В связи с незаконными действиями пристава взыскателю причинены убытки: в каких случаях удастся получить возмещение?

Победа в суде и последующее подтверждение вынесенного решения в вышестоящих инстанциях далеко не всегда означает, что выигравшая сторона сможет в действительности восстановить свое нарушенное право. Нередко исполнить решение суда не удается из-за незаконных или просто непродуманных действий судебных приставов-исполнителей. Привлечь их к ответственности за действия или бездействие, повлекшие невозможность исполнить судебное решение, непросто, но возможно. Примеры из практики, когда взыскателям удавалось возместить убытки, причиненные приставами за счет казны, а также доводы взыскателей в подобных спорах рассмотрим в материале.

Базовые принципы ответственности государства за вред, причиненный его органами гражданам и компаниям, заложены в ст. 1069 ГК РФ. В силу этой нормы вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответствующей казны.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава, также гарантируется положениями п. 2, 3 ст. 19 Закона от 21.07.97 № 118-ФЗ «О судебных приставах» и п. 2 ст. 119 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Судебный пристав несет ответственность за проступки и правонарушения в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Статья 19 Закона от 21.07.97 № 118-ФЗ «О судебных приставах»

Заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Статья 119 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»

На основании этих положений заинтересованные лица вправе обратиться с иском о возмещении убытков, причиненных им незаконными действиями приставов.

Отметим, что соответствующие требования рассматриваются по правилам деликтного иска. Иными словами, истец должен будет доказать наличие следующих обстоятельств (п. 82 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 50):

факт причинения вреда;

вину причинителя вреда;

причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

На практике чаще всего суды отказывают во взыскании убытков на том основании, что истец не доказал:

факт причинения убытков (см., например, постановления АС Западно-Сибирского округа от 19.09.2020 № Ф04-6155/2017 по делу № А45-22020/2016, АС Московского округа от 08.02.2017 № Ф05-21297/2016 по делу № А40-239587/2015) или

прямую причинно-следственную связь между действиями судебного пристава и наступившими для истца последствиями (см., например, постановления АС Северо-Западного округа от 11.09.2020 № Ф07-9701/2020 по делу № А26-7653/2017, АС Поволжского округа от 07.05.2020 № Ф06-32057/2020 по делу № А12-32782/2017, АС Северо-Кавказского округа от 20.06.2020 № Ф08-3879/2020 по делу № А53-19083/2017).

Мотивируют свой отказ суды, как правило, тем, что отсутствие реального исполнения не является основанием для возложения обязанности по возмещению указанных сумм на государство, ответственность которого ограничивается лишь организацией принудительного исполнения и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника (п. 85 Постановления Пленума ВС РФ № 50).

В каких случаях требования о взыскании убытков с приставов будут признаны обоснованными? Судебная практика выработала определенные подходы к рассмотрению наиболее распространенных нарушений.

Неисполнение приставами обязанностей по розыску и аресту имущества

По общему правилу, отсутствие судебного акта о признании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя незаконными в отдельном судебном производстве не является основанием для отказа в иске о возмещении причиненного вреда. В связи с этим законность таких действий оценивается судом непосредственно при рассмотрении такого иска.

Так, в частности, неисполнение приставом обязанности по аресту денежных средств на расчетном счете должника, если в этот период по этому счету были приходные и расходные операции, является основанием для взыскания убытков (см., например, постановления АС Уральского округа от 27.08.2020 № Ф09-4435/18 по делу № А60-35535/2017, АС Западно-Сибирского округа от 18.06.2020 № Ф04-985/2017 по делу № А46-7869/2016, Определение Верховного суда РФ от 05.02.2020 № 5-КГ18-294).

Другим основанием для взыскания убытков с приставов в судебной практике признается неисполнение обязанности по аресту имущества должника, если это имущество впоследствии было отчуждено, например, транспортного средства (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 11.07.2020 № Ф01-2554/2020 по делу № А82-5059/2017, АС Уральского округа от 20.10.2017 № Ф09-6417/17 по делу № А60-54400/2016).

Аналогичного подхода суды придерживаются в отношении взыскания убытков в случае, если пристав не предпринимал мер по поиску, аресту и обращению взыскания на имущество должника (см., например, постановление АС Волго-Вятского округа от 20.04.2017 № Ф01-1260/2017, Ф01-1257/2017 по делу № А31-8167/2015). Причем это касается и тех случаев, когда исполнительное производство не окончено на момент рассмотрения иска о взыскании убытков (см., например, Определение Верховного суда РФ от 24.01.2017 № 53-КГ16-30).

Схожая правовая позиция была сформулирована и в Определении Верховного суда РФ от 03.10.2017 № 49-КГ17-23, где суд указал, что продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю действием судебного пристава-исполнителя. Суду надлежало установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя. При этом обязанность по доказыванию наличия иного имущества возлагается на ответчика (см. также Определение Верховного суда РФ от 05.02.2020 № 5-КГ18-294).

На первый взгляд, подход судов к вопросу о взыскании убытков в свете наличия или отсутствия возможности удовлетворения требований взыскателя за счет иного имущества должника может показаться неоднозначным. Так, например, в одном из дел, отказывая в удовлетворении требований о взыскании убытков, суд указал, что реальная возможность исполнения судебного акта не утрачена (см. постановление АС Поволжского округа от 27.06.2017 по делу № А65-16732/2016), а в других делах суды, напротив, отклонили подобные доводы (см. Определение Верховного суда РФ от 24.07.2017 № 307-ЭС17-8775 по делу № А56-40347/2014, постановление АС Поволжского округа от 16.11.2020 № Ф06-38486/2020 по делу № А55-56/2020). Однако стоит отметить, что в первом случае суд отклонил указанный довод, поскольку ответчик не доказал возможность отыскания иного имущества, а во втором случае посчитал факт отсутствия иного имущества у должника доказанным. Иными словами, данный вопрос лежит в плоскости процессуального, а не материального права.

Такое понимание следует из двух разъяснений высших судов. Первое содержится в п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее — Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 145), в силу которого требование о возмещении вреда подлежит удовлетворению, если в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

Второе разъяснение изложено в п. 85 Постановления Пленума ВС РФ № 50. Так, согласно этому положению, если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Из этого следует, что если пристав докажет, что имеется возможность удовлетворения требований взыскателя за счет иного имущества, в удовлетворении иска о взыскании убытков может быть отказано (см., например, постановление АС Дальневосточного округа от 23.05.2016 № Ф03-2120/2016 по делу № А51-35294/2014).

Утрата и повреждение имущества должника, переданного на хранение

Согласно ст. 86 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» арестованное имущество должника может быть передано на хранение самому должнику, взыскателю либо лицу, с которым Федеральной службой судебных приставов или ее территориальным органом заключен договор.

По общему правилу, передача на хранение имущества должника третьим лицам не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения надлежащего хранения изъятого имущества. Данное правило сформулировано в п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 145.

Так, удовлетворяя исковые требования по одному из дел, суд указал, что для взыскания убытков в размере утраченного заложенного имущества, на которое обращено взыскание после его ареста и изъятия судебным приставом-исполнителем, требуется доказать лишь факт утраты такого имущества. При этом взыскатель не обязан подтверждать вину и причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, отвечающего за сохранность арестованного имущества, и утратой имущества, даже если эта утрата произошла по вине других лиц (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 23.03.2020 № Ф04-739/2020 по делу № А02-1173/2017).

Аналогичная позиция сформулирована в постановлениях АС Северо-Кавказского округа от 23.01.2017 № Ф08-9810/2016 по делу № А32-41786/2015, АС Дальневосточного округа от 29.10.2020 № Ф03-4570/2020 по делу № А51-30469/2017, АС Западно-Сибирского округа от 02.10.2020 № Ф04-3126/2017 по делу № А45-25497/2016.

Незаконные действия пристава

Неправомерное снятие ареста с имущества должника также является основанием для взыскания убытков с приставов, если такое имущество в дальнейшем было отчуждено.

Так, например, в одном деле был установлен факт незаконности исполнительных действий по снятию ареста со счетов должника в банках, в связи с чем в течение месяца денежные средства в размере свыше 20 млн руб. были перечислены лицам, не являвшимся стороной исполнительного производства. Данные обстоятельства явились основанием для взыскания убытков с приставов (см. постановление АС Северо-Кавказского округа от 06.06.2020 № Ф08-3584/2020 по делу № А53-15419/2016).

В другом споре в рамках возбужденного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель вынес постановление о снятии запрета на совершение регистрационных действий в отношении трех объектов недвижимости. Поводом послужило обращение третьего лица с приложением документов, согласно которым указанные объекты были проданы еще до наложения приставом соответствующего запрета. А через три дня после снятия запрета указанные объекты были перерегистрированы на третье лицо и вышли из состава имущественной массы должника. Суд признал действия судебного пристава-исполнителя незаконными и взыскал с Российской Федерации в лице ФССП России за счет средств казны убытки, приняв во внимание результаты судебной экспертизы по оценке утраченного имущества (см. постановление АС Северо-Западного округа от 04.02.2020 № Ф07-16534/2020 по делу № А13-9662/2017).

Еще по одному делу со схожими фактическими обстоятельствами суд также установил наличие факта причинения вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об отмене обеспечительных мер о запрете регистрационных действий в отношении жилого дома и земельного участка должника до момента окончания исполнительного производства. В течение месяца объекты были отчуждены. В итоге суд удовлетворил требование о взыскании убытков в сумме более 1 млн руб. за счет казны Российской Федерации в лице ФССП России (см. постановление АС Уральского округа от 28.02.2020 по делу № А50-33102/2017).

Как следует из судебной практики, взыскатель также вправе требовать возмещения убытков в том случае, если:

денежные средства были перечислены другой организации, имеющей аналогичное наименование, но не являющейся взыскателем (см., например, постановление АС Московского округа от 28.06.2017 № Ф05-7298/2017 по делу № А41-42910/2016);

денежные средства перечислены с нарушением порядка совершения исполнительных действий не тому взыскателю, которому должны были быть перечислены, а другому — на основании соглашения об уплате алиментов (см., например, постановление АС Уральского округа от 19.04.2020 № Ф09-1808/18 по делу № А07-17910/2017);

в нарушение определения суда о принятии обеспечительных мер и наложении ареста на имущество должника, в том числе ареста на дебиторскую задолженность иных лиц перед должником, денежные средства, полученные от дебитора, перечислены со счета отдела службы судебных приставов должнику вместо самого взыскателя (см., например, Определение Верховного суда РФ от 16.08.2016 № 37-КГ16-9).

Еще одним основанием для взыскания убытков за счет казны Российской Федерации признается реализация имущества должника с учетом оценки, основанной на недостоверном отчете оценщика. В таком случае должник имеет право требовать возмещения вреда в виде разницы между реальной стоимостью имущества и стоимостью, по которой такое имущество было реализовано.

Так, например, по одному из дел суд частично удовлетворил требования должника и взыскал убытки, возникшие у общества в результате реализации судебным приставом акций по заниженной цене (см. постановление АС Восточно-Сибирского округа от 12.10.2017 № Ф02-2356/2017, Ф02-4315/2017, Ф02-2735/2017 по делу № А33-25825/2015).

Конечно, по смыслу ст. 1081 ГК РФ и п. 87 Постановления Пленума ВС РФ № 50 сумму возмещенного вреда можно будет взыскать с оценщика в порядке регресса, однако это не умаляет права должника на предъявление требований о взыскании убытков непосредственно к Российской Федерации.

Следует также отметить, что погашение задолженности по исполнительному производству является основанием для снятия ареста и возврата имущества должнику, так же как и нереализация имущества и последующий отказ взыскателя от оставления данного имущества за собой. Соответственно, неисполнение обязанности судебным приставом-исполнителем по возврату имущества должнику является основанием для взыскания убытков по соответствующему иску должника (см., например, постановления АС Северо-Западного округа от 12.07.2020 № Ф07-5830/2020 по делу № А56-77392/2017, АС Волго-Вятского округа от 16.05.2017 № Ф01-1554/2017 по делу № А31-2083/2016).

При этом следует обратить внимание, что правом на предъявление указанного иска обладает не только взыскатель или должник, но и третье лицо (собственник), чье имущество, к примеру, было незаконно включено в опись и впоследствии повреждено либо утрачено (см., например, постановления АС Северо-Западного округа от 01.02.2020 № Ф07-16006/2020 по делу № А13-18541/2017, АС Центрального округа от 05.07.2020 № Ф10-1639/2020 по делу № А35-12419/2016).

Трудности исполнительного производства: к чему приводит бездействие судебных приставов

От ошибок никто не застрахован, но некоторые из них могут стоит дорого. Два дела, дошедших до Верховного суда, подтверждают, что в исполнительном производстве цена просчетов велика. Бездействия судебных приставов привели к тому, что граждане потеряли возможность вовремя получить свои законные деньги: дела затянулись не на один год, а государству это грозит потерей нескольких миллионов рублей.

Задержка по зарплате привела в суд

Фирма «ДЭФНЭ», занимающаяся оптовой торговлей, задолжала своей сотруднице Жанне Рыбаковой* с 2006 года 522 925 руб. заработной платы. Женщина числилась в штате, хотя уже не работала, а трудовой договор с ней продолжал действовать. Сначала Рыбакова пыталась добиться расторжения трудового договора и выплаты зарплаты мирным путем, но ей это не удалось. Тогда сотрудница обратилась в 2008 году в суд. Октябрьский районный суд Новороссийска в феврале 2009 года возложил на директора компании – Ольгу Кондрашову* – обязанность расторгнуть со своей работницей трудовой договор и выплатить ей долг.

Тогда же судебные приставы Новороссийска возбудили два исполнительных производства. А глава фирмы, чтобы уклониться от исполнения решения суда, продала ООО «ДЭФНЭ» другому лицу. Как итог – 8 апреля 2009 года по договору уступки права требования ООО «Знак Огня» стало правопреемником компании.

Октябрьский районный суд Новороссйиска четыре раза в период с 2011 по 2013 год по жалобам Рыбаковой признавал незаконность бездействия должностных лиц службы судебных приставов, которым так и не удалось довести до исполнения решение суда.

Рыбакова, уставшая от такой нескончаемой борьбы, обратилась в Октябрьский районный суд Краснодара, чтобы взыскать с Управления ФССП по Краснодарскому краю убытки и компенсацию морального вреда на общую сумму 2,4 млн руб.

Суд Рыбаковой отказал, придя к выводу, что заявительница не представила доказательств незаконности бездействия судебных приставов. По мнению суда, Рыбаковой не удалось доказать и причинение ей физических или нравственных страданий действиями ответчика. Краснодарский краевой суд оставил решение первой инстанции в силе (дело № 33-10950/2015).

Безмотивационные решения нижестоящих инстанций

Тогда Рыбакова обратилась с жалобой в Верховный суд. В ВС согласились с позицией заявительницы, указав, что выводы нижестоящих судов о недоказанности причинения убытков, физических и нравственных страданий Рыцаревой сделаны без учета фактических обстоятельств дела и не мотивированы (дело № 18-КГ15-243). Судьи ВС сослались на решения Октябрьского районного суда Новороссийска, который четырежды признавал незаконность бездействия должностных лиц службы судебных приставов.

Как отметили в ВС, требования заявительницы о компенсации морального вреда в апелляции и вовсе не оценивали, так как в решении не указаны доводы, по которым суд их отверг. «Тройка» под председательством Вячеслава Горшкова отменила решение Краснодарского краевого суда и отправила дело на новое рассмотрение обратно в апелляцию (прим. ред.дело пока не рассмотрено).

Бездействием приставов воспользовался должник

В другом деле от действий, а точнее бездействий приставов ущерб оказался значительнее. Владимир Левицкий* задолжал Антону Платонову* 21 млн. руб. Приставы Преображенского РОСП УФССП России по Москве в июне 2013 года возбудили исполнительное производство о взыскании с должника этой суммы. В ноябре 2013 года кредитор обратился к судебным приставам, чтобы они наложили арест на имущество должника, находящееся в общей совместной собственности его и супруги. Приставы этого не сделали.

А спустя месяц жена Владимира Левицкого продала Сергею Лебедкину* 1/3 доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок. В то же самое время супруги Левицкие нотариально удостоверили договор о разделе общего имущества, по которому в собственность экс-жены перешли земельный участок с жилым домом, а также автомобиль.

Преображенский районный суд Москвы в апреле 2014 года признал незаконными действия судебного пристава-исполнителя – Ирины Глушаковой*, которая не наложила арест на общее имущество супругов (дело № 2-2922/2014

М-1979/2014). Апелляция оставила это решение без изменений.

Исполнительное производство не закончилось: не переживайте

Опираясь на выводы этих судебных актов, Платонов обратился в Мещанский районный суд Москвы с иском к РФ в лице ФССП, чтобы взыскать убытки на сумму 8,1 млн руб.

Суд отказал заявителю, ссылаясь на то, что признание незаконным бездействия пристава не является основанием для взыскания в пользу истца убытков. Первая инстанция исходила из того, что Левицкий получает зарплату, исполнительное производство еще не закончилось, значит, еще есть возможность взыскать деньги с должника. Кроме того, суд подчеркнул, что для обращения взыскания на долю супруга-должника сначала требовалось произвести ее выдел, а это не входит в обязанности судебного пристава-исполнителя. Апелляция это решение оставила без изменений (дело № 33-24074/2015).

Верховный суд обнаружил множество ошибок

Платонов обжаловал эти акты в Верховном суде. В ВС указали, что для наступления ответственности за бездействие судебного пристава необходима совокупность условий: 1) наступление вреда; 2) противоправное поведение причинителя вреда (действие или бездействие); 3) причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; 4) вина причинителя вреда.

ВС пришел к выводу, что нижестоящие инстанции не установили, можно ли было обратить взыскание на имущество, находившееся в общей совместной собственности супругов Левицких (дело № 5-КГ16-37). Кроме того, суды не учли, что наложить арест на имущество супругов можно независимо от того, кто из них является его титульным владельцем. ВС решил, что апелляция не установила причинно-следственную связь между бездействием пристава и тем обстоятельством, что истец не получил удовлетворения из имущества, которое экс-супруга Левицкого продала.

Судьи ВС пояснили, что нижестоящие инстанции не выяснили, имеется ли иное имущество у должника для удовлетворения требований кредитора и отвечает ли таким требованиям зарплата Левицкого. Обязанность по доказыванию этих фактов возлагается на приставов.

«Тройка» под председательством Вячеслава Горшкова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Московский городской суд (прим. ред.заседание назначено на 18 июля 2016 года).

* – имена и фамилии изменены редакцией

Дело N33аа-200/2017. О признании бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным и обязании устранить допущенные нарушения.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

от 28 февраля 2017 г. по делу N 33аа-200/17

Судья: Омаров Х.С.

Судебная коллегия по административным делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Фомина М.В.,

судей Брянского В.Ю., Задорневой Н.П.,

при секретаре М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы дела по апелляционной жалобе Ч. на решение Апанасенковского районного суда Ставропольского края от 08 декабря 2016 года по административному делу по административному исковому заявлению Ч. к Апанасенковскому районному отделу судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю о признании бездействия судебного пристава-исполнителя К. незаконным и обязании устранить допущенные нарушения.

Заслушав доклад судьи Брянского В.Ю., выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия

Ч. обратился в суд с административным исковым заявлением к Апанасенковскому районному отделу судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю о признании бездействия судебного пристава-исполнителя К. незаконным и обязании устранить допущенные нарушения.

В обоснование административного иска Ч. указал, что определением Апанасенковского районного суда Ставропольского края от 20 января 2011 года взысканы с должника В.А.П. в его пользу денежные средства в сумме 4229 200 рублей, выдан исполнительный лист ВС N 030857165 от 20 января 2011 года.

На основании постановления судебного пристава-исполнителя Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю К. возбуждено исполнительное производство N 8765/12/06/26 от 18 октября 2012 года, которое находится на исполнении в Апанасенковском районном отделе судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю и по настоящее время не исполняется.

На бездействие судебного пристава — исполнителя Апанасенковского отдела судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю К. 11 октября 2013 года на имя прокурора Апанасенковского района Ставропольского края направлена жалоба, однако мер прокурорского реагирования не установлено.

Административный истец считает, что судебным приставом-исполнителем Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю К. никаких фактических мер по исполнению исполнительного документа не предпринимается, ограничиваясь формальными отписками на неоднократные, настойчивые заявления, ходатайства и обращения о выполнении тех или иных исполнительских действий. Фактически же реальных действий по исполнению исполнительного листа Апанасенковского районного суда Ставропольского края ВС N 030857165 от 20 января 2011 года судебным приставом-исполнителем не совершается.

Между Ч. и должником В.А.Н. заключено мировое соглашение, предоставлено дополнительное время для погашения долга в добровольном порядке, однако требования по исполнительному листу должник выполнять не желает. Поэтому Ч. вынужден был обратиться в Апанасенковский районный отдел судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю только 18 октября 2012 года. В 2013 году В.A. возместил 120 000 рублей. В настоящее время сумма долга составляет 4109 200 рублей, которая до сих пор не взыскана.

Смотрите так же:  Статья 150. Ходатайство о прекращении производства по делу апк рф

К настоящему моменту судебным приставом-исполнителем Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю К. не совершено и не принято никаких мер, которые были бы направлены на принудительное выполнение требований, указанных в исполнительной документации, что заметно нарушает права взыскателя.

Таким образом, практически за пять лет судебный пристав-исполнитель Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю К. не предпринимала надлежащих мер для выполнения судебного постановления.

Административный истец просил суд: признать незаконным бездействие судебного пристава — исполнителя Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю К. по принудительному взысканию с должника В.А.Н. в пользу взыскателя Ч. денежной суммы в размере 4109200 рублей в рамках исполнительного производства N 8765/12/06/26 от 18 октября 2011 года, возбужденного на основании исполнительного листа, выданного Апанасенковским районным судом Ставропольского края серии ВС N 030857165 от 20 января 2011 года;

обязать судебного пристава — исполнителя Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП по Ставропольскому краю К. принять все надлежащие меры для устранения допущенных нарушений.

Решением Апанасенковского районного суда Ставропольского края от 08 декабря 2016 года в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Ч. просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении административных исковых требований. Считает решение незаконным и необоснованным в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанности установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, нарушением и неправильным применением норм материального и процессуального права. Полагает, что требования исполнительного документа не исполнялись по причине бездействия судебного пристава-исполнителя, которое приводит к нарушению прав взыскателя и причинению убытков.

В возражениях на апелляционную жалобу начальник Апанасенковского районного отдела судебных приставов С. указывает на несостоятельность доводов апелляционной жалобы, просит решение суда оставить без изменения.

Представители Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю, судебный пристав-исполнитель Апанасенковского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю К., В.А.Н. в суд апелляционной инстанции не явились, будучи извещенными о месте и времени рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, сведений об уважительности причин неявки не представили, об отложении слушания дела ходатайств не заявили.

При таких обстоятельствах, суд считает возможным, а присутствующие лица не возражали против рассмотрения дела в отсутствие надлежащим образом извещенных и не явившихся в судебное заседание лиц в соответствии со ст. ст. 150 , 307 КАС РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 308 КАС РФ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, выслушав Ч., его представителя Гоголя С.П., поддержавших доводы, изложенные в апелляционной жалобе, в полном объеме, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу части 3 статьи 219 КАС РФ административное исковое заявление о признании незаконными решений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя может быть подано в суд в течение десяти дней со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

На основании статьи 2 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Согласно статье 12 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом «Об исполнительном производстве «, судебный пристав-исполнитель, в том числе принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

На основании части 1 статьи 36 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229- ФЗ «Об исполнительном производстве » содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства .

Статьей 64 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229- ФЗ «Об исполнительном производстве » установлено, что исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Также в данной статье указан перечень исполнительных действий, которые вправе совершать судебный пристав-исполнитель в процессе исполнения требований исполнительных документов. При этом выбор определенных исполнительных действий в рамках исполнительного производства в соответствии с данной нормой права находится в исключительной компетенции судебного пристава-исполнителя.

Бездействие при исполнении судебным приставом-исполнителем своих должностных обязанностей предполагает полное отсутствие или не совершение каких-либо действий, прямо предусмотренных законом.

В соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 68 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» мерами принудительного исполнения является обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 98 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на заработную плату и иные доходы должника-гражданина в случае отсутствия или недостаточности у должника денежных средств и иного имущества для исполнения требований исполнительного документа в полном объеме.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» разъяснено, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в установленные частями 1 — 6 статьи 36 Федерального закона «Об исполнительном производстве» сроки.

Неисполнение требований исполнительного документа в срок, предусмотренный Федеральным законом «Об исполнительном производстве», само по себе не может служить основанием для вывода о допущенном судебным приставом-исполнителем незаконном бездействии.

Бездействие судебного пристава-исполнителя может быть признано незаконным, если он имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, направленные на полное, правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в установленный законом срок, однако не сделал этого, чем нарушил права и законные интересы стороны исполнительного производства. Например, незаконным может быть признано бездействие судебного пристава-исполнителя, установившего отсутствие у должника каких-либо денежных средств, но не совершившего всех необходимых исполнительных действий по выявлению другого имущества должника, на которое могло быть обращено взыскание, в целях исполнения исполнительного документа (в частности, не направил запросы в налоговые органы, в органы, осуществляющие государственную регистрацию имущества и или) прав на него, и т.д.).

Не могут рассматриваться как основания, оправдывающие превышение сроков исполнения исполнительных документов, обстоятельства, связанные с организацией работы структурного подразделения службы судебных приставов, например, отсутствие необходимого штата судебных приставов-исполнителей, замена судебного пристава-исполнителя ввиду его болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке, прекращения или приостановления его полномочий ( части 4 и 5 статьи 10 КАС РФ).

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, определением Апанасенковского районного суда Ставропольского края от 20 января 2011 года утверждено мировое соглашение между Ч. и В.А.Н., согласно которого, В.А.Н. обязался выплатить административному истцу Ч. в срок — до 30 сентября 2011 года денежные средства в сумме 4200 000 рублей по договору займа от 15 февраля 2010 года, а также судебные расходы в сумме 29 200 рублей.

В связи с неисполнением В.А.Н. условий мирового соглашения, административный истец Ч. обратился в Апанасенковский районный отдел судебных приставов.

18 октября 2012 года судебный пристав-исполнитель Апанасенковского районного отдела судебных приставов на основании исполнительного листа N ВС N 030857165 от 05 октября 2011 года, выданного Апанасенковским районным судом Ставропольского края, возбудил исполнительное производство N 8765/12/06/26, должник В.A., взыскатель Ч., предмет исполнения — задолженность, государственная пошлина в размере 4229 200 рублей, предоставлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований.

Судебным приставом-исполнителем Апанасенковского районного отдела судебных приставов направлены запросы в регистрирующие органы: ГУ Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Ставропольскому краю; Северо-Кавказский банк Сбербанка России; Промстройбанк; Московский Индустриальный банк; ОАО Сбербанк России Московский банк; ЗАО ВТБ 24; ВТБ (Ставрополь); МРЭО ГИБДД город Светлоград, Федеральную службу государственной регистрации кадастра и картографии по Апанасенковскому району; Гостехнадзор; ГУ ЦЗН по Апанасенковскому району; вынесены постановления о временном ограничении на выезд должника за пределы Российской Федерации; направлены копии исполнительного документа для исполнения по месту получения доходов должника, В.А.Н. с 2012 года по настоящее время неоднократно предупреждался об уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, по заявлению взыскателя направлены запросы юридическим лицам различных субъектов Российской Федерации о предоставлении информации о совершенных сделках от имени должника.

С 05 апреля 2011 года по настоящее время в отношении должника В.А.Н. в Апанасенковском районном отделе судебных приставов возбуждено более двадцати исполнительных производств, взыскателями которых являются МРИ ФПС РФ N 3 по СК, ГУ ПФ РФ, кредитные организации, отделы ГИБДД, администрация Апанасенковского муниципального района Ставропольского края, а также Ч., на общую сумму 5713 634,79 рублей, из которых неисполненная часть взысканных сумм в пользу Ч. составляет 4109 200 рублей.

В связи с тем, что согласно части 1 статьи 111 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», требования исполнительного документа в пользу Ч. являются требованиями четвертой очереди, которые подлежат удовлетворению после удовлетворения требований третьей очереди — по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды.

Таким образом, в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем предприняты предусмотренные законом исполнительные действия, каких-либо данных, позволяющих прийти к выводу о неправомерном бездействии судебного пристава-исполнителя, не установлено, таких доказательств в материалах дела не имеется, административным истцом не представлено.

Административным истцом не пропущен срок обращения в суд с административным исковым заявлением, установленный частью 3 статьи 219 КАС РФ.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к верному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения административного искового заявления.

Доводы апелляционной жалобы не содержат новых обстоятельств, которые не были бы предметом обсуждения судом первой инстанции и не могут быть признаны состоятельными, поскольку сводятся по существу к иной оценке установленных по делу обстоятельств, представленных доказательств, и направлены на иное толкование норм материального права, что не отнесено ст. 310 КАС Российской Федерации к числу оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 308 — 311 КАС РФ, судебная коллегия

решение Апанасенковского районного суда Ставропольского края от 08 декабря 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Как засудить судебного пристава

Многим знакома картина: вы пытаетесь взыскать долг с недобросовестного контрагента, получаете решение суда и исполнительный лист, обращаетесь к судебным приставам. Но должник, воспользовавшись бездействием или чрезмерной загруженностью судебных приставов, успевает вывести деньги со счетов или продать ценное имущество, а вы остаетесь ни с чем. Согласно официальной статистике ФССП, по итогам 2016 г. у судебных приставов находилось 70,2 млн дел на общую сумму более 5 трлн руб. Вы можете взыскать с ФССП убытки, которые были вызваны незаконными действиями или бездействием приставов, через суд. Суды обычно признают бездействие незаконным, если, например, пристав не наложил арест на имущество или не сделал запрос в ГИБДД, какие автомобили зарегистрированы на должника, потому что это стандартные действия. Если же пристав не совершил более сложных действий, например не выяснил через ФНС и другие госорганы, чем фактически владеет контрагент-неплательщик, шансов на успех меньше: приставу легче доказать суду, что надобности в сборе таких справок на самом деле не было.

В любом случае оставшемуся ни с чем предпринимателю нужно соблюсти несколько обязательных условий, чтобы взыскать убытки с судебных приставов.

1. К исполнительному листу нужно получить завершающий акт – о невозможности взыскания, иначе потом суд решит, что вы не исчерпали все возможности взыскания, и откажет в иске.

2. Прежде чем получать этот акт, нужно направить в службу судебных приставов ходатайства с требованием процессуальных действий (например, ареста счетов или имущества или запроса ФНС о структуре собственности должника, запроса в ГИБДД об автомобилях, зарегистрированных на контрагента-неплательщика, и т. п.). Затем нужно выждать около трех недель. Скорее всего, пристав ничего не ответит. Тогда надо прийти к нему на прием, взять все запросы в госорганы и самому доставить их. В этом случае вы сможете в иске указать, что проявили активную позицию и сами совершали все необходимые действия, тогда как пристав бездействовал.

3. Нужно удостовериться, что у должника нет никакого имущества на момент подачи иска. Реальный пример: кредитор подал в суд на службу судебных приставов, потому что на счета должника должны были поступить платежи, достаточные для выплаты долга, но приставы не обратили взыскание на эти счета, должник успел перечислить деньги на счета других юрлиц, а кредитор остался ни с чем. Суд признал незаконным бездействие приставов-исполнителей и постановил взыскать с приставов убытки.

4. Надо собрать доказательственную базу. Реальный пример: апелляционный арбитражный суд отказал предпринимателю в иске о взыскании убытков с приставов, так как тот не сумел доказать, что долг не удалось взыскать исключительно из-за бездействия судебного пристава-исполнителя, а также не доказал причинно-следственную связь между бездействием и ущербом.

Практика показывает, что гораздо труднее взыскать убытки, если речь идет о недвижимости, которую из-за бездействия приставов должник успел продать, оставив кредитора с носом. Пример: кредитор требовал взыскать убытки, причиненные бездействием судебного пристава-исполнителя. Он ссылался на то, что должник успел продать земельный участок, поэтому обратить взыскание на этот участок по суду оказалось невозможно. Мол, пристав не направил в регистрирующие органы постановление о запрете регистрации сделок с данным участком и из-за этого кредитор не смог взыскать долг. Суд принял сторону кредитора и постановил взыскать убытки со службы приставов.

Судебная практика показывает, что шансы взыскать убытки с ФССП действительно есть. Однако на выигрыш в суде и на денежную компенсацию могут рассчитывать лишь те предприниматели, которые смогут доказать причинно-следственную связь между бездействием пристава и наступлением убытков.

Судебная практика об оспаривании (обжаловании) действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя

Дата публикации: 07.05.2020 2020-05-07

Статья просмотрена: 2268 раз

Библиографическое описание:

Яхьяев М. И. Судебная практика об оспаривании (обжаловании) действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя // Молодой ученый. ? 2020. ? №18. ? С. 276-279. ? URL https://moluch.ru/archive/204/50074/ (дата обращения: 29.11.2020).

Ключевые слова: исполнительное производство, обжалование действий(бездействий), судебные приставы, практика Республики Дагестан.

Эффективное функционирование судебной системы невозможно без обеспечения своевременного исполнения судебных актов. Именно процесс исполнения судебных актов, а также актов других органов позволяет судить об эффективности правоприменительной деятельности, поскольку исполнение судебных решений фактически лишает смысла их вынесение и свидетельствует о том, что государство не исполняет свою конституционную обязанность по защите прав граждан и обеспечению стабильности гражданского оборота.

Работа судебных приставов не всегда осуществляется, как предусмотрено законодательством, этому могут послужить разные причины, но итог у них один — неправомерные действия или бездействие судебного пристава. Судебное решение может не исполняться вовсе, исполняться не надлежащим образом (слишком медленно или не полностью), либо исполняться с нарушением закона. Причем страдать в такой ситуации может как взыскатель, который не получает присужденное, так и должник, который может лишаться большего чем было указано в решении суда, или чем положено по закону.

Практика исполнительного производства в нашей стране складывается по тому пути, что если не напоминать о себе судебным приставам, то положительных результатов придется ждать очень долго, а можно и не дождаться вовсе. К сожалению, возгласы вроде «уже полгода или год жду исполнения решения суда» далеко не редкость. Причин такой ситуации множество — это и низкая зарплата судебных приставов, и их большая загруженность, и возникающая в связи с этим текучка кадров. В рамках одного исполнительного производства порой может смениться не один, не два и даже не три пристава. Отдельно стоит отметить проблему несовершенства законодательства, которое порой не способствует, а наоборот препятствует нормальному ходу исполнительного производства.

До недавнего времени в массовом сознании граждан России широко распространилось мнение о том, судебная защита прав и свобод человека и гражданина находится на крайнем низком уровне. Происходило это на фоне негативной общественной оценки возможностей судебной защиты. В последние годы в гражданском судопроизводстве России произошли качественные изменения. Появились такие категории дел, как защита избирательных прав, обжалование (оспаривание) нормативных и ненормативных актов, обжалование действий и решений, нарушающих права и свободы граждан и организаций.

Также данные дела рассматриваются Кодексом административного судопроизводства. КАС РФ определил круг лиц, участвующих в административных делах об оспаривании решений, действий (бездействия) должностного лица госоргана или государственного служащего. Так, к участию в административном деле в обязательном порядке привлекается соответствующий орган, в котором исполняют свои обязанности указанные лица часть 2 статьи 221 КАС РФ. В нашем случае — это территориальный орган ФССП России, в структурном подразделении которого исполняет (исполнял) обязанности судебный пристав-исполнитель. Аналогичная позиция высказана Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пункте 12 Постановления.

Дополнительно Верховным Судом Российской Федерации разъяснено, что при удовлетворении требования заявителя об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей судебные расходы могут быть возмещены за счет указанного территориального органа ФССП России.

В настоящее время участились случаи взыскания судами судебных расходов, связанных с оспариванием постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, со структурных подразделений территориальных органов ФССП России или ФССП России.

Вместе с тем, структурные подразделения территориальных органов ФССП России не являются юридическими лицами и не могут самостоятельно отвечать по требованиям о взыскании с них судебных расходов.

На наш взгляд, судебные акты, вынесенные по результатам рассмотрения названных споров в отсутствие данных о надлежащем извещении территориальных органов ФССП России, обязательность привлечения которых императивно установлена положениями статьи 221 КАС РФ, подлежат отмене, поскольку в этих случаях судами принимаются решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле.

Анализируя иски, находившиеся на рассмотрении в судах в 2017 году, полагаем необходимым представить следующую судебную практику, разбив на категории по предметной направленности.

Результаты анализа складывающейся в 2017 году судебной практики показали, что по сравнению с прошлым годом наблюдается заметное уменьшение количества предъявленных в суды Российской Федерации заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Республике Дагестан.

Так, в 2017 году судами Республики Дагестан рассматривалось 328 заявлений, что на 15 заявлений меньше, чем за аналогичный период прошлого года (343 заявлений). Количество удовлетворенных заявлений также уменьшилось на 5 заявлений.

Фактическими основаниями, побудившими заявителей обращаться в суд, явились:

– бездействие или ошибочное восприятие факта бездействия судебных приставов-исполнителей при исполнении исполнительных документов;

– вынесение незаконного постановления, которое по своему содержанию ущемляет права и нарушает законные интересы заявителя;

– ошибочное восприятие заявителями незаконности действий судебного пристава-исполнителя;

– неосведомленность заявителей о проводимых (проведенных) исполнительных действиях и мерах принудительного исполнения;

– грубое обращение работников структурных подразделений УФССП России по Республике Дагестан с лицами, участвующими в исполнительном производстве (например, отказ в даче адекватных разъяснений о совершаемых действиях в рамках исполнительного производства; нежелание идти на законные “компромиссы” без достаточных на то оснований и т. п.).

Большая часть заявлений предъявлена в суды общей юрисдикции — 253 заявление (78,6 %). Арбитражным судом Республики Дагестан рассмотрено 70 заявлений, что составляет 21,4 % от общего количества заявлений.

Из 328 заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Республике Дагестан наибольшее количество заявлений связаны с деятельностью судебных приставов-исполнителей (308 заявления).

В сравнении с 2016 годом наблюдается заметное уменьшение количества заявлений об оспаривании действий по линии административной практики (на 32 заявления), бездействия судебного пристава-исполнителя (на 19 заявлений), действий судебного пристава-исполнителя по возбуждению (отказу в возбуждении) исполнительного производства (на 15 заявлений), действий по аресту имущества должника (на 10 заявлений). При этом следует отметить, что на фоне снижения общего количества предъявленных в суды заявлений наблюдается заметное увеличение количества заявлений об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора (на 35 заявлений).

В 2017 году судами Республики Дагестан признаны обоснованными 15 заявлений, которыми оспаривались бездействия судебных приставов-исполнителей (6 заявлений), постановления о взыскании исполнительского сбора (3 заявления), действия по возбуждению (отказу в возбуждении) исполнительного производства (1 заявление), действия по реализации арестованного имущества (1 заявления), действия по хранению арестованного имущества (1 заявление), действия по обращению взыскания на денежные средства должника (1 заявление), действия по окончанию исполнительного производства (1 заявление), действия судебного пристава-исполнителя по иным основаниям (1 заявление).

Например, Гражданка Г. обратилась в Ленинский районный суд г.Махачкала. с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста, акта о наложении ареста. В обоснование заявленных требований, со ссылкой на ст. 446 ГПК РФ, Г. мотивировала свои требования тем, что арест 5/8 долей жилого помещения является неправомерным, так как данное жилое помещение является единственным пригодным помещением для постоянного проживания для неё.

Определением Ленинского районного суда производство по делу в части требования об отмене постановления о наложении ареста было прекращено, поскольку имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

В остальной части требований, суд рассмотрел заявление по существу, отказав в удовлетворении заявленных требований по следующим основаниям.

Г. не было представлено доказательств того, что 5/8 долей жилого дома является для нее единственным пригодным помещением для постоянного проживания. Согласно выписке из ЕГРП за Г. зарегистрировано право собственности на трехкомнатную квартиру. В отношении указанной квартиры между Г. и ее супругом заключен брачный договор период возбужденного исполнительного производства, из которого следует, что указанная квартира будет принадлежать супругу Г. Однако, в настоящее время право собственности на указанную квартиру зарегистрировано за Г., брак между Г. и ее супругом не расторгнут. Следовательно, 5/8 долей жилого дома не является единственным жилым помещением для должника. Апелляционным определением решение, определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Смотрите так же:  Инфо-ресурс 1С 8. Заявление на применение льготы по ндфл

Как показывает судебная практика, основаниями для удовлетворения заявлений о признании незаконными действия (бездействия) судебных приставов-исполнителей являются несовершение судебными приставами-исполнителями всех предусмотренных Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительных действий и неприменение мер принудительного исполнения, вынесение постановления о взыскании исполнительского сбора до истечения срока для добровольного исполнения, нарушение порядка хранения и реализации арестованного имущества и т. д.

В отношении должностных лиц Управления, чьи действия (бездействие) привели к удовлетворению заявлений, были приняты все необходимые меры реагирования в соответствии с правовыми актами ФССП России.

Анализируя заявления о признании незаконными постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления в 2017 году, необходимо представить следующую судебную практику, разбив на категории по предметной направленности.

В УФССП России по Республике Дагестан с целью оказания правовой помощи и снижения количества исков к службе судебных приставов на постоянной основе проводится работа по обобщению судебной практики по защите прав и законных интересов службы судебных приставов. Результаты обобщения направляются в структурные подразделения УФССП России по Республике Дагестан для изучения и применения в практической деятельности.

С учетом того, что нередко основанием для удовлетворения заявлений являются непрофессиональные действия судебных приставов-исполнителей, которые во многом связаны с неосведомленностью о необходимых процедурах проведения исполнительных действий, отделом правового, документационного обеспечения и работы с обращениями граждан УФССП России по Республике Дагестан на постоянной основе совместно с другими отделами аппарата в структурные подразделения направляются информационные письма, даются разъяснения по тем или иным вопросам исполнительного производства.

Указанные меры позволят снизить негативное влияние факторов юридического (неоднозначность правового регулирования, противоречивость судебной практики) и фактического (низкий уровень правовой грамотности должностных лиц, ненадлежащая организация работы) характера на выполнение установленных показателей деятельности.

Анализ судебной практики показал, что жалобы на действия судебных приставов-исполнителей признаются обоснованными по следующим основаниям: действующим законодательством для судебного пристава-исполнителя установлен образовательный ценз в виде полного среднего образования, в связи с этим судебными приставами-исполнителями становятся лица, не имеющие специального образования, что влечет за собой слабое знание действующего российского законодательства; низкая материальная заинтересованность судебных приставов-исполнителей в результатах своего труда (вне зависимости от качества выполнения им своих служебных обязанностей ему выплачивается фиксированная заработная плата, дополнительное материальное вознаграждение по действующему законодательству не предусмотрено), соответственно, судебный пристав-исполнитель не заинтересован в качестве выполняемых служебных обязанностей; также действующим законодательством не предусмотрена эффективная система личной и материальной ответственности судебного пристава-исполнителя за действия (бездействие), совершаемые в процессе принудительного исполнения судебных и иных юрисдикционных актов, признание его действий (бездействия) в процессе принудительного исполнения незаконными, зачастую не влечет никаких отрицательных последствий для самого судебного пристава-исполнителя.

Обзор судебной практики по защите интересов ФССП России и ее территориальных органов в 2017 году

Федеральной службой судебных приставов проведен анализ судебной практики по делам, связанным с оспариванием постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц ФССП России, а также по защите имущественных интересов Службы в судах Российской Федерации в 2017 году.

При подготовке информации использованы данные ведомственной статистической отчетности о деятельности Федеральной службы судебных приставов в 2017 году в сравнении с 2016 годом, а также сведения, представленные территориальными органами ФССП России в соответствии с приказом ФССП России от 11.01.2016 № 1 «Об утверждении Положения об организации работы по судебной защите интересов Федеральной службы судебных приставов и ее территориальных органов».

Согласно данным ведомственной статистической отчетности в 2017 году на рассмотрении в судах Российской Федерации находилось 75 086 административных исковых заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц ФССП России (далее – заявления), из которых 3 874 удовлетворено. По сравнению с 2016 годом количество предъявленных заявлений увеличилось на 1,8 тыс. (2,5 %), вместе с тем количество удовлетворенных заявлений снизилось на 151 (3,7 %).

В целом количество заявлений по отношению к общему количеству исполнительных производств составляет одно заявление на 1 148 исполнительных производств, а одно удовлетворенное заявление приходится на 22 262 исполнительных производства. Для сравнения, в 2016 году подобное соотношение составляло одно заявление на 1 104 производства, из которых одно удовлетворенное заявление приходилось на 20 099 исполнительных производств.

Результаты анализа складывающейся в 2017 году судебной практики показали, что судами общей юрисдикции принято к рассмотрению наибольшее количество заявлений – 61 641 (2016 – 57 760), тогда как в арбитражные суды поступило – 13 445 (2016 – 15 496).

С постановлениями, действиями (бездействием) должностных лиц Службы чаще не были согласны должники – предъявлено в суды 39 324 заявления (2016 – 39 497), из них признано судом обоснованными 4,1 % или 1 651 заявление (2016 – 3,9 % или 1 560).

Взыскателями оспаривались действия (бездействия) должностных лиц Службы 31 846 раз (2016 – 29 518), из них признаны обоснованными – 5,3 % или 2 021 заявление (2016 – 7,1 % или 2 116).

Необходимо отметить, что в 2017 году сохранилась тенденция к сокращению количества заявлений, поданных органами прокуратуры – 842 (2015 – 3 938, 2016 – 1 384), а количество удовлетворенных судами заявлений составило 14,1 % или 119 заявлений (2015 – 8,9 % или 352, 2016 — 16,3 % или 226).

Из общего числа заявлений, принятых к рассмотрению судами Российской Федерации в 2017 году, наибольшее количество составили жалобы на постановления, действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей (65 528 заявлений).

В большинстве случаев оспаривались: бездействие судебных приставов-исполнителей (20 642 заявления), действия по вынесению постановления о взыскании исполнительского сбора (7 543 заявления), постановления об окончании исполнительного производства (6 085 заявлений).

Действия (бездействие) судебных приставов по ОУПДС были предметом обжалования в рассматриваемом периоде по 52 делам.

Действия (бездействие) иных должностных лиц Службы оспаривались в судах в 9 506 случаях за 2017 год, при этом подавляющее большинство заявлений связано с реализацией полномочий по линии административной практики (5 691 заявление).

Анализ удовлетворенных судами заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Службы показал, что лидирующее положение по-прежнему занимают заявления на бездействие судебных приставов– исполнителей (36 % от всех признанных судом обоснованными), с оспариванием действий судебных приставов-исполнителей по окончанию исполнительного производства и постановлений судебных приставов-исполнителей о взыскании исполнительского сбора – 8 %, с оспариванием действий по обращению взыскания на денежные средства – 6 %.

Согласно сведениям ведомственной статистической отчетности в 2017 году в суды Российской Федерации предъявлено 9 805исковых заявлений, вытекающих из деятельности службы судебных приставов, на сумму 12,5 млрд. руб., из которых удовлетворено 3 065 исков на сумму 377,6 млн. руб.

По сравнению с 2016 годом возросло количество предъявленных исковых заявлений на 1 198 (14 %) на фоне снижения общей суммы предъявленных исковых требований на 55,1 млн. руб. (51,5 %).

При этом, количество удовлетворенных судами Российской Федерации исков за отчетный период увеличилось на 428 (16,2 %), а сумма удовлетворенных исковых требований снизилась на 262,5 млн. руб. (41 %).

Проведенный анализ предъявленных к ФССП России и ее территориальным органам исковых требований свидетельствует, что основное их количество вытекает из деятельности судебных приставов-исполнителей – 5 817 исков или 59 % (2016 – 5240 или 61 %).

Структурный анализ удовлетворенных исковых требований показывает, что по количеству 64 % исковых заявлений связано с взысканием госпошлины и судебных расходов, возникших в результате удовлетворения судами заявлений на действия (бездействие) должностных лиц Службы.

В целом по итогам проведенной Службой в 2017 году работы по линии судебной защиты предотвращено взыскание с казны Российской Федерации денежных средств на общую сумму свыше 6 млрд. руб.

Кроме того, Службой активно велась работа по возврату денежных средств, взысканных с казны Российской Федерации и ФССП России, путем предъявления исков, в т.ч. регрессных, к лицам, виновным в причинении вреда казне Российской Федерации; исков, вытекающих из материально-технического обеспечения Службы; исков о возмещении расходов, связанных с принудительным выдворением за пределы Российской Федерации; исков о взыскании с истцов (заявителей) судебных расходов.

Так, в 2017 году в суды Российской Федерации Федеральной службой судебных приставов предъявлено 1 455 исков на общую сумму 395 399 тыс. руб., из которых 692 иска в порядке регресса на общую сумму 213 114 тыс. руб. и 206 исков на сумму 5 920 тыс. руб. в возмещение расходов, связанных с принудительным выдворением за пределы Российской Федерации. Удовлетворено, в том числе частично, 612 исков на сумму 73 226тыс. руб., из которых 220 регрессных исков на 40 502тыс. руб. и 121 иск на сумму 3 649 тыс. руб. в возмещение расходов, связанных с принудительным выдворением за пределы Российской Федерации. В удовлетворении требований по 266 искам на сумму 63 317 тыс. руб. судом отказано, а также 89 исков на сумму 123 421 тыс. руб. оставлено без рассмотрения или производство прекращено.

В качестве примеров полагаем возможным отметить следующие дела.

По возбуждению исполнительного производства

Правомерность возбуждения исполнительного производства на основании второго экземпляра постановления о наложении административного штрафа в форме электронного документа (определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22.06.2017 №21-КГ17-3).

Апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 05.08.2016 отменено решение Чегемского районного суда Кабардино-Балкарской Республики от 08.06.2016, признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, вынесенное на основании поступившего в электронном виде второго экземпляра постановления по делу об административном правонарушении.

Отменяя судебный акт апелляционной инстанции и оставляя в силе решение районного суда, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что в случае изготовления второго экземпляра постановления о наложении административного штрафа в форме электронного документа для направления его судебному приставу-исполнителю в электронном виде по информационно-телекоммуникационным сетям законом не запрещено подтверждение юридической силы такого постановления усиленной квалифицированной электронной подписью иного должностного лица того же органа или той же системы органов государственной власти.

Запись в личном кабинете на Едином портале государственных услуг (далее – ЕПГУ) гражданина о судебных задолженностях при полном совпадении фамилии, имени, отчества и даты рождения с должником по исполнительному документу,не влечет признание постановления, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя незаконным (апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Карелия от 15.05.2017 по делу № 33а-1600/2017).

Н., не являясь должником по исполнительному документу, обратился в суд с заявлением об обязании судебного пристава-исполнителя изъять сведения об исполнительном производстве и сведения о размере задолженности из раздела сведений о судебных задолженностях в личном кабинете на ЕПГУ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, судами указано следующее.

Представление ФССП России услуги «Предоставление информации о наличии исполнительного производства» осуществляется в автоматическом режиме на основании запроса данных в информационную систему ФССП России, находящуюся в единой системе межведомственного электронного взаимодействия, по двум критериям: фамилия, имя, отчество и дата рождения.

Поиск судебной задолженности на ЕПГУ осуществляется путем введения Ф.И.О. и даты рождения в форму поиска, которая доступна по электронной ссылке https://www.gosuslugi.ru/10003, при этом поля персональных данных заполняются в зависимости от требований, устанавливаемых органом, предоставляющим услугу.

Полученные персональные данные отправляются на сервис, где ФССП России осуществляется поиск исполнительных производств по присланным персональным данным, и если данные о наличии судебной задолженности имеются в системе ФССП России, то сервис ФССП России возвращает их на ЕПГУ.

Таким образом, на ЕПГУ отображаются те данные, которые хранятся на стороне электронных сервисов ФССП России.

При этом как установлено судом, в Банке данных исполнительных производств отсутствуют сведения об исполнительных производствах, возбужденных в отношении Н. (уроженца г. Ленинград).

Однако, учитывая, что на ЕПГУ поиск осуществляется только по двум критериям (Ф.И.О. и дата рождения), то информация о наличии задолженности отображается как у Н., 19.03.1989 года рождения, уроженца г. Ленинград, так и у самого должника, 19.03.1989 года рождения, уроженца с. Шелтозеро Прионежского района.

Судами также учтено, что в ЕПГУ присутствует информация о возможности полного совпадения персональных данных, вводимых для поиска задолженности (фамилия, имя, отчество, дата рождения), с рекомендацией об обращении к судебному приставу-исполнителю в целях уточнения наличия задолженности.

Обязанность по возмещению судебных расходов, понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов (решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 27.07.2017 по делу № А79-6175/2017).

Судом признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании исполнительного документа о взыскании с должника судебных расходов в соответствии пунктом 8 части 1 статьи 31 Закона об исполнительном производстве, в связи с тем, что определением Арбитражного суда от 28.02.2017 в отношении должника введена процедура банкротства — наблюдение.

Удовлетворяя требования взыскателя Е., суд отметил, что согласно пункту 1 статьи 5 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) к текущим платежам относятся денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

При этом обязанность по возмещению судебных расходов (расходов на оплату услуг представителя, государственной пошлины и т.д.), понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов.

Как установлено судом, судебные акты о взыскании судебных расходов в пользу заявителя вступили в законную силу после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, следовательно, указанные платежи в силу Закона о банкротстве являются текущими, их взыскание по смыслу статей 5 и 63 Закона о банкротстве осуществляется вне рамок дела о банкротстве на общих основаниях.

Возбуждение исполнительного производства по подложному исполнительному документу и применение в рамках такого исполнительного производства мер принудительного исполнения не возлагает на государство обязанности по возмещению убытков (решение Арбитражного суда Алтайского края от 27.11.2017 по делу № А03-8855/2017).

ООО «Т», являясь должником по исполнительному производству, обратилось в суд с иском о взыскании 34 791,10 руб. убытков (упущенной выгоды), связанных с незаконным списанием денежных средств.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал на недоказанность совершения должностными лицами службы судебных приставов умышленных действий по списанию денежных средств со счета истца. Кроме того, судом указано на недоказанность того обстоятельства, что последние знали, могли знать или могли предвидеть, что предъявленный к исполнению исполнительный лист является подложным.

Также, суд пришел к выводу о том, что в рассматриваемом случае истец не представил доказательств, бесспорно свидетельствующих о наличии у него намерения на размещение спорной суммы денежных средств на депозите какого-либо конкретного банка в спорный период с целью получения выгоды.

Бездействие

Судебный пристав-исполнитель обязан предпринять меры по установлению наличия у должника имущества, принадлежащего на праве общей совместной собственности с иными лицами, включая нажитое в браке (определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Коми от 02.11.2017 по делу № 33а-7330/2017).

Судами удовлетворено заявление взыскателя Ф., признан незаконным отказ судебного пристава-исполнителя в объявлении розыска имущества должника, совместно нажитого в браке.

Судами указано со ссылкой на статьи 34, 35 Семейного кодекса Российской Федерации, что действующее законодательство относит имущество, нажитое супругами во время брака, к совместной собственности супругов, на которое может быть обращено взыскание по обязательствам в части, принадлежащей должнику.

Согласно положениям части 6 статьи 69 Закона об исполнительном производстве и разъяснениям пункта 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 в случае отсутствия (недостаточности) у должника иного имущества взыскание может быть обращено на долю должника в общей (долевой и совместной) собственности в порядке, предусмотренном статьей 255 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом судебный пристав-исполнитель наряду с взыскателем вправе в судебном порядке требовать выдела доли должника в натуре из общей собственности и обращения на нее взыскания. При невозможности выдела доли в натуре суду следует решить вопрос об определении размера этой доли. Если выдел доли в натуре невозможен или против этого возражают остальные собственники, заинтересованный сособственник вправе приобрести долю должника по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли.

Таким образом, по мнению судов, Закон об исполнительном производстве с учетом толкования, данного Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 17.11.2015 № 50, прямо предусматривает возможность обращения взыскания на долю должника в общем имуществе, в том числе по требованию судебного пристава-исполнителя.

Требование о возмещении вреда подлежит удовлетворению только в том случае, если в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена (решение Фрунзенского районного суда города Саратов от 22.08.2017 по делу №2-1542/2017).

В. обратился в суд с иском о взыскании убытков в сумме 773 тыс. руб., причиненных незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя.

Разрешая заявленные требования, и отказывая в их удовлетворении, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что факт выдачи дубликатов исполнительных листов, а также выбытие из владения должника транспортного средства не может являться безусловным основанием для возмещения убытков, поскольку действующее законодательство не связывает напрямую возникновение оснований для взыскания убытков, состоящих из недополученной по исполнительному документу сумму, с фактом незаконности действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Кроме того, судами также указано, что возможность исполнения исполнительного документа не утрачена, поскольку исполнительное производство о взыскании в пользу истца задолженности находится на исполнении, судебным приставом-исполнителем принимаются исчерпывающие меры к установлению имущества должника с целью обращения на него взыскания.

По аресту имущества, наложению запрета на совершение регистрационных действий

Нахождение имущества должника в залоге не является препятствием для совершения судебным приставом — исполнителем действий, предусмотренных положениями статьи 64 Закона об исполнительном производстве, и прав должника не нарушает (решение Ленинского районного суда г. Тюмени от по делу № 2а-3558/2017).

Отказывая в удовлетворении требований П.А. о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на транспортное средство, находящееся в залоге у ПАО ВТБ 24, не в пользу залогодержателя, судом указано следующее.

В соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 64 и части 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом — исполнителем в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях.

В качестве меры принудительного исполнения арест применяется при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество должника, находящегося у него или у третьих лиц (ч. 1 и п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона об исполнительном производстве).

Наложение ареста в целях обеспечения исполнения исполнительного документа может быть принято не только в интересах непосредственно самого залогодержателя, но и других кредиторов того же лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

Таким образом, нахождение транспортного средства в залоге не является препятствием для совершения судебным приставом-исполнителем действий, предусмотренных положениями статьи 64 Закона об исполнительном производстве, и прав должника не нарушает.

При этом действующая редакция ч. 3 ст. 87 Закона об исполнительном производстве предусматривает возможность реализации заложенного имущества в пользу взыскателей, не являющихся залогодержателями, и устанавливает, что такое имущество подлежит реализации на торгах.

Исполнительные действия в виде ареста в отношении принадлежащего истцу автомобиля направлены на ограничение прав должника распоряжаться принадлежащим ему автомобилем путем его отчуждения другим лицам.

Рассмотрение споров о принадлежности арестованного имущества осуществляется в порядке искового производства (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.11.2017 по делу № А04-1546/2017).

Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2017 отменено решение Арбитражного суда Амурской области от 12.04.2017 по делу № А04-1546/2017, которым отказано в удовлетворении требований ООО Р. о признании незаконными постановлений и действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на автотранспортные средства и запрета на совершение регистрационных действий.

Суд апелляционной инстанции, удовлетворяя требования истца, сделал вывод о том, что в случае ненадлежащего выбора ООО Р., не являющегося стороной исполнительного производства, способа защиты, доказанности принадлежности имущества и очевидности преследуемого материально-правового интереса, суд самостоятельно обязан определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы подлежат применению.

С указанной позицией апелляционной инстанции не согласился Арбитражный суд Дальневосточного округа, который, отменяя судебный акт апелляционной инстанции и оставляя в силе решение Арбитражного суда Амурской области, указал на то, что в данном деле имеет место спор о принадлежности и законности владения арестованным имуществом (спор о правах на арестованное имущество).

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что вопросы защиты прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий регламентирует глава 17 Закона об исполнительном производстве во взаимосвязи с разъяснениями абзаца 2 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 № 50, согласно которым в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества; об отмене установленного судебным приставом-исполнителем запрета на распоряжение имуществом, в том числе запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества (для лиц, не участвующих в исполнительном производстве), установлен исковой порядок для рассмотрения таких требований.

При вынесении постановления о запрете на совершение регистрационных действий в отношении изменений, вносимых юридическими лицами – должниками в Единый государственный реестр юридических лиц необходимо учитывать возможные негативные и положительные аспекты для сторон исполнительного производства (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2017 по делу № А32-38307/2016).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 27.03.2017 удовлетворено заявление ОАО Д. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об объявлении запрета на совершение регистрационных действий, действий по исключению из государственного реестра в отношении ОАО Д., о запрете налоговому органу вносить изменения в сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, связанные с изменениями собственника общества, о запрете вносить изменения в учредительные документы.

По мнению суда, постановление судебного пристава-исполнителя не соответствовало требованиям законодательства об исполнительном производстве и нарушало права и законные интересы заявителя в предпринимательской сфере.

Отменяя судебный акт, апелляционная инстанция указала на следующее.

Как следует из материалов дела, приказом Департамента имущественных отношений Краснодарского края было принято решение о ликвидации должника ОАО Д., назначена ликвидационная комиссия, в связи с чем ОАО Д. обратилось в налоговый орган с заявлением о государственной регистрации сведений о принятии решения о ликвидации юридического лица и формировании ликвидационной комиссии.

Судебным приставом-исполнителем в рамках сводного исполнительного производства в отношении ОАО Д. было вынесено оспариваемое постановление, в связи с чем решением налогового органа в государственной регистрации таких сведений было отказано.

Смотрите так же:  Как оформить доверенность на распоряжение вкладом (текущим счетом) физического лица. Доверенность на распоряжение вкладом.

При рассмотрении дела судом было учтено, что согласно пункту 1 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

В силу пункта 9 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в Единый государственный реестр юридических лиц в порядке, установленном Законом о государственной регистрации юридических лиц.

В соответствии с пунктом 1 статьи 96 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 2 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об акционерных обществах) акционерным обществом признается хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на определенное число акций; участники акционерного общества (акционеры) не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций.

Из приведённых выше норм ГК РФ и Закона об акционерных обществах следует, что ликвидация должника означает прекращение его существования и может повлечь невозможность погашения оставшихся у него долгов перед кредиторами в случае неполного удовлетворения требований кредиторов ликвидационной комиссией. При этом участники организации-должника не отвечают по её долгам.

Как установлено судом, на момент вынесения оспариваемого постановления в составе сводного исполнительного производства в отношении ОАО Д. находились исполнительные производства с общей суммой задолженности перед бюджетом около 23 000 тыс. руб.

Таким образом, по мнению суда, существует реальная угроза утраты возможности исполнения указанных исполнительных документов в результате осуществления должником процедуры добровольной ликвидации и его исключения из ЕГРЮЛ при недобросовестном ведении ликвидационной комиссией процедуры ликвидации, поскольку сумма задолженности заявителя по исполнительным производствам перед бюджетом и частными лицами является значительной.

При этом ОАО Д. не представлено доказательств того, что им предпринимаются реальные меры по погашению образовавшейся у него задолженности. Напротив, зная о наличии возбужденных исполнительных производств на значительную сумму, должник предпринимает меры для ликвидации в добровольном порядке.

Судом также отмечено, что в соответствии с пунктом 4 статьи 62 ГК РФ, если ликвидационной комиссией установлена недостаточность имущества юридического лица для удовлетворения всех требований кредиторов, дальнейшая ликвидация юридического лица может осуществляться только в порядке, установленном Законом о банкротстве.

В соответствии с пунктом 4 статьи 63 ГК РФ в случае недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица для удовлетворения требований кредиторов или при наличии признаков банкротства юридического лица ликвидационная комиссия обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве юридического лица, если такое юридическое лицо может быть признано несостоятельным (банкротом).

Согласно статье 9 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

При таких обстоятельствах должник, не имеющий достаточного имущества для удовлетворения требований кредиторов, не вправе ликвидироваться через процедуру добровольной ликвидации, а обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом.

С учётом изложенного, вынесенное судебным приставом-исполнителем постановление о запрете осуществления регистрационных действий объективно не нарушает права и законные интересы должника при условии его добросовестности, поскольку оспариваемое постановление направлено на предотвращение ситуации, при которой в случае недобросовестного поведения должника могут быть существенно нарушены права и законные интересы третьих лиц, а также возникнет невозможность исполнения исполнительного документа.

По обращению взыскания на денежные средства

При определении размера удержаний из заработка должника судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать его размер в целях обеспечения самому должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условий, необходимых для их нормального существования (определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.01.2017 по делу № 45-КГ16-27).

Судами отказано в удовлетворении заявления должников С.Л. и С.В. о признании незаконным отказа судебного пристава-исполнителя рассмотреть вопрос о снижении размера удержаний из пенсии.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов и направляя дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, указала, что суду следует установить, является ли пенсия для должников единственным источником существования и после удержания платежей обеспечены ли должникам условия, необходимые для их нормального существования.

Верховный Суд Российской Федерации отметил, что при определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать в числе прочего размер этой пенсии, чтобы обеспечить самому должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и реализацию его социально-экономических прав. При этом необходимо сочетание двух основополагающих положений – конституционного принципа исполняемости судебных решений и установления пределов возможного взыскания, не затрагивающего основное содержание прав должника, с тем, чтобы сохранить должнику-гражданину необходимый уровень существования.

Компенсация на покрытие расходов, связанных с депутатской деятельностью, не входит в перечень доходов, на которые не может быть обращено взыскание в соответствии со статьей 101 Закона об исполнительном производстве (апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Тверского областного суда от 25.10.2017 по делу № 33а-4596/2017).

Судами отказано в удовлетворении требований К. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на заработную плату должника.

Из материалов дела следует, что судебным приставом-исполнителем обращено взыскание на доходы должника в виде ежемесячной компенсации на покрытие расходов, связанных с депутатской деятельностью, постановление направлено в Тверскую областную Думу для исполнения.

Отказывая в удовлетворении требований К., суды указали, что названная компенсация не входит в перечень доходов, на которые в соответствии со статьей 101 Закона об исполнительном производстве не может быть обращено взыскание, а, следовательно, указанные денежные средства не обладают иммунитетом от взыскания.

Необходимо отметить, что встречаются различные подходы судов к оценке действий судебных приставов-исполнителей при реализации ими своих полномочий по обращению взыскания на денежные средства.

Так, арбитражными судами высказаны противоположные правовые позиции по вопросу ограничения проведения расходных операций по кассе должника в размере 100 %.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 28.04.2017 по делу № А12-10598/2017, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017, признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя об ограничении расходных операций по кассе ЧАУС И. в размере 100%, на судебного пристава-исполнителя возложена обязанность снизить размер установленного запрета на расход поступающих в кассу должника денежных средств до 50%.

По мнению судов, в данном случае введение ограничения постановлением на проведение расходных операций в размере 100%, включая выплаты очередной заработной платы, различного рода социальных пособий, причитающихся работникам должника, не в полной мере соответствует принципам, установленным в статье 4 Закона об исполнительном производстве.

В то же время, решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 17.03.2017, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2017, постановление судебного пристава — исполнителя об ограничении расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства в размере 100 % в отношении ООО Х. признано законным.

При этом суды исходили из следующего.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 17 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.06.2004 № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов», возложение на должника обязанности перечислять на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей наличные денежные средства, поступившие в кассу должника, направлено на обеспечение исполнения исполнительного документа и является обоснованным.

При этом ООО Х. действия к погашению задолженности не предпринимает, какого-либо имущества, за счет которого возможно исполнение требований исполнительного документа, у должника не имеется. В таких условиях суды пришли к выводу об отсутствии иных эффективных мер исполнения судебного акта, кроме использованных судебным приставом-исполнителем.

Более того, судами отмечено, что принятая мера принудительного исполнения соответствует объему требований взыскателя и направлена на своевременное исполнение исполнительного документа, не нарушает принципов исполнительного производства, предусмотренных статьей 4 Закона об исполнительном производстве, является необходимой и не препятствует хозяйственно-экономической деятельности должника.

Возможность возврата взысканных денежных средств в порядке, установленном специальными нормами законодательства, влечет отказ в удовлетворении требований о возмещении убытков по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) (решение Кировского городского суда Ленинградской области от 15.11.2016 по делу № 2а-3598/2016).

П. обратился в суд с иском о взыскании с УФССП России по Ленинградской области удержанной суммы налога.

В обоснование заявленных требований истец указал, что судебным приставом-исполнителем с его счета ввиду необходимости погашения задолженности по налогам списана денежная сумма. Вместе с тем, исполнительный лист, на основании которого произведено взыскание, после возбуждения исполнительного производства – отменен, сумма подлежащая ко взысканию изменена, в связи с чем, по мнению заявителя, основания для списания денежных средств у судебного пристава-исполнителя отсутствовали.

Отказывая в удовлетворении требований, судом указано, что истцом выбран неверный способ защиты своих прав со ссылкой на статью 79 Налогового кодекса Российской Федерации.

Поскольку в данном деле имеет место возврат излишне взысканных сумм налоговых платежей, то подлежит применению особый порядок.

В частности, возврат налогоплательщику суммы излишне взысканного налога при наличии у него недоимки по иным налогам соответствующего вида или задолженности по соответствующим пеням, а также штрафам, подлежащим взысканию в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, производится только после зачета этой суммы в счет погашения указанной недоимки (задолженности) в соответствии со статьей 78 Налогового кодекса Российской Федерации.

По окончанию исполнительного производства

Наличие судебного акта о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по окончанию исполнительного производства, при недоказанности утраты возможности взыскания суммы задолженности за счет имущества должника не является доказательством причинения истцу убытков и наличия причинной связи между указанными действиями и причиненными убытками. (решение Ново – Савиновского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 22.08.2017 по делу № 2-3035/2017)

Н. обратилась в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного судебным приставом-исполнителем в связи с незаконным окончанием исполнительного производства.

В ходе судебного разбирательства установлено, что решением суда, вступившим в законную силу, признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю. Из данного судебного акта следует, что в материалах исполнительного производства содержалась информация о том, что в собственности должника имеется автомобиль.

Вместе с тем, отказывая в удовлетворении заявленных требований истца о взыскании убытков, суды исходили из того обстоятельства что, несмотря на признание судебным актом действий судебного пристава-исполнителя по окончанию исполнительного производства незаконными, истцом не представлены доказательства наличия прямой причинно-следственной связи между наступившими для него вредными последствиями и незаконным действиями судебного пристава-исполнителя. Само по себе окончание исполнительного производства не порождает возникновения на стороне взыскателя убытков, поскольку не доказывает утрату возможности исполнения судебного акта.

Кроме того, судом кассационной инстанции указано, что истцом в материалы дела не представлено доказательств утраты возможности исполнения требований исполнительного документа. При этом окончание исполнительного производства не лишает истца права повторного предъявления исполнительного документа к исполнению в пределах срока, установленного Законом об исполнительном производстве.

Хранение арестованного имущества

Из положений статьи 52 Конституции Российской Федерации не вытекает обязанность государства и его органов в лице ФССП России возмещать взыскателю убытки, которые он понес в связи с виновными действиями должников по исполнительному производству (решение Центрального районного суда Новосибирска от 26.06.2017 по делу № 2-2474/2017).

У . обратился в суд с иском о взыскании убытков, причиненных длительным бездействие м судебных приставов-исполнителей по не реализации имущества , что привело к утрате арестованного имущества.

Суд ы первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении требований У. исходил и из того, что сам по себе факт несвоевременной передачи судебным приставом-исполнителем имущества на реализацию не состоит в причинно-следственной связи с утратой имущества .

Также судами указано, что обязательство истца перед взыскателем не исполнено , п ри этом, взыскание на заложенное имущество осуществляется с целью принудительного исполнения решения суда, а денежные средства, поступающие от реализации имущества , направляются в счет погашения долга взыскателю, а не должнику.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункт е 4 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015) , взыскатель, в пользу которого обращено взыскание на заложенное имущество, а не должник может требовать возмещения ущерба, причиненного ему утратой арестованного имущества.

Оспаривание действий судебных приставов-исполнителей по иным основаниям

Исполнение удостоверений комиссий по трудовым спорам при введении в отношении должника процедуры банкротства – наблюдения, не приостанавливается (решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 21.02.2017 по делу № 2а-823/2017, оставленное без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Новосибирского областного суда от 16.05.2017 по делу № 33а-4187/2017)

Судами удовлетворены требования С. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о приостановлении исполнительного производства, возбужденного на основании удостоверений комиссии по трудовым спорам, в связи с тем, что в отношении организации-должника арбитражным судом применена процедура банкротства – наблюдение.

При вынесении указанного постановления судебный пристав-исполнитель руководствовался положениями абзаца 3 части 1 статьи 63 Закона о банкротстве, согласно которым с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения не приостанавливается исполнение исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения наблюдения судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате.

При этом удостоверение комиссии по трудовым спорам не является судебным актом.

В то же время положениями части статьи 96 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что в случае введения судом процедуры наблюдения не приостанавливается исполнение исполнительные документы о взыскании задолженности по заработной плате.

В силу статьи Закона об исполнительном производстве удостоверения выдаваемые комиссиями по трудовым спорам, относятся к числу исполнительных документов.

В ходе рассмотрения дела судом учтена позиция, изложенная в постановлении Конституционного Суда РФ от 14.05.2015 № 9-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 11 Закона Российской Федерации «О статусе судей в РФ» в связи с запросом Президиума Верховного суда РФ».

Так, в случае коллизии между законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регламентации соответствующих правоотношений. При этом значимым ориентиром для разрешения коллизии законов в контексте конституционных предписаний в любом случае является требование о приоритетности прав и свобод человека и гражданина, которые, в частности, определяют смысл, содержание и применение законов (статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации).

Поскольку положения Закона об исполнительном производстве, действующего в редакции Федерального закона от 28.12.2013 № 441-ФЗ, являются более поздними, чем редакция статьи 63 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», принятая Федеральным законом от 26.10.2002 года № 127-ФЗ, предусматривающая, что не подлежат приостановлению исполнительные производства, возбужденные лишь на основании судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате, вступивших в законную силу до даты введения наблюдения, суд пришел к выводу, что постановления судебного пристава-исполнителя о приостановлении исполнительных производств приняты с нарушением требований статей 12 и 96 Закона об исполнительном производстве.

Для участия в исполнительном производстве представителя по доверенности, удостоверенной по месту работы доверителя, должны быть приложены документы, подтверждающие факт нахождения работника и работодателя в трудовых отношениях (определение Заводского районного суда от 14.09.2017 по делу № 2а-1957/2017, оставленное без изменения определением Судебной коллегии по административным делам Орловского областного суда от 02.11.2017).

Определением суда оставлено без рассмотрения заявление Л. в интересах М. об оспаривании действий судебного пристава — исполнителя, выразившихся в отказе в ознакомлении с материалами исполнительного производства, при этом указано на следующее.

Согласно части 8 статьи 57 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации доверенности, выданные гражданами на ведение административного дела, удостоверяются нотариально или должностным лицом организации, в которой доверитель учится, работает или проходит службу, а также товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно — строительным или иным специализированным потребительским кооперативом, осуществляющим управление многоквартирным домом, управляющей организацией по месту жительства доверителя, администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором находится доверитель, и стационарного лечебного учреждения, в котором доверитель находится на лечении.

Таким образом, доверенностью является документ, оформленный надлежащим образом и в соответствии с требованиями, предъявляемыми к такого рода документам, содержащий указание на наделение полномочиями по представлению одним лицом интересов другого лица или группы лиц.

С учетом приведенных норм суд пришел к выводу о том, что в случае удостоверения доверенности по месту работы доверителя, к ней должны быть приложены документы, подтверждающие факт нахождения работника и работодателя в трудовых отношениях.

Поскольку таких документов в материалы дела не представлено, судом сделан вывод об отсутствии полномочий у Л. по предъявлению в суд административного искового заявления.

Оспаривание действий иных должностных лиц

Представление в автоматическом режиме государственной услуги о ходе исполнительного производства не является единственным способом её оказания (решение Первомайского районного суда г. Владивостока от 28.09.2017 по делу № 2а-2219/2017, оставленное без изменения апелляционным определением Приморского краевого суда от 21.12.2017 № 33а-12683/2017).

Судами отказано в удовлетворении требований ООО Р. о признании незаконным бездействия начальника отдела — старшего судебного пристава по непредставлению государственной услуги по заявлению о предоставлении информации о ходе исполнительного производства.

ООО Р., являясь взыскателем по исполнительному производству, посредством функций личного кабинета обратилось в отдел судебных приставов с заявлением о предоставлении информации по исполнительному производству.

Начальником отдела — старшим судебным приставом предоставлен ответ, содержащий разъяснения о возможности ознакомления с материалами исполнительного производства лично с указанием места и времени, а также дана краткая информация об исполнительном производстве.

Отказывая в удовлетворении требований, суды указали, что в соответствии с Методическими рекомендациями по определению порядка рассмотрения заявлений, ходатайств лиц, участвующих в исполнительном производстве, утвержденными ФССП России 11.04.2014 № 15-9, в порядке статьи 64.1 Закона об исполнительном производстве подлежат рассмотрению заявления (ходатайства), по результатам рассмотрения которых должностным лицом службы судебных приставов принимается соответствующее процессуальное решение, за исключением случаев, когда установлен особый порядок рассмотрения заявлений.

Учитывая, что обращение лица, участвующего в исполнительном производстве, с требованиями сообщить о ходе исполнительного производства не требует принятия соответствующего процессуального решения, указанное заявление не подлежит рассмотрению по правилам статьи 64.1 Закона об исполнительном производстве.

При этом в соответствии с пунктом 11 Административного регламента Федеральной службы судебных приставов по предоставлению государственной услуги по предоставлению информации по находящимся на исполнении исполнительным производствам в отношении физического и юридического лица, утвержденного приказом Минюста России от 23.04.2014 № 86 (далее – Административный регламент), срок предоставления государственной услуги, включая направление заявителю документов, являющихся результатом предоставления государственной услуги, — 17 рабочих дней со дня поступления заявления в ФССП России, ее территориальные органы и их структурные подразделения.

Результатом административной процедуры является направление заявителю должностным лицом, ответственным за делопроизводство, информации по находящимся на исполнении исполнительным производствам в отношении физического и юридического лица либо уведомлений о наличии (отсутствии) исполнительного производства на исполнении или об отказе в предоставлении государственной услуги (пункт 58 Административного регламента).

В силу положений пункта 59 Административного регламента при наличии информации об исполнительном производстве в АИС ФССП России ответы на заявления могут формироваться автоматически.

Вместе с тем, по мнению суда, направление ответа в автоматическом режиме не является обязательным в данном случае.

Кроме того, после получения ответа на заявление о ходе исполнительного производства директор ООО Р. лично ознакомился с материалами исполнительного производства, а также получил ответ на заявление, сформированный автоматически в АИС ФССП России.

При таких обстоятельствах, суд не нашел оснований для признания незаконным бездействия начальника отдела – старшего судебного пристава.

Иски из других направлений деятельности

Иные дела, затрагивающие компетенцию ФССП России и её территориальных органов

Судебный пристав-исполнитель может использовать право на самостоятельное обращение в суд с заявлением о признании сделки недействительной (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18.04.2017 по делу № 77-КГ17-7).

В рамках дела судами было отказано в принятии искового заявления судебного пристава-исполнителя о признании сделки недействительной. Суды руководствовались пунктом 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ и исходили из того, что у судебного пристава-исполнителя отсутствует право на обращение в суд с таким иском, поскольку они не являются стороной сделки, и в данном случае его права и законные интересы не нарушаются.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации судебные акты нижестоящих инстанций отменены, Верховным Судом Российской Федерации сделан вывод о том, что судебный пристав-исполнитель наряду со взыскателем имеет охраняемый законом интерес, поскольку подача искового заявления о признании сделки недействительной в отношении арестованного имущества обусловлена необходимостью полного, правильного и своевременного исполнения исполнительного документа, предписывающего взыскание с должника денежных сумм.

Иски, предъявленные в защиту интересов ФССП России и её территориальных органов

Перечисление денежных средств лицу, не являющемуся взыскателем по исполнительному производству, порождает возникновение у него неосновательного обогащения (решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19.10.2017 по делу № А81-5594/2017).

Управление обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с требованием к Ф. о взыскании неосновательного обогащения в связи с ошибочным перечислением денежных средств на его расчетный счет.

Удовлетворяя исковые требования Управления, суд исходил из доказанности факта ошибочного перечисления денежных средств с депозитного счета отдела судебных приставов на расчетный счет Ф., не являющего стороной исполнительного производства.

Руководствуясь положениями ст.1102 ГК РФ, правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 14.04.2010 № ВАС-4213/10, суд признал на стороне ответчика неосновательное обогащение и удовлетворил исковые требования Управления.

Средства, затраченные из федерального бюджета на обеспечение выезда иностранного гражданина из Российской Федерации, подлежат взысканию в судебном порядке с работодателя или заказчика работ (услуг), привлекших указанного иностранного гражданина к трудовой деятельности (решение Арбитражного суда Вологодской области от 02.05.2017 по делу № А13-3245/2017)

Решением Арбитражного суда Вологодской области удовлетворены требования Управления о взыскании с ООО «С» расходов, связанных с административным выдворением за пределы Российской Федерации граждан Республики Узбекистан П. и А.

Признавая требования Управления обоснованными, суд пришел к выводу о том, что факт привлечения ООО «С» к трудовой деятельности граждан Республики Узбекистан П. и А. с нарушением требований миграционного законодательства подтверждается постановлениями суда о привлечении указанных граждан к административной ответственности и назначении наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации, а также материалами исполнительного производства.

Также суд указал, что доказательствами несения Управлением расходов являются электронные билеты, квитанции, билеты на автобус, авансовые отчеты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *