния» .

Крюков В.Ф. Указ. соч.

Таким образом, по нашему мнению, требование руководителя следственного органа о проведении дополнительных проверочных мероприятий для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК, до возбуждения уголовного дела при наличии установленных ст. 140 УПК поводов и оснований для возбуждения уголовного дела — незаконное.

В подтверждение высказанной точки зрения отметим, что в соответствии с п. п. 2, 2.1 ч. 1 ст. 39 УПК руководитель следственного органа вправе проверять материалы проверки сообщения о преступлении или (выделено автором. — Ред.) материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя; отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования.

Анализ указанных норм показывает, что руководитель следственного органа имеет право отменять незаконные или необоснованные постановления следователя на двух этапах процессуальной деятельности: возбуждения уголовного дела (ст. ст. 140 — 145 УПК) или предварительного расследования. При этом указанные действия должностного лица законодатель, на наш взгляд, не случайно ограничил союзом «или».

Таким образом, исходя из смысла перечисленных положений ст. 39 УПК, руководитель следственного органа вправе отменить любое постановление следователя, которое тот выносит в порядке ст. 145 УПК, в том числе и о возбуждении уголовного дела, но до его направления для проверки прокурору в порядке ст. 146 УПК.

В связи с этим весьма спорной представляется позиция, высказанная С. Никифоровым о том, что руководитель следственного органа уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления следователя и нижестоящего руководителя следственного органа без какого-либо ограничения во времени .

См.: Никифоров С. Отмена постановления о возбуждении уголовного дела // Законность. 2011. N 1. С. 40 — 42.

По нашему мнению, в силу ч. 4 ст. 146 УПК следует выделить самостоятельный этап процессуальных действий на стадии возбуждения уголовного дела — проверка законности возбуждения уголовного дела прокурором, который в течение 24 часов с момента поступления к нему материалов вправе отменить постановление следователя.

На наш взгляд, только после проверки постановления о возбуждении уголовного дела прокурором у руководителя следственного органа появляется право проверять материалы уголовного дела, декларированное в п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК, и отменять по нему любые постановления следователя, за исключением постановления о возбуждении уголовного дела.

Вместе с тем следует отметить, что у приведенной нами позиции есть исключение, поскольку на практике встречаются случаи, когда уже в ходе расследования уголовного дела выясняется, что оно возбуждено ненадлежащим должностным лицом, но при наличии необходимых поводов и оснований и при отсутствии возможности прекращения в порядке ст. ст. 212 — 213 УПК. В основном это касается уголовных дел в отношении лиц с особым правовым статусом, перечисленных в ст. 447 УПК, в отношении которых уголовные дела вправе возбуждать конкретное должностное лицо, например руководитель следственного управления СК РФ по субъекту или Председатель СК РФ. В таких случаях постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем или дознавателем, вправе отменить руководитель следственного органа или прокурор соответственно, поскольку в таком случае это единственная возможность устранить нарушения закона.

На основании изложенного, по нашему мнению, руководитель следственного органа по расследуемому уголовному делу не вправе отменять постановление следователя о возбуждении уголовного дела, если оно вынесено при наличии поводов и оснований, предусмотренных ст. 140 УПК, и проверено прокурором. Руководитель не вправе требовать от следователя в ходе доследственной проверки, проводимой в порядке ст. ст. 144 — 145 УПК, установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, предусмотренных ст. 73 УПК. Установив в ходе расследования уголовного дела факт отсутствия события или состава преступления, необходимо принимать решение о прекращении производства по делу в порядке ст. ст. 212 — 213 УПК по основаниям, предусмотренным ст. 24 УПК.

Подводя итог изложенному, следует признать, что наличие множества позиций при толковании ст. ст. 39, 140, 144 — 145, 146 УПК свидетельствует о несовершенстве перечисленных норм закона и необходимости внесения в них изменений.

На наш взгляд, необходимо ввести прямой законодательный запрет на отмену постановления о возбуждении уголовного дела в процессе его расследования, за исключением случаев вынесения постановления ненадлежащим должностным лицом.

Следует отметить, что по указанным фактам отмены заместителем начальника ГСУ постановлений о возбуждении уголовного дела прокурор Свердловской области внес требование об устранении нарушений законодательства, которое рассмотрено начальником ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области, и решение нижестоящего руководителя следственного органа об отмене постановления о возбуждении уголовного дела признано незаконным и отменено.

Дискуссионные вопросы, возникающие в ходе отмены постановления о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Лозовский Денис Николаевич, Фидельский Станислав Вячеславович

Статья посвящена актуальным вопросам регулирования процедуры отмены постановления следователя о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа. Определен ряд проблемных вопросов данного института, предложены пути их решения.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Лозовский Денис Николаевич, Фидельский Станислав Вячеславович

Topical issues, arising at the repeal of the investigator’s decision to initiate a criminal case by the head of the investigative authority

The article is devoted to topical issues of regulation of the procedures for repeal of the investigator’s decision to initiate a criminal case by the head of the investigative authority. Identified a number of problematic issues of this institution, suggested ways of their solutions.

Текст научной работы на тему «Дискуссионные вопросы, возникающие в ходе отмены постановления о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа»

?Лозовский Денис Николаевич

доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России (е-таИ: [email protected])

Фидельский Станислав Вячеславович

кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России

Дискуссионные вопросы, возникающие в ходе отмены постановления о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа

Ключевые слова: досудебное производство, отмена постановления о возбуждении уголовного дела, полномочия руководителя следственного органа.

D.N. Lozovsky, Doctor of Law, Professor of a Chair of Criminal Procedure of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; e-mail: [email protected];

S.V. Fidelsky, Master of Law, Teacher of a Chair of Criminal Procedure of the Krasnodar University of Ministry of the Interior of Russia; tel.: +78612583757.

Topical issues, arising at the repeal of the investigator’s decision to initiate a criminal case by the head of the investigative authority

The article is devoted to topical issues of regulation of the procedures for repeal of the investigator’s decision to initiate a criminal case by the head of the investigative authority. Identified a number of problematic issues of this institution, suggested ways of their solutions.

Key words: preliminary criminal proceeding, repeal of decision to initiate criminal case, head of the investigative authority powers.

В действующем УПК РФ есть нормы, позволяющие отменить незаконное и необоснованное постановление следователя и руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела. Решение этого вопроса отнесено к компетенции как прокурора, так и руководителя следственного органа.

В ч. 4 ст. 146 УПК определено, что в случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении дела.

Руководитель следственного органа в отношении подчиненных следователей и руководителей следственных органов обладает в данном вопросе еще более широкими полномочиями, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 39 УПК он уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления следователя и нижестоящего руководителя следственного органа без какого-либо ограничения во времени.

На практике нередки случаи признания руководителем следственного органа постановления о возбуждении уголовного дела незаконным при реализации полномочий, регламентированных ст. 39 УПК РФ, уже в ходе начатого предварительного расследования, а иногда и на 2-3 месяце расследования.

В данном случае неразрешенными остаются ряд актуальных вопросов:

Какое решение надлежит принимать лицу, производящему предварительное следствие, в случае признания руководителем следственного органа постановления о возбуждении уголовного дела незаконным и его отмены — выносить постановление о прекращении уголовного дела или выносить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела?

Какое решение необходимо принимать лицу, производящему предварительное расследование, в части изъятого в ходе следствия, как процессуально оформлять возвращение изъятого?

Как поступать, если лицо задержано в порядке ст. 91 УПК РФ, а после заключено под стражу, — незамедлительно освобождать?

К сожалению, разрешение данных вопросов вызывает затруднения в связи с отсутствием должной регламентации их в уголовно-процессуальном законе.

Должностное лицо, получив постановление о признании незаконным и об отмене постановления о возбуждении уголовного дела прокурором либо руководителем следственного органа, обязано принять по имеющемуся у него материалу доследственной проверки процессуальное решение, поскольку постановление о возбуждении уголовного дела отменено, следовательно, возбужденного уголовного дела не существует. Принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела возможно, но это будет, скорее всего, незаконно, поскольку решение принимается за сроками, регламентированными УПК РФ. Принимать решение о прекращении уголовного дела также незаконно, поскольку в основаниях для прекращения уголовного дела нет такого основания, как «отмена постановления о возбуждении уголовного дела прокурором либо признание руководителем следственного органа постановления о возбуждении уголовного дела незаконным».

Кроме того, остается актуальным вопрос, что делать с лицом (лицами), задержанным(и) и (или) заключенным(и) под стражу. Так, освобождение указанных лиц из мест содержания под стражей в случае отмены постановления о возбуждении уголовного дела будет также незаконно, хотя логично. Отменено постановление — нет уголовного дела, как следствие, человек не может содержаться под стражей по несуществующему уголовному делу. Однако решение об освобождении может быть и преждевременно, т.к. лицо, совершившее преступле-

Смотрите так же:  Статья 10. Статьей 10 федерального закона об осаго

ние, может незамедлительно скрыться, что в итоге может помешать дальнейшим уголовно-правовым процедурам.

Следующая проблема возникает с изъятым по уголовному делу: возвращать как вещественные доказательства незаконно опять же по причине отсутствия возбужденного уголовного дела. Следовательно, необходимо выносить процессуальное решение, уже не основываясь на УПК РФ, т.к. он не содержит регламентации в этой части. Но в данном случае возникает проблема того, что возвращенное может быть незамедлительно уничтожено либо сокрыто. Это также может породить ряд спорных моментов.

Аналогичная проблема имеет место и в случае рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, по результатам рассмотрения которых судья выносит одно из следующих постановлений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; об оставлении жалобы без удовлетворения. Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа, принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.

В случае если по результатам обжалования постановления о возбуждении уголовного дела в порядке ст. 125 УПК РФ судья признает постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица незаконным и обязывает устранить допущенное нарушение, какое процессуальное решение необходимо принимать должностному лицу, возбудившему уголовное дело? Принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела или прекращать возбужденное уголовное дело?

Для разрешения имеющихся коллизий, на наш взгляд, необходимо внести в УПК РФ ряд соответствующих изменений, направленных на регламентацию действий должностных лиц, производящих предварительное следствие.

Статью 110 УПК РФ дополнить частью 5 следующего содержания: «При признании судом, прокурором, руководителем следственного органа постановления о возбуждении уголовного дела незаконным обвиняемый либо подозреваемый, в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, незамедлительно освобождается, мера пресе-

чения в отношении указанных лиц незамедлительно отменяется».

Статью 82 УПК РФ дополнить частью 6 следующего содержания: «При признании судом, прокурором, руководителем следственного органа постановления о возбуждении уголовного дела незаконным все изъятое по уголовному делу, не запрещенное в гражданском обороте, подлежит возвращению лицу, у которого было

изъято, если это не приносит непоправимый ущерб процессу доказывания по уголовному делу и может быть возвращено без ущерба для процесса доказывания. При этом могут быть сделаны копии документов, которые в последующем могут быть использованы в качестве доказательств даже в случае утраты. О возвращении ранее изъятого должно выноситься соответствующее постановление».

Отмена постановления о возбуждении уголовного дела. Статьи по предмету Уголовный процесс

ОТМЕНА ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

С.А. НИКИФОРОВ

В действующем УПК есть нормы, позволяющие отменить незаконное и необоснованное постановление следователя и руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела. Решение этого вопроса отнесено к компетенции как прокурора, так и руководителя следственного органа.

В ч. 4 ст. 146 УПК определено, что в случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении дела.
Руководитель следственного органа, в отношении подчиненных следователей и руководителей следственных органов, обладает в данном вопросе еще более широкими полномочиями, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 39 УПК он уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления следователя и нижестоящего руководителя следственного органа без какого-либо ограничения во времени. Представляется, что это требование закона в полной мере распространяется и на возможность отмены незаконного и необоснованного постановления о возбуждении уголовного дела. Отметим, что эти полномочия были переданы руководителю следственного органа в связи с принятием Федерального закона от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ.
Ранее прокурор в соответствии с ч. 2 ст. 37 УПК также обладал полномочиями по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя, в том числе и постановлений о возбуждении уголовного дела. В связи с тем, что решение о возбуждении дела принималось самим прокурором или с его согласия, отдельной нормы, регламентирующей отмену постановления о возбуждении уголовного дела, в Кодексе до внесения изменений Федеральным законом N 87-ФЗ не существовало. Фактически на этапе согласования постановления прокурор имел возможность заблокировать принятие любого незаконного решения (путем направления для производства дополнительной проверки или отказа в даче согласия на возбуждение уголовного дела), в то же время вышестоящий прокурор в случае необходимости мог отменить незаконное и необоснованное постановление нижестоящего прокурора.
Позволяют ли ныне существующие процедуры отмены незаконного постановления о возбуждении уголовного дела в полной мере гарантировать права участников уголовного судопроизводства, в первую очередь права подозреваемых и обвиняемых?
Представляется, что ответ на этот вопрос во многом зависит от того, какие цели достигаются при решении вопроса, связанного с отменой постановления о возбуждении уголовного дела.
Не секрет, что в иных случаях отмена постановления о возбуждении дела производится руководителями следственных органов для улучшения ведомственных показателей, связанных с сокращением числа прекращенных уголовных дел. Если по результатам нескольких месяцев предварительного расследования принимается решение не о прекращении уголовного дела, а об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, с мотивировкой об отсутствии достаточных оснований для возбуждения дела, то это решение явно обусловлено достижением некоего ведомственного результата, не имеющего ничего общего с принципом законности, определенным уголовно-процессуальным законом.
Принятие подобного решения способно самым серьезным образом нарушить права подозреваемых и обвиняемых.
Для подозреваемого и обвиняемого это прежде всего право на реабилитацию. В ст. 133 УПК указано, что право на реабилитацию имеют подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 4 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК. В случае же если дело не прекращается, а принимается решение об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, то процессуальных оснований для реабилитации не возникает. Законодателем не случайно в ст. 134 УПК РФ подчеркивается, что право на реабилитацию признается дознавателем и следователем за лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование.
В противовес такому подходу оппоненты нередко ссылаются на положения ч. 3 ст. 133 УПК, предусматривающей, что право на возмещение вреда имеет также лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Однако внимательное прочтение этой нормы позволяет сделать вывод, что именно наличие производства по уголовному делу является одним из условий, при котором возникает право на возмещение вреда у лица, подвергнутого мерам процессуального принуждения. Отмена же постановления о возбуждении уголовного дела приводит к ситуации, когда ставится под сомнение наличие самого производства по уголовному делу, в рамках которого и могут производиться различные процессуальные действия. Кроме того, как быть в случаях, когда лицу незаконно предъявлено обвинение, не являющееся, строго говоря, мерой процессуального принуждения?
Для того чтобы избежать подобного рода правовых коллизий, и необходимо принятие решения о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, которое является одной из форм окончания предварительного следствия в случаях, когда при расследовании не установлено событие преступления или отсутствует состав преступления в действиях лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Не случайно в ч. 2 ст. 212 УПК говорится, что в случаях прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК, следователь или прокурор принимает предусмотренные гл. 18 УПК меры по реабилитации лица.
Тем не менее законодателем предусмотрен институт отмены постановлений о возбуждении уголовного дела, причем такими полномочиями, как уже было сказано, наделены и прокуроры, и руководители следственных органов.
Безусловно такой институт в уголовном процессе необходим, но использование полномочий должно носить крайне взвешенный и фактически исключительный характер. Поэтому в ч. 4 ст. 146 УПК для прокурора законодателем введены очень серьезные ограничения по срокам принятия решения об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. В случае если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении дела. Представляется, что такое ограничение процессуальных сроков способствует тому, чтобы по уголовному делу меньше принималось процессуальных решений и выполнялось процессуальных действий, нарушающих права участников уголовного судопроизводства. Кстати, по своему содержанию ч. 4 ст. 146 УПК РФ перекликается с содержанием ст. 116 УПК РСФСР. Данная норма устанавливала, что если дело возбуждено следователем или органом дознания без законных поводов и оснований, то прокурор имел право отменить такое постановление и отказать в возбуждении уголовного дела, но только в том случае, если по делу не производилось следственных действий. В случае же производства следственных действий прокурор имел полномочия на прекращение уголовного дела.
Есть ли необходимость ставить вопросы об отмене постановления о возбуждении уголовного дела спустя длительное время после принятия такого решения?
Как показывает практика расследования уголовных дел, такие ситуации возникают, более того — отмена постановления о возбуждении дела является единственно возможным законным решением по уголовному делу. Как правило, необходимость отмены постановления о возбуждении дела возникает в случае его возбуждения не полномочным должностным лицом.
Достаточно распространенный характер носят случаи, когда следователями и дознавателями возбуждаются уголовные дела в отношении лиц, являющихся членами выборного органа местного самоуправления. Например, при проведении доследственной проверки недостаточно полно изучаются данные о личности будущего фигуранта по делу и упускаются сведения, что лицо является депутатом представительного органа местного самоуправления. В результате уголовное дело в отношении такого лица возбуждается не руководителем следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту Российской Федерации (п. 11 ч. 1 ст. 448 УПК), а следователем или дознавателем. В ходе производства по делу могут быть собраны достаточные доказательства, подтверждающие событие преступления и свидетельствующие о наличии в действиях должностного лица состава преступления, что не дает оснований для прекращения дела за отсутствием события или состава преступления. Каких-либо других оснований для прекращения дела также нет. Принятию законного и обоснованного решения по результатам расследования — направлению дела в суд по такому делу препятствует то обстоятельство, что оно было возбуждено с грубыми нарушениями закона (неправомочным должностным лицом) и все последующие процессуальные действия по делу являются незаконными.
Единственно правильным решением в данном случае будет отмена незаконного постановления о возбуждении уголовного дела и возбуждение на основании имеющихся материалов полномочным лицом нового дела. В такой ситуации полномочия руководителя следственного органа позволяют принять законные и обоснованные решения.
?

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Злоупотребление надзорными полномочиями – недопустимо

Назначение уголовного судопроизводства в равной мере состоит и в защите прав и законных интересов потерпевших от преступлений, и в защите личности от незаконного обвинения и уголовного преследования. Долгое время одной из актуальных проблем, препятствующих достижению целей уголовного судопроизводства, является злоупотребление некоторыми прокурорскими работниками правом на отмену постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. О поиске путей к разрешению этой проблемы мы и поговорим.

Суть проблемы

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела орган дознания или дознаватель выносит соответствующее постановление, копию которого в течение 24 часов направляет прокурору, которому в соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ предоставлено право отменять любые незаконные и необоснованные постановления дознавателя, в том числе и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 6, ст. 148 УПК РФ).

Недопустимость злоупотребления правом – общеправовой принцип. Причем он выражается не только в запрете вредоносного осуществления любого субъективного права в противоречии с его назначением, но также и в запрете недобросовестного, неразумного или безнравственного его осуществления.

Несмотря на то что согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановления прокурора должны быть законными, обоснованными и мотивированными, нередко какая-либо мотивация принятого решения и данных в соответствии с ним указаний отсутствует, а постановления дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела отменяются по формальным основаниям. Например, обжалование заявителем постановления дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела зачастую ведет просто к автоматической отмене его прокурором, без каких-либо попыток вникнуть в основания данной жалобы, хотя практически всем сотрудникам правоохранительных органов хорошо известен тип заявителей, постоянно жалующихся во все инстанции по надуманным причинам. Налицо бездумное следование прокурора запросам заявителя, и в результате, как справедливо замечает Ю.П. Боруленков, возникает патовая ситуация, когда «нет оснований для возбуждения уголовного дела, а прокурор регулярно, по мере поступления жалоб заявителя, отменяет постановления об отказе в возбуждения уголовного дела, давая неисполнимые указания. И это может продолжаться годы» 1 .

Более того, некоторые указания, данные прокурором, требуют установления таких обстоятельств, которые ни коим образом не могут повлиять на принятие законного и обоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, что противоречит принципу разумности процесса, загружает дознавателей процессуально бесполезной работой, нарушает конституционные права лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, так как создает ему постоянную угрозу уголовного преследования.

Некоторые примеры из практики

В отдел дознания К. района УФССП России по Санкт-Петербургу поступило заявление гражданки К., в котором она просила привлечь к уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ гражданина Г. за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности после вступления в законную силу судебного решения в размере 1 187 414 руб. 40 коп. Поскольку обязательным конструктивным элементом состава данного преступления является кредиторская задолженность в крупном размере (превышающем 2 250 000 руб.), дознавателем законно и обоснованно было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии Г. состава преступления. Однако прокуратурой К. района Санкт-Петербурга указанное постановление было отменено, а материал возвращен для дополнительной проверки с указанием опросить Г. в целях установления его материального положения, места работы, выяснения причин уклонения от погашения кредиторской задолженности.

Еще один пример. В отдел дознания К. района УФССП России по Санкт-Петербургу поступило заявление гражданина Л., в котором он просил привлечь к уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ гражданина С. за злостное неисполнение судебного решения. Поскольку обязательным конструктивным элементом состава данного преступления является наличие специального субъекта (представителя власти, государственного служащего, муниципального служащего, служащего государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации), а гражданин С. таковым не являлся, дознавателем законно и обоснованно было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии С. состава преступления. Тем не менее прокуратурой К. района Санкт-Петербурга указанное постановление неоднократно отменялось, а материал возвращался для дополнительной проверки.

Есть еще более интересные примеры. Так, в отдел дознания К. района УФССП России по Санкт-Петербургу поступило заявление гражданки Б., в котором она просила привлечь к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ гражданина Б. за уклонение от уплаты алиментов. Общеизвестно, что ч. 1 ст. 157 УК РФ предусматривает неоднократность неуплаты родителем без уважительных причин в нарушение решения суда средств на содержание несовершеннолетних детей в качестве обязательного признака объективной стороны указанного преступления (то есть лицо должно быть в обязательном порядке подвергнуто административному наказанию за аналогичное деяние). Гражданин Б. к административной ответственности за аналогичное деяние (ч. 1 ст. 5.35.1 КоАП РФ) не привлекался, поэтому субъектом данного преступления быть не мог, и дознавателем законно и обоснованно было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии Б. состава преступления. Но прокуратурой К. района Санкт-Петербурга указанное постановление было отменено, а материал возвращен для дополнительной проверки с указанием опросить заявителя Б.

Смотрите так же:  Проект Bash-start: регистрация ООО и ИП с дальнейшей поддержкой Вашего ческие услуги - внесение изменений, допуск СРО Уфа, ликвидация ООО и ИП. Субсидия на бизнес в башкирии

Незаконность и необоснованность

Согласно уголовно-процессуальному законодательству основанием для отказа в возбуждении уголовного дела является одно из обстоятельств, указанных в ч. 1, ст. 24 УПК РФ, достоверно установленное с помощью уголовно-процессуальных доказательств.

Основными условиями принятия прокурором решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела УПК называет незаконность или необоснованность такого процессуального решения.

Попытаемся определить, какое же постановление об отказе в возбуждении уголовного дела можно считать незаконным или необоснованным.

На наш взгляд, абсолютно прав А.П. Рыжаков, который указывает, что «незаконным признается постановление, вынесенное с нарушением как уголовно-процессуального, так и материального права. Например, если в нем отсутствуют дата его вынесения или подпись лица, его составившего, если оно вынесено неуполномоченным на то должностным лицом, основывается на недопустимых доказательствах и др. Необоснованным же, по мнению автора, следует считать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, когда в нем отсутствует мотивировка принятого решения, изложенные в постановлении сведения не соответствуют содержанию прилагаемых к нему материалов, указанные в резолютивной части выводы следователя (дознавателя и др.) не соответствуют содержанию описательно-мотивировочной части постановления и т. п.» 2 .

Если обратиться к приведенным выше примерам, то постановления об отказе в возбуждении уголовного дела были вынесены на основании п. 2, ч. 1, ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления. Данное основание означает, что деяние не является уголовно наказуемым в связи с отсутствием хотя бы одного из обязательных элементов состава преступления: объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны. В первом примере отсутствовал объект преступления, во втором и третьем – субъект. То есть в ходе проверки были установлены обстоятельства, исключающие во всех случаях производство по уголовному делу.

Возможные возражения

Далеко не все разделяют позицию автора. Иногда приходится слышать возражения со ссылками на то, что отменяя постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела (в отличие от постановления следователя или руководителя следственного органа) закон не требует от прокурора его мотивировать (ч. 6 ст. 148 УПК РФ). По нашему мнению, данные возражения нельзя признать убедительными. Как справедливо замечает А.П. Рыжаков: «Несомненно, постановление прокурора, в том числе и об отмене решения органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, должно быть мотивированно – это общее требование, предъявляемое к постановлениям прокурора. Оно прямо закреплено в ч. 4 ст. 7 УПК» 3 . Это положение нашло отражение и в совместном Приказе Генпрокуратуры России № 147, МВД России № 209, ФСБ России № 187, СК России № 23, ФСКН России № 119, ФТС России № 596, ФСИН России № 149, Минобороны России № 196, ФССП России № 110, МЧС России № 154 от 26.03.2014 «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью процессуальных действий и принимаемых решений об отказе в возбуждении уголовного дела при разрешении сообщений о преступлениях», который обязывает прокурора при признании решения об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным выносить мотивированное постановление о его отмене, в котором указывать конкретные обстоятельства, подлежащие дополнительной проверке, нарушения законодательства об уголовном судопроизводстве.

Мотивированность же предполагает указание в тексте постановления анализа его оснований, когда его положения логически вытекают из анализа совокупности установленных данных.

Поэтому, на наш взгляд, в описательной части постановления об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и возвращении материалов для дополнительной проверки прокурор обязан не просто указать перечень мероприятий, подлежащих, по его мнению, выполнению в ходе ее проведения, а обосновать, какие именно обстоятельства происшедшего в результате их проведения возможно установить и каким образом они могут повлиять на принятие решения по результатам рассмотрения сообщения о преступлении.

Оппоненты также могут возразить автору, указав, что в соответствии с ч. 4, ст. 41 УПК РФ дознаватель вправе обжаловать указания прокурора вышестоящему прокурору, поэтому если он не согласен с указаниями, данными прокурором в постановлении об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, то может подать жалобу в установленном законом порядке. Однако необходимо помнить, что обжалование данных указаний не приостанавливает их исполнения и тем самым фактически является формальностью. Автор в полной мере поддерживает мнение П.А. Лупинской, которая пишет: «Очевидно, что лицо, полномочное принимать решения в процессе, не может действовать вопреки своему внутреннему убеждению. Поэтому дознаватель, обжаловавший указание прокурора вышестоящему прокурору, не должен быть обязан выполнять указания прокурора вопреки своему убеждению, как этого требует ч. 4 ст. 41 УПК РФ» 4 . Стоит не согласиться с мнением некоторых ученых, которые полагают, что право на обжалование дознавателем указаний прокурора «побуждает авторов указаний к более взвешенному отношению к подписанию подобных процессуальных документов» 5 или «право на жалобу у дознавателя – свидетельство усиления гарантий его правового положения» 6 . В сегодняшней абсурдной ситуации, когда указания прокурора должны быть выполнены дознавателем в любом случае, даже если они, с его точки зрения, совершенно не мотивированны, их обжалование не повысит процессуальную самостоятельность дознавателя, а лишь спровоцирует рост противоречий между дознавателем и прокурором. Поэтому данное право осталось эфемерным и случаи, когда дознаватели им воспользовались, исчисляются единицами.

Заключение

На основании вышесказанного можно предположить, что отмена прокурором постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по надуманным основаниям обусловлена достижением некоего ведомственного результата, не имеющего ничего общего с принципом законности, определенным УПК РФ.

На наш взгляд, абсолютно прав Р.В. Журбин, который пишет: «Рассмотрим оценку деятельности помощника прокурора района. Допустим, что за определенное время он изучил 50 материалов доследственных проверок, по которым отменено 10 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. Таким образом, работник прокуратуры в течение определенного времени выполнил определенный объем работы и добился определенных результатов. По соотношению результатов и объема работы можно судить, насколько эффективно работник использует свое рабочее время: при высокой нагрузке низкие показатели результативности должны указывать на недостатки в деятельности работника прокуратуры. При сопоставимой нагрузке и затратах рабочего времени более эффективным работником должен считаться тот, кто получает больший результат.

Однако если ограничиться оценкой только соотношения нагрузки и результатов, высок риск оценить в качестве эффективной деятельность, направленную исключительно на достижение высоких показателей. Необходимо учитывать также качество работы. В приведенном примере критерием качества может быть количество возбужденных уголовных дел по результатам отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела» 7 .

Таким образом, на наш взгляд, принятие прокурором решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не должно зависеть от ведомственных интересов, а должно быть направлено исключительно на устранение допущенных нарушений, на обеспечение законности. Необходимо учитывать и позицию Конституционного Суда РФ, согласно которой недопустимой является произвольная и многократная отмена постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по одному и тому же основанию (в том числе по причине неполноты проведенной проверки) 8 .

1 Боруленков Ю.П. «Доследственная проверка: за и против» // Российский следователь. 2013. № 19.

2 «Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» (постатейный) (9-е издание, переработанное) (Рыжаков А.П.).

4 Лупинская П.А. «Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика» (2-е изда-ние, переработанное и дополненное) («Норма», «Инфра-М», 2010).

5 «Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» (постатейный) (3-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева) («Юрайт-Издат», 2007).

7 Журбин Р.В. Оценка эффективности деятельности органов прокуратуры http://отрасли-права.рф/article/973.

8 Определение КС РФ от 24.12. 2013 № 1936-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Осиповой Ирины Валентиновны на нарушение ее конституционных прав частью шестой ст. 148 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

«TRUNOV, AYVAR & PARTNERS»

International Law Firm

Est. in 2001

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

Обжалование постановления о возбуждении уголовного дела

В Басманный районный суд г. Москвы

г. Москва, ул. Каланчевская, д. 11

от адвоката коллегии

Трунова Игоря Леонидовича,

(действующего в интересах подозреваемого – Криваша Николая Андроновича)

Должностное лицо, чьи действия обжалуются: старший следователь по особо важным делам при Председателе Следственного комитета России

полковник юстиции Степанов С.С.

ЖАЛОБА

(в порядке ст. 125 УПК РФ)

12.04.2017 старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации полковником юстиции Степановым С.С. возбуждено уголовное дело № 11702007706000061 в отношении Маркелова Л.И. по ч. 6 ст. 290 УК РФ, в отношении депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл Криваша Н.А. по ч. 5 ст. 291 УК РФ, в отношении Кожановой Н.И. и неустановленных лиц по ч. 4 ст. 291.1УК РФ.

С принятым следователем решением о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 не согласен, считаю данное решение незаконным (необоснованным) и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Часть 2 данной статьи УПК РФ устанавливает, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

По настоящему уголовному делу достаточных оснований для его возбуждения у следователя не имелось.

Согласно ч. 1 ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 этой же статьи УПК РФ, суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта УПК РФ, принимает решение в соответствии с УПК РФ.

Часть 3 ст. 7 УПК РФ, предусматривает, что нарушение норм настоящего УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваша Н.А. не усматривается признаков преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ.

Так, денежные средства, Кривашом Н.А. лично или через посредников Маркелову Л.И. никогда не передавались. Участие в программе по получению ООО «Птицефабрика «Акашевская» средств государственной поддержки по линии Министерств сельского хозяйства РФ и РМЭ, осуществлялось на общих основаниях, в строгом соответствии со всеми требованиями и в строгом соответствии всем критериям, предъявляемым к субъектам – получателям целевых средств государственной поддержки для сельскохозяйственных предприятий.Данные субсидии предназначались на погашение процентов по договорам займа между ОАО «Россельхозбанк» и ООО «Птицефабрика «Акашевская».

Кроме того, считаю, что в действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская», моего подзащитного – Криваша Н.А., отсутствуют необходимые признаки состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ, а имеют место обычные хозяйственные гражданско-правовые отношения, между субъектами хозяйственной деятельности – ООО «Птицефабрика «Акашевская» и ООО «Тепличное» и по факту выявленных в ходе доследственной проверки фактических обстоятельств произошедшего, следователю, по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ следовало принять по материалу проверки решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Более того, из пояснений сотрудников следственных органов неоднократно звучало, что основной целью обыска является поиск денежных средств и иных материальных ценностей, вне зависимости от их принадлежности Кривашу Н.А. Обыск, который должен производиться с целью отыскания предметов и ценностей, которые могут иметь значение для дела, превратился в незаконное отобрание материальных средств у лиц, которые ни к Кривашу Н.А., ни к возбужденному в отношении Маркелова Л.И. уголовного дела, никакого отношения не имеют.

Также необходимо отметить, что согласно фабуле обвинения, по версии следствия Криваш Н.А., якобы, передал Маркелову Л.И. денежные средства за общее покровительство путем приобретения бездокументарных акций ОАО «Тепличное». Денежные средства в размере 235 275 000 руб. были зачислены на расчетный счет данного общества. Передача наличных денежных средств или иных материальных ценностей между фигурантами не предполагалась (об этом утверждает обвинение в постановлении о возбуждении уголовного дела и в постановлении о предъявлении Маркелову Л.И. обвинения).

Данные обстоятельства свидетельствуют об очевидности незаконности и отсутствия каких-либо законных оснований для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, защита считает, что у следователя Степанова С.С. отсутствовали какие-либо правовые основания и достаточные данные для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела в отношении Криваша Н.А., следовательно, обжалуемое защитой Постановление незаконно.

Защита полагает, что возбуждение уголовного дела в отношении Криваша Н.А. и желание отыскать денежные средства, полученные Кривашем Н.А. от гражданско-правовой сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская», чему свидетельствуют обыски, проведенные следственным органом в жилище лиц (бывшей жены и дочери, проживающей самостоятельной семьей с мужем и ребенком), является ничем иным, как рейдерским захватом со стороны правоохранительных органов с целью изъятия законно полученных от гражданско-правовой следки, заключенной с ООО «Агроактив».

При этом следует обратить внимание, что деньги, полученные от сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская» к сделке по приобретению акций ОАО «Тепличное», никакого отношения не имеют. Согласно предъявленному Маркелову Л.И. обвинению и постановлению о возбуждении уголовного дела, Криваш Н.А. произвел расчет по договору о приобретении бездокументарных акций ОАО «Тепличное» до 25.02.2015 года. Гражданско-правовая сделка никем не оспорена, не признана ничтожной, мнимой или недействительной.

Деньги, же вырученные Кривашем Н.А. от продажи долей в уставном капитале общества ООО «Птицефабрика Акашевская», получены не ранее октября 2016 года, никакого отношения с договору по проибретению акций ОАО «Тепличное» не имеют, не могли быть предметом отыскания при производстве обысков в рамках уголовного дела №11702007706000061, что лишний раз подтверждает незаконность возбуждения уголовного дела.

Даже если бы в жилых помещениях, где производился обыск и были бы обнаружены деньги или иные материальные ценности, они не подлежали изъятию, поскольку они не имели никакого отношения к уголовному делу в рамках расследования которого проводились обыски.

Кроме того, мой подзащитный – подозреваемый по уголовному делу генеральный директор ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваш Николай Андронович, с 2014 года и вплоть до 2020 года является депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – Государственного Собрания Республики Марий Эл, и в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу, то есть в уголовно-правовом смысле, мой подзащитный – Криваш Н.А., является специальным субъектом.

Смотрите так же:  Как отражается договор подряда в форме расчета 4-ФСС. Договор подряда в 4-фсс

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела, либо о привлечении в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается: в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ.

Таким образом, лицом, в соответствии со ст. 448 УПК РФ наделенным по закону правом возбуждения уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., является руководитель Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Марий Эл.

Данные обстоятельства не были приняты во внимание следователем Степановым С.С. при принятии решения по материалу проверки и, в нарушении положений ст.ст. 144-145 УПК РФ, им незаконно (необоснованно) принято решение о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Признать постановление о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017, вынесенное старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ полковник юстиции Степанова С.С., незаконным (необоснованным).

2. Обязать руководителя следственного органа – Председателя Следственного комитета Российской Федерации генерала юстиции Бастрыкина А.И., отменить незаконное (необоснованное) постановление от 12.04.2017 о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 в отношении Криваша Николая Андроновича.

В ходе подготовки к рассмотрению настоящей жалобы, прошу суд истребовать из следственного органа – Следственного комитета РФ копию постановления о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017 (которой сторона защиты Криваша Н.А. до настоящего времени не обладает), а также документы из материалов уголовного дела № 11702007706000061, обосновывающие как возбуждение уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., так и обосновывающие возбуждение уголовного дела № 11702007706000061 должностным лицом из центрального аппарата Следственного комитета РФ.

Постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела (Книга под общ. ред. Буксмана А.Э., Капинус О.С. Образцы документов прокурорской практики: практич. пособие. — «Издательство Юрайт», 2014 г.)

Постановление
об отмене постановления о возбуждении уголовного дела

19 января 2012 г.

Заместитель прокурора Энской области, старший советник юстиции Рюмшин С.И., рассмотрев постановление о возбуждении уголовного дела N 123456 и материалы, послужившие основанием для его возбуждения, поступившие в прокуратуру области 18.01.2012 из 1-го управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Энской области,

Следователем по особо важным делам ГСУ СК РФ по Энской области Антоновым С.А. 17.01.2012 в 16 ч 30 мин. возбуждено уголовное дело N 123456 в отношении Хилецкого В.В. по признакам преступлений, предусмотренных п. «а», «б» ч. 2 ст. 131, 33 ч. 5, п. «в» ч. 4 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ); Орехова И.С. по признакам преступлений, предусмотренных п. «а», «б» ч. 2 ст. 131, ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ; неустановленного лица по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 131, ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

В соответствии со ст. 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Согласно ч. 2 ст. 146 УПК РФ в постановлении о возбуждении уголовного дела указываются также пункт, часть, статья УК РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело.

Вместе с тем приведенная следователем в постановлении квалификация действий Орехова И.С. и неустановленного лица «. п. «а», «б» ч. 2 ст. 131, 33 ч. 5, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. » является неконкретизированной, поскольку при такой квалификации неясно, совершение какого из составов преступлений Особенной части УК РФ инкриминируется Орехову И.С. и неустановленному лицу в форме исполнительства, а какого в форме пособничества.

Указанное обстоятельство существенно нарушает права подозреваемого, установленные ст. 46 УПК РФ, согласно которой подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается.

Кроме того, материалами проверки не подтверждается совершение Ореховым И.С. в какой бы то ни было форме преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ.

Так, согласно представленным материалам и постановлению о возбуждении уголовного дела Хилецкий В.В. вывел из комнаты в помещение коридора второго этажа дома Санину Н.И., где ее изнасиловал.

Согласно заключению молекулярно-генетического исследования, следы спермы, обнаруженные на изъятом с места происшествия презервативе, произошли от Хилецкого В.В.

Каких-либо объективных данных, указывающих на причастность Орехова И.С. к совершенному изнасилованию, не имеется.

Таким образом, постановление о возбуждении уголовного дела является незаконным, необоснованным и немотивированным, поскольку противоречит требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, в силу чего подлежит отмене.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 37, ч. 4 ст. 146 УПК РФ,

1. Отменить постановление о возбуждении уголовного дела N 123456, вынесенное 17.01.2012 следователем по особо важным делам ГСУ СК РФ по Энской области Антоновым С.А., как незаконное, необоснованное и немотивированное.

2. Копию настоящего постановления направить следователю по особо важным делам ГСУ СК РФ по Энской области Антонову С.А.

Заместитель прокурора
Энской области
старший советник юстиции

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела (Книга под общ. ред. Буксмана А.Э., Капинус О.С. Образцы документов прокурорской практики: практич. пособие. — «Издательство Юрайт», 2014 г.)

Извлечение из книги под общ. ред. Буксмана А.Э., Капинус О.С. Образцы документов прокурорской практики: практич. пособие. — «Издательство Юрайт», 2014 г.

Постановление прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 апреля 2013 г. N 18-Д13-42 Отменяя судебные акты, принятые по жалобам на постановление о возбуждении уголовного дела, суд указал, что оспариваемая обоснованность принятого следователем решения о возбуждении уголовного дела и соответствие сделанных им выводов фактическим обстоятельствам дела на данном этапе уголовного судопроизводства не могли быть предметом обжалования и проверки в суде

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Абрамова С.Н. и Кондратова П.Е.,

при секретаре Маркове О.Е.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу потерпевшего П. на постановление Советского районного суда г. Краснодара от 12 марта 2012 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 12 апреля 2012 г. и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 5 сентября 2012 г., которыми удовлетворена жалоба Горлова И.И. на постановление старшего следователя следственного отдела по г. Краснодару СУ СК России по Краснодарскому краю от 19 февраля 2012 г. о возбуждении уголовного дела в отношении Горлова И.И. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, а также выслушав мнение прокурора Телешевой-Курицкой НА., настаивавшей на отмене обжалуемых судебных решений и направлении материала на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, Судебная коллегия, установила:

Горлов И.И. подозревался в том, что в октябре 2009 г., являясь должностным лицом — начальником милиции общественной безопасности УВД по округу г. Краснодара, дал указание участковому уполномоченному УВД по округу г. Краснодара К. составить в отношении П. протокол о предусмотренном ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ административном правонарушении, которого тот не совершал, а также задержать П. в порядке ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ, после чего лично рассмотрел указанный административный протокол и принял решение о привлечении П. к административной ответственности и назначении ему наказания в виде штрафа в размере 500 руб., то есть совершил действия, явно выходящие за пределы его должностных полномочий, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов П.

19 февраля 2012 г. старшим следователем следственного отдела по г. Краснодару СУ СК России по Краснодарскому краю вынесено постановление о возбуждении в отношении Горлова И.И. уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

По постановлению Советского районного суда г. Краснодара от 12 марта 2012 г. поданная в порядке ст. 125 УПК РФ жалоба Горлова И.И. на указанное постановление следователя была удовлетворена, а постановление следователя о возбуждении уголовного дела в отношении Горлова И.И. признано незаконным.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 12 апреля 2012 г. и постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 5 сентября 2012 г. постановление суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе потерпевший П. просит отменить состоявшиеся в отношении Горлова И.И. судебные решения, полагая, что выводы судов в них не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Отмечает, в частности, что судом первой инстанции оставлен без внимания тот факт, что решением Советского районного суда г. Краснодара от 9 апреля 2010 г. составленное 10 октября 2009 г. участковым уполномоченным К. по указанию его начальника Горлова И.И. постановление, по которому он, П. привлечен к административной ответственности, признано незаконным. Считает, что суд, признав постановление о возбуждении в отношении Горлова И.И. уголовного дела незаконным, лишил тем самым органы предварительного следствия возможности выполнить следственные действия, направленные на доказывание виновности Горлова И.И. в совершении преступления, чем нарушил право потерпевшего на защиту от преступления. Изучив материалы по жалобе в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, проверив доводы надзорной жалобы потерпевшего П.

Судебная коллегия полагает обжалуемые судебные решения подлежащими отмене по следующим основаниям.

Как следует из представленных материалов, Горлов И.И., обжалуя в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ, вынесенное в отношении него постановление о возбуждении уголовного дела, в обоснование своей позиции сослался на несоответствие действительности содержащихся в постановлении о возбуждении уголовного дела выводов о том, что он дал своему подчиненному К. заведомо незаконное указание о привлечении к административной ответственности П. за административное правонарушение, которого тот не совершал, а затем сам назначил П. административное наказание в виде штрафа.

Настаивая на признании вынесенного в отношении него постановления о возбуждении уголовного дела незаконным, Горлов И.И. утверждает о том, что уголовное дело не могло быть возбуждено, поскольку в его действиях отсутствует состав преступления.

Между тем по смыслу ст. 125 УПК РФ, выявленному в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (Постановление от 23 марта 1999 г. N 5-П, определения от 27 декабря 2002 г. N 300-О, от 22 октября 2003 г. N 385-О, от 14 июля 2011 г. N 1027-О-О), при осуществлении в период предварительного расследования судебного контроля за законностью и обоснованностью процессуальных актов органов дознания, следователей и прокуроров не должны предрешаться вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. Соответственно при проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела суд управомочен выяснять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу, однако не вправе оценивать обоснованность возбуждения уголовного дела и наличие достаточных данных, подтверждающих фактические обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях подозреваемого состава преступления. Обоснованность выводов следователя о совершении лицом действий, в которых он подозревается, и о наличии в этих действиях состава преступления, подлежит проверке судом после завершения предварительного расследования по возбужденному уголовному делу и поступления уголовного дела в суд. Отсутствие у лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, возможности обжаловать по существу это решение в суд не нарушает его права, т.к. это лицо не лишается доступа к суду и может отстаивать в суде свою невиновность после завершения предварительного расследования.

Таким образом, исходя из приведенных положений уголовно-процессуального закона и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, а также учитывая, что в поданных Горловым И.И. и П. жалобах в суд, как и в принятых по этим жалобам судебных решениях оспаривается обоснованность принятого следователем решения о возбуждении уголовного дела, соответствие сделанных им выводов фактическим обстоятельствам, Судебная коллегия считает, что указанные вопросы на данном этапе уголовного судопроизводства не могли быть предметом обжалования и проверки в суде.

В этой связи принятые судами по жалобам Горлова И.И. и Попхадзе А.Б. судебные решения подлежат отмене, а производство по данному материалу прекращению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407-410 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

постановление Советского районного суда г. Краснодара от 12 марта 2012 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 12 апреля 2012 г. и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 5 сентября 2012 г. в отношении Горлова И.И. отменить, производство по данному материалу прекратить.

Председательствующий Лавров Н.Г.
Судьи Абрамов С.Н.
Кондратов П.Е.

Обзор документа

В надзорной жалобе заявитель просит отменить судебные решения, которыми постановление о возбуждении уголовного дела признано незаконным.

ВС РФ удовлетворил требования заявителя, пояснив следующее.

В соответствии с правовой позицией КС РФ при осуществлении в период предварительного расследования судебного контроля за законностью и обоснованностью процессуальных актов органов дознания, следователей и прокуроров не должны предрешаться вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

Соответственно, при проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела суд не вправе оценивать обоснованность возбуждения уголовного дела и наличие достаточных данных, подтверждающих фактические обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях подозреваемого состава преступления.

Обоснованность выводов следователя о совершении лицом действий, в которых он подозревается, и о наличии в этих действиях состава преступления, подлежит проверке судом после завершения предварительного расследования по возбужденному уголовному делу и поступления уголовного дела в суд.

В обжалумых судебных решениях оспаривается обоснованность принятого следователем решения о возбуждении уголовного дела, соответствие сделанных им выводов фактическим обстоятельствам.

Указанные вопросы в период предварительного расследования не могли быть предметом проверки в суде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *