Общество

Криминал

Полезай в печь: дед с бабкой сожгли ребенка живьем

Сотрудники органов опеки в Хакасии ответят за сожжение младенца в печи

Следователи возбудили уголовное дело в отношении органов опеки, не уследивших за жителями Хакасии, которые сожгли в печи 11-месячного ребенка. По данным СК, семью несколько лет назад сняли с профилактического учета «в связи с исправлением». Тем не менее, в доме продолжали пить и вести асоциальный образ жизни. Тело младенца было обнаружено 29 января в деревне Харой — в убийстве ребенка обвиняют его бабушку и дедушку. Они заключены под стражу.

Семью из хакасской деревни Харой, где пьяные супруги в печи сожгли 11-месячного внука, несколько лет назад сняли с профилактического учета «в связи с исправлением». Об этом говорится в сообщении Следственного комитета по Республике Хакасия. По данным ведомства, после того, как соцслужбы перестали контролировать семью, в доме не прекращали пить и вести асоциальный образ жизни.

«Очевидно, что данная семья являлась неблагополучной. Между тем представители органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних Таштыпского района допустили преступную небрежность, не приняв комплекса мер по обеспечению и защите прав и законных интересов малолетнего ребенка. [Они] не осуществили вновь постановку семьи на профилактический учет и не приняли мер по изъятию ребенка из семьи при очевидном наличии угрозы его жизни и здоровью», — отметили в СК. Там добавили, что в отношении сотрудников органов опеки возбуждено уголовное дело о халатности.

Напомним, что 29 января в деревне Харой, расположенной в Хакасии, было обнаружено тело 11-месячного ребенка. Судмедэксперты зафиксировали «признаки обугливания тела в результате воздействия высокой температуры». Следователи считают, что в этот день 18-летняя мать ребенка уехала в соседнее село и попросила своих родителей присмотреть за сыном. 42-летняя бабушка и 47-летний дедушка 29 января решили устроить застолье. В итоге, будучи пьяными, они поместили внука в раскаленную печь.

«Пошел в лес, нашел бутылку водки, выпил и крыша у него поехала — ну, «белку» словил. А потом пришел и живого ребенка в печку запихал», — заявил в эфире телеканала «Россия-1» один из жителей деревни.

Обугленное тело малыша в печи обнаружил родственник семьи. В отношении бабушки и дедушки ребенка было возбуждено уголовное дело об убийстве малолетнего, находящегося в заведомо беспомощном состоянии.

Позже следователи выяснили, что обвиняемые проживали в одном доме с матерью 11-месячного мальчика и ее несовершеннолетним братом. По данным СК, супруги нигде не работали, выпивали, вели асоциальный образ жизни и не следили за хозяйством. Всего, по данным хакасского детского омбудсмена, у них четверо детей. В 2009 году семьей заинтересовались в органах опеки — ее поместили на профилактический учет. Однако в 2016 году соцслужбы посчитали, что жители деревни Харой исправились и сняли семью с учета.

«Мальчик [младший сын обвиняемых] учится в восьмом классе. Сейчас он находится у родственников, у старшего брата. То, что случилось — ЧП. В настоящее время подключились все причастные структуры. Я контролирую ситуацию, органы опеки, правоохранители. Разбирательства идут на всех уровнях», — заявила уполномоченный по правам ребенка в республике Ирина Ауль.

1 февраля суд в Хакасии на два месяца арестовал обвиняемых в сожжении ребенка. Расследование уголовного дела продолжается.

В этот же день глава региона Валентин Коновалов прокомментировал трагедию в деревне Харой. «Я сам отец, воспитываю троих детей, и у меня попросту в голове не укладывается убийство беззащитного малыша! Эти самые «бабушка» и «дедушка», язык даже не поворачивается их так назвать, уже задержаны, сейчас в их отношении ведутся следственные действия. По данному факту возбуждено уголовное дело», — написал он на своей странице «ВКонтакте». Коновалов призвал подробно изучить действия органов опеки и попечительства, а также изменить подход к работе с «непростыми семьями».

Похожая история в апреле 2020 года произошла в Нижнем Новгороде. 27-летняя Елена Каримова задушила и сожгла свою четырехлетнюю дочку и двухлетнего сына. После задержания мать призналась, что пошла на убийство из-за отсутствия денег на содержание детей. Было возбуждено уголовное дело об убийстве.

13 февраля в Нижегородском областном суде прошло третье по счету заседание по делу Каримовой. На нем были допрошены три свидетеля. «Я мельком их [тела детей] видел. Один из них лежал лицом вниз, другой на спине. Одежды на них не было, — заявил пенсионер Виктор Морозов. Еще один свидетель отметил, что в день убийства Елена Каримова выглядела спокойно и не проявляла никакой встревоженности.

Из-за нехватки денег расправиться со своим ребенком решила и 34-летняя жительница села Благовещенка, расположенного в Кемеровской области. В январе 2017 года она родила четвертого по счету ребенка. Сразу после родов женщина решила сжечь ребенка в печи.

По данным следствия, многодетная мать опасалась потерять работу из-за необходимости ухода за младенцем. Ее супруг, вернувшись домой с рыбалки и узнав о смерти ребенка, избил жену и вызвал полицию. Было возбуждено уголовное дело. Следователи сообщали, что обвиняемая работала в местном интернате для инвалидов и престарелых.

Из-за убийства касимовского подростка завели дело на сотрудников опеки

Из-за убийства 14-летнего Кирилла Аветина в отношении сотрудников органов опеки возбудили уголовное дело по статье «Халатность». Об этом сообщила пресс-служба регионального СУ СКР.

Известно, что мать подростка лишили родительских прав в 2007 году. Мальчика передали на опеку его тете, которая проживала со своим ранее дважды судимым братом. Женщина постоянно находилась на работе, и Аветин в основном был предоставлен сам себе, а также часто находился в обществе дяди, который злоупотреблял спиртным.

«В результате Кирилл тоже пристрастился к спиртному и все чаще стал пребывать в компании людей, ведущих асоциальный образ жизни. При этом он пропускал занятия в школе, о чем администрация образовательного учреждения неоднократно сообщала в социальные службы, однако никакой реакции с их стороны не было», — говорится в сообщении.

Подросток пропал в июле 2017 года. Его тело обнаружили на свалке около местного кладбища в начале сентября. В убийстве мальчика признался местный житель, во дворе дома которого позже обнаружили еще два трупа . Подозреваемого арестовали .

В ходе расследования следователи пришли к выводу, что отсутствие надлежащего контроля со стороны сотрудников органов опеки привело к тому, что несовершеннолетний ребенок значительную часть времени проводил в неподходящей компании.

В настоящее время по уголовному делу проводятся необходимые следственные действия, в том числе изъята вся документация из органа опеки и попечительства, в качестве свидетелей допрашиваются работники школы, сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних и другие лица, обладающие сведениями об образе жизни подростка. Расследование уголовного дела продолжается.

Из-за халатности органов опеки отец убил четырёхмесячную дочку

Следственное управление Следственного комитета России по Красноярском краю возбудило уголовное дело о халатности сотрудников опеки Красноярска. Следствие считает, что бездействие социальных работников стало причиной убийства четырёхмесячной девочки отцом. Информация об этом появилась на сайте СК региона.

Органы опеки не изъяли из семьи двух детей, несмотря на то что оба родителя состоят на учёте у врача-нарколога и злоупотребляют алкоголем. При этом мать до этого была лишена родительских прав в отношении трёх старших детей от предыдущего брака. А отец был судим за совершение особо тяжких преступлений.

15 августа мужчина выбросил свою четырёхмесячную дочь из окна четвёртого этажа общежития, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Тело ребёнка нашли на асфальтовой дорожке под окнами.

СР Вконтакте
СР в Одноклассниках
СР в Твиттере

?В декабре 2020 года старший ребёнок пары – полуторагодовалый мальчик был изъят из семьи, но в январе ораны опеки вернули его обратно. Родители неоднократно привлекались к ответственности за административные правонарушения в отношении сына.

Тем не менее органы опеки, по версии следствия, халатно отнеслись к своим обязанностями и оставили обоих детей в семье. Из-за этого произошло убийство девочки. На сотрудников соцслужбы завели уголовное дело по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека».

Отец ребёнка задержан, в отношении него возбуждено уголовное дело по статье «Убийство малолетнего». ?

СК возбудил дело о халатности в отношении сотрудников опеки после гибели ребенка в Хакасии

ЧИТА, 18 февраля. /ТАСС/. Следственные органы возбудили уголовное дело о халатности (ч. 2 ст. 293 УК РФ) в отношении сотрудников органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Хакасии. Их небрежность, считает следствие, создала возможность убийства 11-месячного ребенка его родственниками. Об этом сообщается на сайте республиканского следственного управления СК РФ.

Ранее следственные органы возбудили уголовное дело об убийстве 11-месячного ребенка, которое совершили его родственники в состоянии опьянения, отмечается в сообщении. Тело ребенка с выраженными признаками обугливания в результате воздействия высокой температуры обнаружили в топке печи. Фигурантам уголовного дела предъявили обвинение по ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство малолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью группой лиц»).

«Данная семья являлась неблагополучной, между тем представители органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних Таштыпского района допустили преступную небрежность, не приняв комплекса мер по обеспечению и защите прав и законных интересов малолетнего ребенка , факты ненадлежащего исполнения обязанностей со стороны должностных лиц органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних Таштыпского района Республики Хакасия повлекли за собой в дальнейшем возможность совершения убийства малолетнего ребенка», — уточняет ведомство.

Смотрите так же:  Турция обещает строго отслеживать сроки действия паспортов туристов. Срок действия турецкого паспорта

По мнению следствия, ребенка необходимо было изъять из семьи, поскольку мать вела асоциальный образ жизни, злоупотребляла алкогольными напитками, в доме отсутствовало детое питание и нарушались санитарно-гигиенические нормы, что угрожало жизни и здоровью ребенка. Но сотрудники органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних Таштыпского района сняли семью с учета в 2016 году «в связи с исправлением», хотя образ жизни семьи никак не изменился.

Обвиняют в халатности. СК завел дело на сотрудников соцслужбы и опеки Усть-Катава

Следственный комитет по Челябинской области возбудил уголовное дело в отношении работников социальных служб и органов опеки Усть-Катава по факту халатности при контроле условий жизни детей. Поводом стала трагедия, случившаяся в городе 7 ноября. После пожара в одном из частных домов было найдено тело 55-летней женщины.

Напомним, резонансная новость потрясла жителей области, поскольку накануне трагедии выяснилось, что от погибшей сбежали дети: две дочери и сын.

Как ранее сообщал cheltv.ru, трое детей жительницы Усть-Катава, которым на данный момент исполнилось 20, 15 и 11 лет, ушли из дома из-за сложных отношений с матерью и невыносимых условий. Мать не водила их в школу, а занималась воспитанием самостоятельно, уверяя, что подростки находятся на домашнем обучении. Детям не разрешалось выходить на улицу, пользоваться интернетом и общаться с другими людьми. По рассказам старшей дочери, «заботливая мама» покупала им диски с мультфильмами и иногда разрешала говорить по телефону с родственниками из других городов.

«Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Челябинской области по данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.293 УК РФ “Халатность” по действиям работников социальных служб и органов опеки, которые были обязаны контролировать условия жизни и воспитания детей», – сообщили в пресс-службе СК.

Сейчас сотрудники ведомства устанавливают круг лиц, причастных к преступлению, а также выясняют обстоятельства, которые привели к семейной трагедии.

Часовые ада

Органы опеки забирают детей из благополучных семей за шлепок по попе. В это время в семьях неблагополучных, до которых опеке нет дела, детей просто убивают

Фото предоставлены семьей Федора Каныгина

  • Российские законы не позволяют опубликовать главный документ этого дела. Он — в той тоске, что залила глаза маленькой девочки 1 сентября. Это государственный ребенок, добиться от органов опеки разрешения на публикацию фото без заретушированных глаз невозможно. Так что поверьте на слово: вот снимки этой девочки из дома, откуда ее забрали в приют, — глаза полны витальности, пульсаций, искр. А вот спустя четыре месяца она идет в школу — совершенно детдомовский ребенок: во взгляде — вся мировая скорбь, бессмысленная улыбка, волосы, небрежно собранные в подобие прически…

    Козулька и попа

    Судья О. Чижикова Козульского райсуда (Красноярский край) поддержала зампрокурора Е. Протасова и отказала Федору Каныгину: он требовал вернуть в семью семерых малолетних детей, находившихся у него под опекой. В конце апреля всех их — тогда без суда, лишь по воле чиновников — изъяли и увезли по трем разным приютам в трех районах края. Причина — один шлепок по попе Василисе, самой младшей (имя ребенка изменено).

    На суд пришли учителя, детсадовские и клубные работники, соседи. Пришли уже выросшие под опекой Каныгина и его жены Веры Анциферовой дети (они начали забирать сирот из детдомов с 2006 года, отнятую сейчас малышню собирали в семью с 2012-го). И все свидетельствовали в пользу Федора и Веры: их дети — добрые и дружные, воспитанные, аккуратные, нужды ни в чем не знали, в школе некоторые педагоги даже не представляли, что они приемные (в уже изготовленном решении суда эти отзывы зафиксированы).

    Козулька. Суд. Представитель опеки

    В конце концов, в пользу Каныгина выступила и специалист райопеки Л. Лебедева. Она же ранее рассказала полиции: семья посещалась дважды в год, ни нарушений, ни жалоб, для детей созданы комфортные условия.

    Опрошены все — сами дети, соседи, сослуживцы Федора, врачи поликлиники и т.д., получены все необходимые заключения. Жестокого обращения в семье не выявлено. Синдром избиваемых детей не установлен. Дети о родителях отзываются положительно. В возбуждении уголовного дела против Федора (да, за шлепок по попе) отказано за отсутствием состава.

    Читайте также

    Дело о шлепке по попе. Как Россия защитила семилетнюю девочку, разрушив судьбу и ей, и еще восьмерым

    Цитата только из одного (их множество) психологического заключения, прозвучавшая на суде: «Отношения Каныгина и Анциферовой к приемным детям характеризуются сотрудничеством и взаимопониманием, результаты наблюдения и диагностического интервьюирования дали основание полагать, что в семье имеется желание и воспитательный потенциал для приема в семью детей, временно находящихся на гособеспечении». Это писал педагог-психолог одного из приютов, куда определили детей Федора и Веры.

    Адвокат Юлия Богодист доходчиво объяснила в судебном заседании, что «отобрание» (как выражаются чиновники) детей совершено со всеми возможными нарушениями. Мнение детей не учтено; они разделены и помещены в разные приюты, что запрещено законом, и т.д. Все озвученные претензии к семье не выдержали проверки. Да, Василиса не так часто посещала группу дошкольного обучения, но это решение принято в ее интересах после консультаций со специалистами: она не могла долго адаптироваться, у нее была привязанность к кровной матери, поэтому психологи рекомендовали приемным родителям дольше с ней находиться. Обвинили также в неоказании помощи брату Василисы — у него ночной энурез (вероятно, одно из профильных заболеваний сирот, детдомовцев). Однако это легко опровергается медкартой ребенка.

    Богодист резюмирует: «Из-за одного шлепка по ягодицам не возникло непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка. Не возникло и для того ребенка, которого шлепнули, а уж тем более для остальных детей. Отсутствие вреда здоровью подтверждает заключение эксперта. Дети страдают, желают вернуться в семью».

    Но районные власти, включая судью Чижикову, непреклонны. Почему?

    В Козульке прокуратура и суд ютятся в одном здании с библиотекой. Граффити на стороне библиотеки. Фото: «Новая газета»

    Инферно

    15 августа, спустя неделю после заметки «Новой» о том, как обошлась местная власть с семьей Каныгина, и за две недели до суда под окнами общежития в Ленинском районе Красноярска находят тело четырехмесячной девочки: ее выкинули с высоты. Полиция поднимается на четвертый этаж и задерживает 43-летнего отца убитого ребенка, в тот момент у него измененное состояние сознания. Со слов матери (у нее в деле статус свидетеля), встала рано утром, открыла окно проветрить комнату, и когда выходила — отец начал игры с дочерью и сыном. А вернувшись, заметила: «мимо что-то пролетело». То была дочь: отец выбросил ее в окно.

    Отец и мать до этого не раз привлекались за правонарушения в отношении полуторагодовалого сына, старшего брата убитой девочки. В декабре 2020-го его изъяли из семьи, но в январе 2020-го вернули — на основании заключения органов опеки и попечительства.

    Сюжет — именно в этом:

    власть в лице той самой опеки, что прошлась катком по вполне благополучной семье Федора Каныгина, тут кладет с прибором на детей в семье неблагополучной.

    В одном случае власть занимается тем, что ей противопоказано, выстраивая предположения, в другом — не делает то, что должна, игнорируя железные факты. Отец и мать убитой девочки — алкоголики, состоят на наркологическом учете. Отец ранее судим за особо тяжкие преступления. Мать лишена родительских прав в отношении троих старших детей от предыдущего брака. До отца и матери, судя по серийности судов, разбиравшихся, как они губят сына, не доходит, что они — отец и мать, все попытки объяснить, что из-за их образа жизни их дети находятся в смертельной опасности, безрезультатны.

    Следком после убийства девочки совершенно точно углядел в поведении «должностных лиц органов системы профилактики» бездействие и халатность, повлекшую смерть человека; возбуждено еще одно уголовное дело. И нет никаких надежд, что избыточное рвение опеки в деле Каныгина, сломившее судьбы девятерых, получит столь же справедливую оценку.

    Красноярск. Здесь 15 августа нашли тело 4-месячной девочки. Фото: СКР

    Это не эксцессы, это обычный режим работы системы. Всей, повсюду. В соседнем субъекте, отколовшейся от Красноярского края Хакасии, опека пыталась разрушить семью Любови Лицегевич, изъяв приемных детей из-за непозволительной, с точки зрения власти, длины волос у четырехлетнего мальчика (см. «Новую» №№ 142, 143 за 2017-й). Тоже разом и тоже семерых — как в истории Каныгина. И вот на каком фоне это происходит: 29 января с.г. в деревне Харой Таштыпского района Хакасии мать 11-месячного мальчика уехала в соседнее село, оставив ребенка на 42-летнюю бабушку и 47-летнего деда.

    Те напились и убили внука — тело в топке печи нашли родственники.

    Следствие рассказало: сожженный мальчик, его мать, ее несовершеннолетний брат жили вместе с обвиняемыми, которые не работали и вели асоциальный образ жизни. С 2009 года семья состояла на учете, в 2016-м ее с учета сняли «в связи с исправлением». По той же статье — халатность, повлекшая по неосторожности смерть — возбуждено еще одно дело против должностных лиц.

    Допил пиво и лег спать

    Эти дети еще не умели говорить, требовалось разглядеть их и спасти. Разглядели. И — кинули. Спасают почему-то других, с нечеловеческим усердием бросаются на «отобрание» детей Каныгина и Лицегевич.

    Смотрите так же:  Если работник – донор. Как оформить дни донора

    Уж простите, продолжу о жизни на дне и под ним — для полной ясности. Заметьте, далее все истории из одного лишь субъекта Федерации, и только за последнее время.

    Незадолго до изъятия детей из приемной семьи Каныгина дошло до суда дело 25-летнего жителя Дивногорска (города-спутника Красноярска), убившего по пьяни трехмесячного сына. Жена ушла на работу, старшая дочь (1 год и 8 месяцев) была в гостях, мальчик расплакался. Следком: «…не менее 20 раз ударил ребенка неустановленным тупым твердым предметом по голове и телу, не менее четырех раз укусил его за голову, щеку, шею и спину, причинив повреждения, от которых малыш скончался на месте».

    После этого отец допил пиво и лег спать. Утром с работы вернулась мать мальчика и нашла ребенка мертвым.

    «Неумение обращаться с ребенком закончилось тем, что он нанес девочке не менее пяти ударов по голове и телу, причинив ей тяжкий вред здоровью». Это краевая прокуратура о полуторамесячном ребенке, утомившем своим плачем 43-летнего норильчанина. В реальности он не являлся ни биологическим, ни приемным отцом. 26-летняя приезжая женщина, уже имевшая четырехлетнего сына, рассказала, что новорожденную у нее купил случайный знакомый: они записали его отцом в свидетельство о рождении. Мать передала девочку и исчезла. Няня, нанятая покупателем, сдала его полиции.

    Следующее: поселок Нижняя Пойма Нижнеингашского района, главной героине 34 года, безработная, к этому времени у нее две отсидки — три года за убийство родного отца (совершила еще будучи несовершеннолетней) и пять лет за убийство сожителя. У нее от нового мужа два сына — пять лет и один год, но муж ее бросил. Пытаясь его вернуть, она, пьяная, названивает ему, а потом его работодателю, передает телефон старшему сыну, и тот зовет на помощь, кричит, что мать его бьет и душит, хочет их с братом повесить. Далее — информация от красноярского следкома: «Мужчина пришел к бывшей сожительнице домой, но не смог попасть внутрь. Женщина через окно показала ребенка и сказала, что намерена его задушить, а старшего уже убила.

    Сотрудники полиции смогли попасть внутрь жилища и спасти полуторагодовалого ребенка, которому подозреваемая успела накинуть на шею петлю из бельевой веревки и подвесить на печной задвижке.

    Мальчик был без сознания, но его удалось реанимировать. Второго мальчика женщина тоже пыталась убить, но он смог убежать и спрятаться за диваном. У детей зафиксированы ушибы, отеки, а также странгуляционная борозда на шее». Позже мать объяснила все местью бывшему мужу, ушедшему к другой. Остается добавить, что семья на учете не состояла.

    А вот на пьющую мамашу из села Новая Солянка Рыбинского района власть внимание обратила: ее лишили родительских прав в отношении трех старших детей. И она боялась, что у нее отберут и четвертого, девятимесячного. Поэтому не обращалась к врачам, и ребенка с переломом плеча и обширным термическим ожогом лечила сама, пока он не умер от заражения крови.

    Добавлю, что руку мальчик сломал за месяц до смерти, но это прошло мимо всех служб —

    медиков, опеки, инспекторов ПДН (кто только не отвечает у нас за патронаж и наблюдение за грудными детьми, тем более если те растут в асоциальных условиях).

    Еще пример работы органов опеки: в Боготоле в пьющей семье еще в 2012 и 2013 годах от менингококковой инфекции умерли полуторамесячная девочка и 11-месячный мальчик, двое других мальчиков живы: один родился до этих смертей, другой — после. Прокуратура: «Семья проживала на неофициальные заработки отца и пособия, выплачиваемые на содержание детей. За ненадлежащее воспитание детей мать и отца неоднократно привлекали к административной ответственности, в отношении матери возбуждали уголовное дело по факту ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию сына Дмитрия 2008 года рождения (этот ребенок жив), жестокого обращения с ним, но уголовное преследование прекратили в связи с амнистией». После смерти двоих детей Дмитрия от греха подальше забрали в детдом, но родительских прав лишили только мать, и отец, освободившись как раз из колонии, вскоре забрал Диму. А там по-стахановски появился четвертый ребенок (и второй из выживших), а главу семьи опять отправили в колонию за грабеж. Так старший мальчик вновь оказался в центре соцпомощи, а по отношению к младшему мать родительских прав не лишили, только ограничили.

    Беспощадность. Совсем недетская. И еще два точных слова: элои и морлоки. У первых интеллект скатится к детскому уровню, и время они будут проводить в примитивных играх. Так у фантаста Уэллса, но реальность, как водится, подражает литературе: весь мир выстраивается и прогибается под детей и подростков — кино, музыка, политика, технологии. Здесь детоцентризм и связанный с ним страшноватый дух вечного праздника, каникул, перемежаемый периодическими истериками — вроде вот этой, козульской. Так российские элои равняются на Запад, его прогрессивные установки, понимая и перенимая только внешнюю сторону его образа жизни. Но здесь, в нашем чугуне, это — образ смерти. Это пустышка из жести. Это пародия на Запад. Шлепать, значит, нельзя. А ломать судьбы — вполне.

    Где купола на спине, подсечно-огневая и пойменно-черноземная жизнь, винно-водочный русский мир, первобытные заботы. И — без особых затей самоликвидаторство.

    Прямая речь

    — Если следовать логике чиновниц из Козульки, половину кровных детей из наших семей нужно изымать: так уж исторически сложилось, что многие родители в России шлепают детей. Работники опеки пошли по пути наименьшего сопротивления: можно работать с приемным отцом, помогая ему развить родительские компетенции, а они попросту отобрали детей. Травматизация детей в результате таких действий может привести к серьезным психологическим проблемам.

    — Сколько участвовал в судах по детям, всегда судьи стремились поговорить с ребенком лично. Тут — все наоборот: ни детей, ни нынешних их педагогов из приютов, будто речь не о детях, а о госсобственности. На суде не раз звучало: эти дети государственные. Видимо, предполагается, что государство может делать с ними что захочет, не считаясь ни с их потребностями, ни с мнением специалистов.

    Была на процессе специалист из Центра развития семейных форм воспитания — в 2012 году Федор проходил у них Школу приемного родителя, тогда и познакомились. Сказала: ни за что бы не подумала, что именно с Каныгиным случится все это. Неравнодушный, активный, посещал все занятия. Очень хвалила прежнюю главу козульской опеки, а около двух лет назад, когда та ушла на пенсию, все резко поменялось: специалистов центра звать перестали, методическая работа с приемными родителями прекратилась.

    Поговорил с инспектором Апонасович, давшей согласие на отобрание детей инспектору ПДН. Тезисы: забрать их надо было уже давно. За помощью в опеку Каныгин не обращался, потому ему ее и не оказывали. В приютах детям хорошо. В найденных для них семьях им будет гораздо лучше, чем у Каныгина. Привязанность к приемным родителям у них отсутствует. Говорю, что диагностика привязанности — компетенция высококвалифицированных психологов, поэтому вопрос очень спорный, на что Апонасович почти кричит: очень плохо, что я защищаю насильника, а она — специалист грамотный и начальника своего устраивает (видимо, теперь это тоже критерий профессионализма).

    Еще деталь: в июне в минобр края поступило подписанное 11 приемными родителями письмо — жалоба на хамское отношение к ним Апонасович. Из министерства приехали, проверили, отписали… А при личной встрече сказали: работать больше некому, так что вы держитесь тут.

    Может, есть негласный заказ пополнять детдома и приюты? Но это невыгодно и экономически (ребенок в детдоме для государства в разы дороже, чем выплаты на него приемной семье), и в плане перспектив: выпускники детдомов для государства гораздо большая обуза, чем дети из приемных семей. Думаю, все проще: нездоровая подозрительность местных чиновниц, особенности их мировосприятия (примат второстепенного над существенным), плюс простая человеческая обида (со слов подписавших письмо, в опеке им пообещали, что детей заберут и у них).

    Через четыре дня после суда я обследовал 18-летнего воспитанника этой семьи. Положительное эмоциональное отношение к обоим родителям и к семье в целом — налицо. Так что словам чиновников об отсутствии привязанности у младших детей к приемным родителям веры нет.

    Что теперь делать? Предлагаю следующее (то же говорил на суде). Обнаружив для Федора с женой и для всего российского общества свою позицию относительно шлепанья детей в отечественных семьях, государству, если оно намерено действовать в интересах этих конкретных детей, а не прокуроров и сотрудниц опеки, логично будет вернуть детей обратно в семью. И уже потом проводить обследования, изучать риски и ресурсы семьи, думать, как быть дальше.

    Кроме того, теперь-то властям всех уровней пора всерьез озадачиться отбором и подготовкой работников опеки, особенно формированием у них психологических компетенций, без которых их забота о детях нередко всем выходит боком.

    Государство и закон должны служить интересам ребенка. Иначе грош им цена. У нас наоборот: интересы детей легко приносятся в жертву государственной машине.

    Друзья!

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    Смотрите так же:  Возврат без чека – закон потребителя. Можно ли без чека вернуть или обменять товар

    Красноярский СК возбудил дело о халатности органов опеки после убийства четырехмесячной девочки ее отцом

    СК возбудил уголовное дело о халатности сотрудников опеки Красноярска. По версии следствия, бездействие соцслужб стало причиной убийства четырехмесячной девочки ее отцом.

    Родители погибшей девочки неоднократно привлекались к ответственности за совершение административных правонарушений в отношении второго общего ребенка — полуторагодовалого мальчика. В декабре 2020 года ребенок был изъят, но в январе 2020 года органы опеки решили, что его можно вернуть в семью, несмотря на то что отец ранее был судим за совершение особо тяжких преступлений, оба родителя состоят на учете у врача-нарколога и злоупотребляют алкоголем. Помимо этого, мать была лишена родительских прав в отношении троих старших детей от предыдущего брака.

    Сотрудники органов опеки, как считает следствие, халатно отнеслись к своим должностным обязанностям и не изъяли вовремя обоих детей из неблагополучной семьи, а также не предприняли мер «по предотвращению противоправного поведения родителей». «Указанное бездействие в конечном итоге привело к совершению убийства девочки», — добавили в СК.

    В отношении сотрудников органов профилактики возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека).

    44-летний житель Красноярска, будучи нетрезвым, выбросил свою дочь из окна четвертого этажа общежития утром 15 августа. Тело ребенка нашли на асфальтовой дорожке под окнами. В тот же день отца задержали и позднее арестовали. Возбуждено уголовное дело по пункту «в» части 2 статьи 105 УК РФ (убийство малолетнего).

    В феврале 21-летняя жительница Кирова оставила свою трехлетнюю дочь дома одну на несколько дней. Тело девочки обнаружила ее бабушка, пришедшая поздравить внучку с днем рождения. Как установила судмедэкспертиза, смерть ребенка наступила от обезвоживания. Суд арестовал мать ребенка, на нее завели дело по статье «Убийство малолетнего с особой жестокостью». По делу была задержана завполиклиникой, где должна была наблюдаться погибшая девочка, но после возмущения врачебного сообщества женщину отпустили.

    В январе Следственный комитет по Санкт-Петербургу возбудил уголовное дело в отношении 31-летней женщины, которая намеренно не кормила годовалого ребенка, в результате чего мальчик умер от истощения. Мать уже была лишена родительских прав в отношении 14-летнего сына.

    Больше текстов, фотографий и новостей — в нашем Телеграме.

    Пришлите нам свою новость в чат-бот в Телеграме.

    На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

    Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

    Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

    По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

    • ВКонтакте
    • Facebook
    • Twitter
    • Telegram
    • Instagram
    • Youtube
    • Flipboard
    • Дзен

    Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

    (Протокол № 3 от 01.12.2016 г.)

    1. Значение настоящей публичной оферты
      1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи гражданам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в п. 5 Оферты, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор») на уставные цели Фонда, на условиях, предусмотренных ниже.
      2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
      3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте Фонда в сети Интернет по адресу: nuzhnapomosh.ru.
      4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
      5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
      6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
      7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
      8. Существенные условия Договора
        1. Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором, В случаях, предусмотренных п. 4.3 Оферты, устанавливается минимальный размер пожертвования.
        2. Назначение пожертвования: реализация уставных целей Фонда.
        3. Порядок заключения Договора
          1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
          2. Оферта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
            1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в п. 5 Оферты, с указанием «пожертвование на уставную деятельность» либо «пожертвование на реализацию Благотворительной программы «Нужна помощь.ру», в строке: «назначение платежа», а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
            2. путем направления Донором короткого сообщения (SMS) cо следующими словами (регистр и транслитерация значения не имеют):
              — sos (сумма 25)
              — dzhaz (сумма 50) — для сбора пожертвований на фестивалях «Усадьба Джаз»
              — afisha (сумма 200) — для сбора на фестивалях
              — novaya (сумма 50) — для публикации в издании «Новая» [далее сумма платежа в рублях] на короткий номер 3443, используемый в целях сбора пожертвований на реализацию Благотворительной программы «Нужна помощь.ру»;
            3. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
            4. Особенности порядка заключения Договора для реализации проекта «Пользуясь случаем» («Проект»), осуществляемого в рамках благотворительной программы Фонда, предусмотрены п. 4 Оферты.
            5. Совершение Донором любого из действий, предусмотренных пунктом 3.2 Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
            6. Датой акцепта Оферты и, соответственно, датой заключения Договора является дата поступления денежных средств от Донора на расчетный счет Фонда, а в случае, предусмотренном п. 3.2.3 — дата выемки уполномоченными представителями Фонда денежных средств из ящика (короба) для сбора пожертвований.
            7. Проект «Пользуясь случаем»
              1. Условия о порядке заключения Договора, предусмотренный п. 3 Оферты, применяются к Договору для реализации Проекта, если иное прямо не предусмотрено настоящим п. 4 Оферты.
              2. Оферта Проекта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
                1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в п. 5 Оферты, с указанием «пожертвование на проект [номер мероприятия]» либо «пожертвование на реализацию благотворительного проекта „Пользуясь случаем“ [номер мероприятия]», в строке: «назначение платежа», а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем, мобильного платежа и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
                2. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или организаторами мероприятий, осуществляемых в рамках Проекта, от имени и в интересах Фонда с указанием «на реализацию благотворительного проекта «Пользуясь случаем» в общественных и иных местах.
                3. В случае проведения акции или мероприятия, вход на которое осуществляется по предварительно полученным Донором в соответствии с п. 4.5 Оферты билетам («Событие»), организатор События вправе установить минимальный размер пожертвования для участия в Событии.
                4. В случае проведения События при акцепте Оферты Проекта способами, предусмотренными п. п. 4.2.1 и 4.2.2 Донор, помимо прочего, указывает адрес электронной почты в строке «назначение платежа» или в тексте короткого сообщения соответственно.
                5. В случае проведения События после акцепта Оферты Проекта в порядке, предусмотренном п. п. 4.2 и 4.4 Оферты, на [предварительно] указанный Донором адрес электронной почты будет выслан электронный билет для участии в Событии.
              3. Прочие условия
                1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, целями деятельности Фонда и Положением о благотворительной программе «Нужна помощь.ру», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты
                2. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
                3. Реквизиты Фонда

                  Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»
                  125009, г. Москва, Столешников пер., д.6, стр.3

                  ИНН: 9710001171
                  КПП: 771001001
                  ОГРН: 1157700014053
                  Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
                  Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
                  Наименование банка получателя платежа: ОАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
                  БИК: 044525225

                  Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

                  Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

                  Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

                  Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

                  Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *