Автомобили

Закон и право

«Платон» поставил дальнобойщиков на прикол

Как выживают дальнобойщики после введения системы «Платон»

Продавать фуры и закрывать свой малый бизнес приходится дальнобойщикам, которые недавно могли заработать на жизнь грузоперевозками. С введением системы «Платон» в кризисный год, когда спрос на их услуги снижается, доходы от такой работы в лучшем случае позволяют выходить в ноль. Серьезной проблемой стал очередной рост акцизов и стоимости запчастей. «Газета.Ru» пообщалась с простыми владельцами фур и выяснила, почему они продолжают протестовать.

Очередной крупный митинг против системы сбора оплаты за проезд с грузовиков массой от 12 т по федеральным трассам «Платон» собрал в Москве водителей фур из Санкт-Петербурга, Тульской, Вологодской, Ульяновской, Челябинской, Ивановской, Рязанской и Костромской областей, а также из республик Карелия, Мордовия и Удмуртия. Все они собрались в минувшее воскресенье, чтобы потребовать отменить непомерные, по их мнению, сборы.

Напомним, что система «Платон» работает в России около пяти месяцев — с 15 ноября прошлого года.

За первые четыре месяца работы это позволило пополнить дорожный фонд на сумму около 4,8 млрд руб.

Вопреки волне протестов со стороны участников рынка автоперевозок по всей стране за каждый километр пройденного пути была установлена ставка 1,53 руб. В дальнейшем, с 1 марта 2016 года, планировалось увеличить стоимость проезда до 3,06 руб. за километр. Такая мера должна была позволить государству ежегодно собирать с автоперевозчиков до 50 млрд руб. в год для пополнения дорожного фонда. И уже с 2020 года Министерство транспорта планировало поднять таксу до 3,73 руб.

Однако продолжавшиеся волнения и массовые протесты, когда дальнобойщики из разных регионов планировали оккупировать подъезды к Москве, вынудили власти пойти на попятную. «Платон» не отменили, но размер сбора так и не увеличили. Кроме того, грузоперевозчикам пообещали засчитывать начисленные ранее средства в системе «Платон» в счет транспортного налога. Снизили и размер штрафов за неоплату проезда — с 500 тыс. руб. до 5 тыс. руб. для физлиц и юрлиц.

Однако никакие поблажки не убедили представителей среднего и малого бизнеса оказаться от своих требований — отменить «Платон», который, по их словам, оставил их без средств к существованию и вынудил продавать свои рабочие фуры. «Газета.Ru» побеседовала с несколькими автоперевозчиками из разных регионов и выяснила, как они выживают и почему готовы в любой момент выйти на митинг.

Перевозчик из Челябинска: продал две фуры из четырех

Подробнее:

Платежи за «Платон» можно будет зачесть в счет транспортного налога

Денис Константинов в числе тех, кто приехал в Москву из Челябинска. До появления «Платона» предприниматель владел четырьмя автомобилями. Сейчас у него в гараже остались два отечественных «МАЗа». Поскольку денег перестало хватать, пришлось уволить единственного водителя и самому сесть за баранку. Скромный невысокий молодой человек в спортивном костюме охотно делится своими злоключениями.

«В основном я возил грузы по Сибири — в Омск, Новосибирск, Барнаул, Кемерово. Плечо в районе 1,5–2 тыс. км в одну сторону. Сейчас из-за «Платона» я должен заплатить около 6–7 тыс. руб. Это по действующему сейчас сниженному тарифу, который потом запросто могут поднять. Каждый автомобиль делает по четыре рейса в месяц.

И получается, сейчас «Платону» надо заплатить около 28 тыс. руб., а когда этот тариф поднимут — уже 60 тыс. Прибыль с автомобиля, при условии что работает водитель, — около 60–100 тыс. руб. с машины.

Но ведь есть еще амортизация, ремонт. Раньше, до кризиса, одна покрышка стоила 10 тыс. руб., а сейчас самая плохая китайская — 18 тыс. руб. Значит, переобуться в летнюю резину для меня — это 180 тыс. руб.

Сейчас дороги в таком ужасном состоянии, и деньги идут куда угодно, но точно не на их содержание. А мы ведь платим акцизы, транспортный налог, все полагающееся ИП. Сейчас создатели «Платона» нас обвиняют в том, что мы работаем по «серым» схемам, и утверждают, что, мол, недовольны те физлица, которые работали незаконно. Но никто из грузоотправителей не доверит свои товары стоимостью 10–20 млн руб. какому-то нелегалу. Мы приносим им все свои документы, подтверждаем, что мы ИП и работаем «вбелую».

Да, сейчас нам предложили вычитать расходы на «Платон» из суммы транспортного налога. Но это получается лукавство со стороны государства — зачем его тогда вообще вводили, если сейчас будут вычитать?»

«Не возим «серые» грузы, платим налоги, на жизнь не остается»

Индивидуальная предпринимательница из Челябинска Марина Жиравова владела четырьмя иностранными грузовиками марок DAF и Volvo. Грузы доставляла по всей России. Поскольку число заказов резко упало, а расходы на содержание автопарка, наоборот, выросли, ей пришлось продать три автомобиля.

«В таких условиях невозможно работать — большая конкуренция, все демпингуют, — жалуется хрупкая блондинка лет 35 в леопардовой курточке «Газете.Ru». — Мы брали машины в кредит. К счастью, успели рассчитаться до кризиса, но те из друзей, кто не успел это сделать, сейчас просто тонут. Грузов стало мало, работать по тем ставкам, что сейчас предлагают, стало невозможно. Дорог нет, машины разваливаются после поездок.

Водителей мы сейчас не нанимаем, это сплошное разорение, муж ездит сам.

До «Платона» при нормальном количестве заказа машина привозила за месяц около 100 тыс. руб. Сейчас, хотя муж сел за руль, мы получаем 40 тыс. руб., и это без уплаты этого «Платона» — если заплатить все сборы, то на жизнь вообще ничего не остается. Транспортный налог не отменили, как обещали, акцизы опять повысили. Из телевизора нам говорят одно, а в жизни все совсем наоборот. Мы как ИП платим все отчисления, не возим «серые» грузы, грузимся на предприятиях с накладными. Сейчас платные дороги и дорогие запчасти просто добьют малый бизнес».

Фура стоит в огороде — плати 80 тысяч рублей в год

Уральский предприниматель Игорь Пасынков владеет 15 фурами и совмещает работу с членством в координационном совете Ассоциации дальнобойщиков.

На деньги от «Платона» могут построить платную дорогу

«Из всех моих стоящих на учете автомобилей работают только два, — громким голосом восклицает крупный мужчина в годах. Он выглядит как классический дальнобойщик, за плечами которого не один десяток тысяч километров. — Сейчас провозная плата ниже себестоимости проезда.

Мы посчитали, что сейчас себестоимость доставки груза — это 45 руб. за километр.

Откуда это берется? Рост доллара привел к тому, что запчасти мы покупаем в два раза дороже. Износ резины — 2 руб. за километр пути с колеса. Мы проводим ТО раз в месяц, а все расходники нам считают в валюте. А сейчас среднерыночная цена перевозки 38–39 руб. Смысла что-то возить просто нет. И посмотрите, что сейчас делается с акцизами! В Казахстане стоимость топлива 20–21 руб. У нас далеко за 30 руб. У нас в цене «дизеля» было заложено 9 руб. акцизов, стало 10, плюс НДС выше, чем в Казахстане. И сейчас еще «Платон». Конечно, люди закрывают бизнес по всей России и продают свои грузовики. Но даже самый хороший продать не так просто. Они никому не нужны, хоть сейчас можно купить отличный вариант тысяч за 300. А даже стоя на приколе фура все равно тянет деньги: налог, стоянка. Да поставь его просто в огороде, все равно будешь платить по 8 тыс. руб. в месяц!»

Жена дальнобойщика и бухгалтер: мы не заработаем столько денег

Бухгалтер небольшого семейного бизнеса по грузоперевозкам из Нижнего Новгорода Зоя Попова по совместительству и жена водителя. Несколько лет назад они продали свою квартиру, чтобы купить вторую фуру и расширить свое дело. Жилье взяли уже в ипотеку, чтобы хватило места и для двоих маленьких детей. «Сначала дела шли неплохо, хотя по деньгам всегда сложно рассчитать — то дорогой ремонт, то колеса поменять. Так, полетели тормозные диски — это минус 60 тыс. руб., нужно поменять колесо — это еще 20 тыс., а их у машины 10. И все это из кармана нашего небольшого ИП.

За две фуры в год мы платим около 60 тыс. руб. в виде налога на транспорт. А сейчас с этим «Платоном», чтобы оплатить все наши поездки по федеральным трассам за год, придется отдать около 500 тыс. руб. за две машины.

Путин потребовал отменить транспортный налог для фур в 2016 году

Я очень сомневаюсь, что мы вообще столько заработаем! Так что все вычеты, которые нам обещают, — это просто подачка. При этом запчасти уже подорожали на 20–40%. Сейчас мы продолжаем платить акцизы на топливо, которые с апреля опять подняли, а значит, солярка тоже постоянно дорожает. Получается, что сборы только растут, а о малом бизнесе вообще никто не думает, нас просто обдирают». Как рассказала Попова, сейчас она старается вообще не платить за «Платон» и штрафы за это пока не получала. «Мы с мужем принимали участие в большой акции дальнобойщиков «Улитка», когда все медленно ехали по маршруту в правом ряду не быстрее 10 км в час. Мы готовы поддержать любую акцию, только бы нас услышали».

Между тем в понедельник Московский арбитражный суд отказал в иске Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального против введения системы взимания платы с грузовиков массой от 12 т за проезд по федеральным трассам под названием «Платон». Истец пытался оспорить и признать ничтожным соглашение между Росавтодором, строителем платных дорог, и «РТ-Инвест Транспортные Системы», оператором системы. Однако суд пришел к выводу, что закон, а не концессионное соглашение устанавливает плату с автомобилей массой свыше 12 т в счет возмещения вреда, причиняемого федеральным автомобильным дорогам. Таким образом, применение требований закона должно и будет осуществляться вне зависимости от наличия конкретного концессионного соглашения.

Правительство хочет собирать с фур по 3 рубля за километр, по полтора рубля за километр, торг еще продолжается. Ну хоть на дороги все эти деньги пойдут? Не совсем.

Деньги эти будет собирать не государство, а компания «РТ-Инвест Транспортные системы» (РТИТС), которой и принадлежит система подсчета километража «Платон». Договор с ней уже заключен.

Сколько же стоят услуги этой компании? «Минэкономразвития изначально предлагало установить плату в 0,97 руб. за 1 км. «Мы исходили из того, что этой суммы будет достаточно для выполнения обязательств государства перед концессионером, государство не получает в бюджет прибыли, но при этом мы выполняем свои обязательства» — говорит Минэкономразвития.

То есть 0,97 рублей с каждого километра будут уходить владельцам этой компании!

— При тарифе 3,06 рубля за километр государство получит только 69% от суммы, а остальное в карман

— При тарифе 1,53 рубля за километр (как сейчас) государство получит только 37%, остальное в карман

— А при тарифе 0,97 рублей, как предлагает Минэкономразвития(!), государство вообще не получит ничего! Всё владельцам этой компании!

Водители будут платить им за то, что ребята посчитают, сколько водители должны им заплатить! А на дороги не останется ничего. Вау.

А кому принадлежит эта компания? На 50% она принадлежит сыну Аркадия Ротенберга, еще на 50% — бизнесмену Андрею Шипелову и структурам «Ростеха». Это уже даже не смешно.

Налог на фуры: Дальнобойщики начали вносить плату за ущерб федеральным трассам

По данным портала 5koleso, крупные фуры наносят только 56% вреда. В перспективе «Росавтодор» может начать собирать платы за проезд по федеральным автодорогам грузовиков массой свыше 3,5 тонн. Перевозчикам остается только покрепче стиснуть зубы и увеличить тарифы.

С 15 ноября в России начал действовать «налог на фуры» — дальнобойщиков на транспортных средствах свыше 12 тонн обязали платить за проезд по федеральным трассам. Перевозчики встретили эту новость массовыми акциями протеста. В Ростовской и Новосибирской областях водители большегрузов целенаправленно создавали пробки длиною в несколько десятков километров. В ряде регионов потребовалось вмешательство полиции и ОМОНа. Прогнозы перевозчиков неутешительные: рост цен, банкротство мелких игроков и хаос в связи с внедрением новой системы.

Как это должно работать?

Протяженность федеральных трасс в России составляет свыше 50,8 тысячи километров, из них в ведении дорожного агентства — 48, 1 тысячи километров. Остальные дороги курирует концессионер ГК «Автодор».

Система будет работать по следующему принципу: транспортные компании должны зарегистрироваться на сайте системы «Платон» и пополнить счет в личном кабинете перед рейсом. После перевозчик либо оформляет маршрутную карту, либо устанавливает бортовое устройство, предназначенное для спутниковой фиксации проезда по федеральным трассам. Километр пути будет стоить 1,53 руб., а с 1 марта 2016 года — 3,06 руб. Штраф за неоплаченный проезд составит 450 тыс. руб. за первое нарушение и 1 млн руб. за повторное (правда, после выступлений дальнобойщиков власти решили штрафы по всей России пока не вводить — они действуют только в Московской области).

Планируется, что на фуры установят около 2 млн датчиков, а для контроля на трассах поставят 480 стационарных и 180 мобильных камер.

Основание для введения платы у чиновников следующее: грузовики пользуются государственными дорогами для получения прибыли и при этом разрушают дорожное полотно. Минимизировать этот вред и призвана оплата за проезд — деньги, по идее, пойдут в дорожные фонды, то есть на ремонт тех самых подпорченных грузовиками трасс.

Как это работает?

Однако к системе «Платон» подключились лишь единицы – перевозчики жалуются, что их даже пока нет в наличии. Представитель бизнес-омбудсмена Бориса Титова сообщил РБК, что выдача устройств началась только 9 ноября в центральных офисах «Платона», и пока их получили только крупные участники рынка, владеющие свыше 300 автомобилей. А на стороне такие устройства заказать нельзя «в связи с отсутствием утвержденных требований к ним».

Смотрите так же:  Договор с тсж на обслуживание домофонов. Договор с тсж на обслуживание домофонов

Кстати, систему «Платон» уже попытались взломать хакеры. Впрочем, эти попытки в компании назвали обреченными на провал — вся информация хранится в современных базах данных, а программное обеспечение сделано на открытых кодах. Все исходные коды — у государства.

Установка бортового устройства — только один из двух способов подключиться к «Платону». Альтернатива — маршрутная карта, которую владелец транспортного средства может оформить в личном кабинете на сайте, через терминал самообслуживания и в офисах оператора системы, рассказывает Замков из РТИТС. Но и тут, оказывается, не все гладко.

«Оформить маршрутную карту нельзя — все поля в специальном разделе на портале неактивны и перевозчики не могут воспользоваться системой даже в режиме тестирования», — утверждает представитель омбудсмена Титова.

«Нам уже неделю обещают, что возможность оформить маршрутную квитанцию появится со дня на день, но эта функция все еще недоступна», — возмущалась в пятницу, 13 ноября, Галявина из «ИТЭКО-Евразия».

Выживет сильнейший

По оценке Росавтодора, дорожные фонды от введения оплаты за проезд грузовиков в 2016 году должны пополниться на 40–60 млрд рублей.

«Введение нового дорожного сбора отразится на росте стоимости затрат на перевозки, которые фактически сравняются с текущим заработком на рынке, обрушив и без того шаткую рентабельность этого бизнеса», — отмечает представитель Титова.

В месяц грузовик проезжает около 12 тыс. км и 70% пробега приходится на федеральные дороги, а значит, его владелец должен будет платить по 13 тыс. в месяц до 1 марта, а потом — вдвое больше. Перевозчики предупреждают, если ситуация с взиманием платы не изменится, многие компании обанкротятся, в первую очередь, небольшие. Те же, кто выживет, будет вынужден поднять цены.

По расчетам советника по правовым вопросам компании «ИТЭКО-Евразия» Марины Галявиной, при текущей стоимости нового транспорта (5,7 млн руб. — российского производства) и текущих тарифах (27–30 руб. за 1 км) грузоперевозчики получают 27–28 тыс. руб. убытка с каждой машины. «Ситуацию спасает работа на подержанных автомобилях, стоимость и амортизация которых меньше», — говорит она.

Кроме того, у перевозчиков есть и еще вполне резонные опасения, что 12-тонниками новые правила могут не ограничиться. По данным портала 5koleso, крупные фуры наносят только 56% вреда. В перспективе «Росавтодор» может начать собирать платы за проезд по федеральным автодорогам грузовиков массой свыше 3,5 тонн. Так что перевозчикам остается только покрепче стиснуть зубы и увеличить тарифы.

Марина Староверкина

Новый налог для дальнобойщиков

Президент предложил компенсировать дальнобойщикам введение дорожного сбора отменой транспортного налога. Дальнобойщики «за», но им этого мало. А губернаторам, которые получают этот налог, придется тоже искать компенсации.

Президент: компромисс, а не уступка

Президент России Владимир Путин в четверг, 17 декабря, впервые высказался публично на тему дорожного сбора с большегрузов, против которого дальнобойщики протестуют уже месяц. На итоговой годовой пресс-конференции Путин не только посочувствовал «работягам», которые «вкалывают» за рулем, но и предложил вариант улаживания конфликта — проверить, если надо, систему «Платон» на предмет обоснованности расценок и прозрачности финансовых потоков (это может сделать Счетная палата) и отменить транспортный налог с тяжелых грузовиков. «Хотя бы для большегрузов, которые должны платить за пробег, надо это сделать. Я очень рассчитываю на то, что правительство в самое ближайшее время — в начале года — это сделает», — сказал президент.

По мнению директора Центра политических технологий Игоря Бунина, заявление президента ложится в старую стратегию: он не уступает давлению, а оптимизирует. «Новый налог для большегрузов он оставляет, но снимает транспортный. Это выглядит компромиссом, но не уступкой, такой психологический парадокс», — говорит политолог. Он отмечает, что у российской власти есть некий принцип: отступать она не имеет права, но должна находить способы договариваться на другом поле.

Дальнобойщики требуют полной отмены системы взимания платы с грузовиков весом более 12 т за проезд по федеральным трассам. Акции протеста начались 11 ноября, за четыре дня до введения системы «Платон», и с тех пор, по подсчетам РБК, прошли как минимум в 24 регионах России. В Подмосковье бастующие водители сформировали два основных лагеря — на 91-м километре Каширского шоссе и у торгового центра «Мега Химки». Изначально они планировали провести всероссийскую акцию протеста, перекрыв МКАД 30 ноября. Однако впоследствии протестующие решили, что будут действовать строго в рамках закона и останутся на своих стоянках, где их могут найти журналисты.

Кое-чего они уже добились: 15 декабря президент подписал указ, многократно снижающий размеры штрафов за неоплату проезда большегрузов по федеральным трассам. За первое подобное нарушение штраф составит 5 тыс. руб., за повторное — 10 тыс. руб. Ранее размеры штрафов за неоплату проезда составляли 450 тыс. руб. за первое нарушение и 1 млн руб. за повторное.

Губернаторы: все равно свое возьмут

Транспортный налог, который может быть отменен для большегрузов, был введен в 2003 году. В соответствии с Бюджетным кодексом 100% поступлений от него подлежит перечислению в региональные бюджеты. В январе—октябре 2015 года, согласно статистике Федеральной налоговой службы (ФНС), поступления от транспортного налога выросли на 35,7% (год к году) и составили 120,6 млрд руб. Из этой суммы большая часть — 93 млрд руб. — это поступления от физлиц, а от юрлиц — только 27,6 млрд.

Сборы транспортного налога обеспечивают в среднем 1,5% собственных доходов консолидированных региональных бюджетов (бюджетов регионов с учетом муниципалитетов). Максимальная доля транспортного налога в структуре доходов — в Московской, Вологодской, Новгородской, Владимирской областях (около 3%), а в доходах Москвы и Санкт-Петербурга, для сравнения, — 1 и 1,8%, говорит заместитель директора группы государственных финансов S&P Карен Вартапетов. Из этих регионов самыми проблемными (по соотношению долга и собственных доходов) он называет Вологодскую и Новгородскую области — у них задолженность превышает 75% собственных доходов.

По данным ФНС, транспортный налог с грузовиков с мощностью двигателя свыше 250 л.с. (максимальная категория в разбивке ФНС) должен был принести в региональные бюджеты в 2014 году 17,5 млрд руб. — 15% всего транспортного налога. По подсчетам РБК на основе данных ФНС и Федерального казначейства, именно на большегрузы приходится более трети поступлений от транспортного налога в Калининградской, Смоленской и Магаданской областях, а также ХМАО и ЯНАО.

«Любое изъятие доходов из региональных бюджетов приведет к тому, что регионам будет сложнее выполнять свои обязательства. Либо это приведет к необходимости увеличения трансфертов из федерального бюджета», — отмечает руководитель направления «фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина.

Губернаторы уже думают, где взять деньги. Если отменят транспортный налог для большегрузов, то территории должны получить другой источник дохода, который позволит поддерживать региональную дорожную сеть, рассуждает губернатор Калужской области Анатолий Артамонов. Сбор транспортного налога по итогам этого года в Калужской области составит более 600 млн руб., это шестая часть регионального дорожного фонда. «Уже сейчас мы видим, что транспортные потоки [большегрузов] переориентировались на региональные дороги», — указывает губернатор. «У нас есть риски, что грузовые машины пойдут по региональным дорогам, которые не готовы сегодня к приему большегрузов», — соглашается губернатор Калининградской области Николай Цуканов, добавляя, что введение дорожного сбора с грузовиков, по его мнению, правильное.

В ноябре этого года Артамонов выступил с предложением распространить систему дорожного сбора и на дороги регионального значения (сейчас оплачивается проезд только по федеральным трассам). В разговоре с РБК он добавляет, что «теоретически» расширение дорожного сбора сможет решить проблему с потенциальным сокращением поступлений от транспортного налога. «Но над практической реализацией необходимо подумать», — говорит он. Цуканов, в свою очередь, утверждает, что вопрос о введении дорожного сбора применительно к региональным дорогам «обсуждают почти все губернаторы» регионов с разветвленной сетью дорог. По его мнению, еще один вариант решения вопроса с потенциальными выпадающими доходами от транспортного налога — это повышение акцизов на топливо.

Сейчас по Бюджетному кодексу акцизы на бензин и топливо также на 100% зачисляются в региональные бюджеты. «Стоило бы подумать о том, чтобы вообще убрать транспортный налог для всех видов транспорта, а заложить потери в цену топлива. Если транспортный налог будет отменен, но нам будет дано право по региональным дорогам аналогично федеральному закону взимать с грузовиков [плату], плюс вместо транспортного налога будет акциз через топливо, то эти вещи взаимозаменяемы. Но необходимы расчеты», — говорит Цуканов. По его словам, в начале следующего года вопрос о том, как регионам скомпенсировать выпадение по транспортному налогу, может стать темой для дискуссии на площадке Минтранса.

Дальнобойщики: хорошо, но мало

Опрошенные РБК перевозчики говорят, что отмена транспортного налога — это хорошо, но мало.

«Сегодня транспортная компания платит три сбора: транспортный налог, топливный акциз и сбор за проезд по федеральным трассам. Все они были введены в разное время для поддержки транспортной инфраструктуры и в какой-то степени друг друга дублируют», — объяснил РБК директор по закупкам транспортных услуг логистической компании FM Logistic Андрей Попов. Транспортный налог должны были упразднить еще тогда, когда ввели акцизы, уверен генеральный директор «Совтрансавто» Владимир Тян: «История давняя, но как шаг навстречу бизнесу — решение хорошее».

По словам председателя совета НП «Грузавтотранс» Владимира Матягина, отмена транспортного налога облегчит нагрузку на транспортные компании несущественно: «Транспортный налог может быть от 30 тыс. до 50 тыс. руб. [на автомобиль] в год в зависимости от количества лошадиных сил; оплата за проезд по федеральным трассам намного больше». Тян из «Совтрансавто» за отмену транспортного налога, но говорит, что при активной работе в России средний взнос за машину в месяц через систему «Платон» составит примерно 10—15 тыс. руб. (120—180 тыс. руб. в год). То есть разница между налогом и сборами через «Платон» примерно один к пяти, резюмировал он.

Примерно то же говорят дальнобойщики, протестующие на Каширке и в Химках.

Яна Милюкова, Александра Галактионова, Владислав Серегин, РБК
Фото: Николай Винокуров / Фотобанк Лори

Не так давно Высший арбитражный суд (ВАС) признал незаконным уплату НДФЛ с командировочных расходов, если они превышают 100 рублей в день. В ФНС посчитали излишние командировочные личным доходом сотрудников и потребовали взимать с него 13%. Но ВАС встал на сторону бизнесменов и отменил решение налоговиков. Потерпев поражение по существу вопроса, фискалы, судя по всему, решили отыграться на частностях. Теперь они требуют платить НДФЛ с компенсационных денег, которые выдаются водителю на автостоянку, пользование платными дорогами и на таможенные платежи. По мнению ФНС, эти затраты являются личным доходом водителей.

Правда, в законе есть небольшая лазейка, которой предприниматели могут воспользоваться, чтобы не платить НДФЛ с компенсационных затрат. Дело в том, что перечень категорий работников, чья работа носит разъездной характер, в настоящее время не определен. Поэтому неясно — можно ли взимать НДФЛ с компенсационных затрат на дорогу. Фактически, налоговые инспекторы могут требовать уплаты подоходного налога, опираясь лишь на собственные представления, а не на нормативные акты.

Между тем сами предприниматели, похоже, нашли способ решить эту проблему. «Налогообложение командировочных и других дорожных расходов для налоговой службы сейчас является идеей фикс,- рассказал сотрудник транспортной компании, пожелавший остаться неизвестным.- После того как ФНС проиграла суд по командировочным, они стараются прицепиться хоть к чему-нибудь. Поэтому я делаю просто: выдаю приличные суточные, более 200 евро в день для международных перевозок, и из них водитель оплачивает все что надо». По мнению бизнесмена, сейчас это наиболее удобная форма ухода от налогов на компенсационные затраты — ведь командировочные свыше 100 рублей НДФЛ облагаться не могут.

Дальнобойщики против «сбора Ротенберга»

Дальнобойщики готовы продолжать борьбу против «сбора Ротенберга» – платы за проезд большегрузов по федеральным трассам

Накануне в десятках городов России снова прошли акции протеста водителей большегрузного транспорта. Дальнобойщики выступают против введения с 15 ноября платы за проезд по федеральным трассам. По заявлению Минтранса, решение соответствует мировой практике, а эти деньги предназначены для ремонта дорог, которые разбивают тяжелые фуры. Водители аргументируют свой протест несколькими причинами. Во-первых, новые поборы ставят их бизнес на грань банкротства, во-вторых, сбор средств на ремонт дорог в России уже происходит двумя способами – через транспортный налог и отчисления с продажи горючего. Несмотря на то что Министерство транспорта в конце прошлой недели пошло на компромисс, временно отменив штрафы за неоплату и снизив размер сбора, в минувшее воскресенье, как и 11 ноября, дальнобойщики снова протестовали.

Еще один, едва ли не самый сильный повод для возмущения дальнобойщиков – это то, что сбором денег займется частная структура «РТ-Инвест Транспортные системы», подконтрольная Игорю Ротенбергу, сыну миллиардера Аркадия Ротенберга, друга президента Владимира Путина. Сборы с водителей будут осуществляться посредством системы терминалов «Платон», о запуске которой Минтранс отчитался 15 ноября. Оператором «Платона» и является «РТ-Инвест Транспортные системы» (РТИТС), но сама система находится в собственности государства. За свои операторские услуги РТИТС получит 10 миллиардов. Протестующие водители задаются вопросом: раз сбор государственный, почему бы не платить напрямую государству, и уже прозвали это «сбором Ротенберга».

Как бы этот сбор ни называли, но принесет он от 35 до 50 миллиардов рублей в год. Такая большая разница в расчетах происходит из-за того, что правительство до последнего времени не могло определиться с тарифом. Первоначально было 3 рубля 74 копейки за километр, потом появилась цифра 3 рубля 6 копеек, но уже 11 ноября, в день первой акции протеста водителей, Минтранс объявил, что до конца февраля 2016 года будут собирать по полтора рубля за километр.

И это было не единственное проявление того, что власти называют «компромиссным и гибким подходом» к проблеме – именно так выразился, отвечая на вопросы журналистов, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Послабление коснулось и взимания штрафов за неуплату сбора в системе «Платон», которые для нарушителей могли бы составить сотни тысяч рублей. Штрафы отменены на полгода. Но связано это не только или не столько с активностью борцов с системой «Платон», сколько с тем, что на всех не хватает специального глонасс-оборудования, которое должно быть установлено на автомобилях для контроля и учета.

Смотрите так же:  Федеральный закон от 21 декабря 2004 г. Федеральный закон 172-фз о переводе земель

Очень многие водители большегрузных фур и автопоездов настроены продолжать протесты, несмотря на все подобные поблажки, что доказали в минувшее воскресенье. Акции протеста прошли, в частности, в Орловской, Курской, Белгородской, Калужской, Свердловской областях, в Санкт-Петербурге. Как правило, дальнобойщики в знак протеста блокировали движение на федеральных трассах, двигаясь со скоростью 15 км в час или не выходя на работу.

В Санкт-Петербурге 15 и 16 ноября прошли народные сходы дальнобойщиков. Говорит председатель совета Ассоциации Центра объединения автомобильных грузоперевозчиков «Грузавтотранс» Владимир Матягин:

– Мы еще вчера решили, что придем и зададим вопрос «Платону», почему представитель Росавтодора высказал 11 ноября те предложения, которые звучали и со стороны Минтранса, – ввести мораторий на взимание платы и штрафов с перевозчиков по всей России, кроме Москвы и Московской области. Позавчера оно было размещено на сайте Минтранса, а вчера оттуда исчезло. И вчера объявили, что по всей территории России взимается плата с перевозчиков и штрафы, но никакого соответствующего постановления принято не было. То есть мы понимаем, что те, кто это объявил, за свои слова не отвечают. Не совсем красиво они поступили: многие перевозчики поехали в рейсы – и уже начали получать штрафы. Вот сегодня к нам и к представителям «РТ Инвеста» подошел один перевозчик, который только что вышел от «Платона». Он показал документы: «Платон» ему назначил получение счетчика на 19 января. Извините, что – он будет 2 месяца стоять, не будет кормить семью, платить налоги, лизинги банкам и все прочее? Кто ему оплатит его потери? Если на сегодняшний момент мы со всех сторон получаем звонки – например, что за 1000 километров с перевозчика сняли 40 тысяч рублей, то нужно констатировать: система не готова. И ввести мораторий, как мы просим. И в дальнейшем систему нужно доработать и принять внятные решения, которые бы позволили ее запустить так, чтобы она устроила и перевозчиков, и государство.

Представитель Ассоциации «Грузавтотранс» Владимир Матягин о «Платоне»

No media source currently available

А вас слышат, ваши предложения с кем-то обсуждают?

– Нет. Мы это предлагали давно, на разных совещаниях и форумах, но нас не слышат. Мы будем стоять до конца. Все люди в России понимают – в очередной раз хотят залезть в наш карман. Перевозчик терпел много лет, но сейчас, когда с него пытаются снять последние штаны, терпение иссякло. Мы давно говорили, что система выдает ошибки, что ее нужно протестировать, как это сделали в Германии, где ее тестировали 2 года. Тогда бы все были к этому подготовлены. И еще – они говорят, что хотят получить 50 миллиардов рублей, но когда я беру калькулятор, получаю более триллиона. Я говорю: извините, господа, вы нас обманываете или просто считать не умеете? Нас не спрашивают, как нам работать на нашей земле, как нам содержать семьи, но так же нельзя! Минтранс нас упрекает, что мы до этого времени никаких предложений не делали: но мы их делали еще в 2013 году! В апреле 2014 года на сайте Минтранса висела статья «Кто за все заплатит?», где мы подробно обсуждали проблемы этой системы и вносили свои предложения. Вся наша отрасль у нас не будет развиваться нормально. Мы постоянно будем в таком плачевном состоянии, когда нас обвиняют, что мы портим дороги, ездим с перегрузом на плохих автомобилях и так далее. У нас нет системы управления автомобильным транспортом. Есть Минтранс, есть перевозчики, а между ними – правовой вакуум. Посмотрите, что написано в регламентах региональных комитетов по транспорту. Чем они занимаются: пассажирский, водный, воздушный, электротранспорт – все, кроме грузового транспорта! Автомобильным грузовым перевозчикам не к кому обратиться, мы разрознены, все привыкли, что перевозчики у нас – дойная корова на любой случай. Но если корову доить, ее надо хотя бы кормить. У нас всем в тяжелой ситуации государство помогает – автопрому, авиапрому, банкам – а вы разве слышали, чтобы перевозчикам кто-нибудь помог? Дальше терпеть невозможно. Как говорится, медведь долго спал – его разбудили.

И что будет дальше?

– Мы не знаем. Мы пытаемся действовать в рамках закона, сдерживать перевозчиков, которые вот уже в течение двух недель высказывают идеи перекрыть трассы. Если нам не пойдут на уступки, это может произойти. Не хотелось бы.

КУРСК и БЕЛГОРОД

Курские и белгородские водители присоединились к всероссийской забастовке и не вышли на работу. Ранее курские дальнобойщики приняли участие в акции, которая прошла 11 ноября. Часть водителей отправилась в Белгородскую область, а часть – в Орловскую, так как, по их словам, информация о забастовках в соседних областях дошла до них раньше, чем о курской акции, и к тому же в Белгородской и Орловской областях были более бурные протесты. Некоторые дальнобойщики подписали петицию Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину, составленную юристами незарегистрированного профсоюза «Союз автомобилистов Белогорья».

Курские и белгородские дальнобойщики потребовали приостановить действие закона на период кризиса. Такую формулировку придумал председатель САБа Леонид Каплий, сами же водители, даже те, кто подписали документ, заявили, что будут добиваться полной отмены платы за проезд, ну а подписались под петицией, поскольку полагают, что кризис закончится очень нескоро, да и к тому же кризис в России состояние практически непрекращающееся. Дальнобойщики настолько возмущены ситуацией и тем, что государственные СМИ преподносят ее в совершенно ином свете, что приехали на беседу с корреспондентом Радио Свобода командой в сорок с лишним человек.

Житель села Гремячка Курской области Петр Черников рассказал, что с 91-го года успешно занимается грузоперевозками и снабжает товарами Курскую область и Москву, но теперь его бизнес под угрозой. Кроме того, пострадают в ситуации и покупатели товаров, которые он перевозит:

– Мне кажется, что данный закон скажется на всем населении. Я же не могу платить все из своего кармана, соответственно, поднимутся цены в магазинах и на рынках. Придет в магазин бабушка, у которой пенсия семь тысяч рублей, и будет платить, к примеру, за сахар больше. Все продукты питания поднимутся в цене, потому что мы себе в убыток работать не будем. И еще совершенно непонятно, как были рассчитаны эти нормативы платы за проезд и почему мы должны платить не сразу в «Росавтодор», а какому-то ООО, которое будет посредником? Мы же не платим налоги «ИП Иванову», который потом перечисляет их в налоговую? Зачем были выделены огромные деньги на создание «Платона» и зачем нужна данная организация-посредник? Я считаю, что в плату за проезд заложены расходы еще и на содержание посредников. А нас, тех, кто решил бастовать, теперь очерняют в СМИ, работающих на правительство. Видел недавно по телевидению выступление одного из инициаторов введения платы за проезд. Он заявил, что «Платон» выявит тех, кто работает «под черным флагом», то есть нелегально. А с какой стати они будут бороться с нелегалами? Этим должны заниматься сотрудники налоговой, пусть они выполняют свои обязанности. При чем здесь какое-то ООО? Все, кто выходил на акции в Белгородской области, работают легально. Но мне, много лет честно платившему налоги, теперь придется закрыть ИП и устраиваться куда-то на работу. Какой смысл мне везти что-либо и платить еще за это из своего кармана, потому что кому-то не хватает на домик на Канарах?

Его коллега, предприниматель Константин Шуляков из Обояни, занимающийся грузоперевозками с 2009 года, планирует пока что жить на зарплату жены.

– Я буду бастовать и добиваться отмены закона, а если не отменят, пойду трудиться в качестве наемного работника. Доходность бизнеса все меньше и меньше, поскольку тарифы на грузоперевозки остались прежними, а налоги растут и еще ввели плату за проезд. В результате на жизнь совсем не остается. У меня хотя бы жена работает, детей нет и кредит за машину уже выплачен, а у одного моего знакомого, который отдает почти все заработанное за кредиты, запчасти и налоги, а живет за копейки, работая день и ночь, фактически живя в грузовике пять дней из семи, была одна мечта – отдать долг за грузовик и выбраться из этой кабалы, что теперь уже невозможно. А ведь это не наркоманы и не лентяи, а им говорят, что они будут рабами и у них нет будущего. Нам Путин говорит по телевизору, что надо поддерживать бизнес, но где же это на деле? Дальнобойщикам просто нет смысла выходить на линию с такими поборами.

Сергей Дураков из села Молотычи Фатежского района Курской области, купивший грузовик в кредит, рассказал о том, что сейчас находится в безвыходном положении. Вместе с женой и ребенком они живут на пенсию родителей, а заработанное приходится тратить на выплату кредита, запчасти и налоги. Дальнобойщик жил лишь надеждой, что все наладится, как только он сможет погасить долг перед банком. Ну а теперь все пошло прахом, поскольку пенсии его родителей и тестя с тещей не хватит на то, чтобы содержать всю семью, да еще и платить за проезд грузовика по трассам:

– Я считаю, что решение брать штрафы позже – это замануха, и нас такой вариант не устроит. Просто пока еще и не установлено все оборудование в регионах, которое нужно для взимания платы за проезд. Я не выйду на работу до тех пор, пока все не образуется, но на что теперь жить, просто не знаю. У меня кредиты, кроме того, надо платить за учебу ребенка по 70 тысяч в год. На данный момент наша семья живет на пенсию моих родителей и родителей жены, так как жена не может трудоустроиться, поскольку в селе нет работы. Все заработанное уходит на погашение кредита в разных банках, налоги и запчасти. Я разве должен ездить за просто так? Тимуровские движения наводить? Выходить на работу и заниматься бесплатной доставкой? Мало того, мы должны заплатить за проезд авансом, а нам отдают деньги за работу через месяц в лучшем случае, а то и больше ждать приходится. То есть, чтобы поехать в рейс, надо еще где-то взять деньги на оплату за проезд по трассе. Конечно, я буду требовать полной отмены этой платы. Я участвовал в акции дальнобойщиков в Орле и буду дальше принимать участие во всех законных акциях, где бы они ни были. Репрессий со стороны властей не боюсь, терять мне нечего. Раньше я был фермером, взял в кредит технику, но однажды мне не заплатили за зерно. В результате платить кредит стало нечем. За долги у меня забрали комбайн. Тот, кто не заплатил и стал банкротом, открыл другую фирму и спокойно работает, а мне пришлось закрыть бизнес и начать новый. А теперь и в качестве дальнобойщика заработать невозможно. Пусть машину забирают банки, а из единственного жилья меня выгнать не смогут.

Пенсионер Борис Скрынников из города Обоянь Курской области, работающий дальнобойщиком и нанимающий других водителей на работу, принимал участие в акции 11 ноября, организованной под Белгородом, а теперь вместе с курскими и белгородскими коллегами решает, как дальше жить и бороться с властями, благодаря которым может стать банкротом:

– Прежде чем брать плату за проезд, должны были всё просчитать. Если Минэкономразвития утверждает, что нужны 97 копеек, чтобы восстановить дороги и их содержать, так откуда 3,73? Но сделали все так, будто инициаторы идеи сидели на базаре и решили вдруг, что средств не хватает, потому что стабилизационного фонда почти нет, резервный кончается, а деньги государству нужны. Но ведь и до государственной казны эти деньги могут не дойти, поскольку брать деньги будет частная фирма. Мы сейчас не работаем и не знаем, как платить взятые ранее кредиты, а вместе с нами не знают, как и на что дальше жить, шоферы, работающие на предпринимателей. У них ведь жены, дети, ипотека. Вот у меня и у моей жены пенсия по семь тысяч. О какой оплате кредитов может идти речь, если этого не хватит на оплату коммунальных услуг и еду? Буду продавать машины, только кто теперь их купит, если грузоперевозки невыгодны. Лучше бы правительство обратило внимание на воров, которые похищают товары из фур. Полиция не может с ними справиться и ситуация не меняется. Никому мы не нужны. Кто-то наживается, а кто-то до ручки доходит. Слабое у нас государство. Что теперь делать, ведь кредиты никто не простит? Продам дом, вырою землянку и буду существовать. В ближайшие две недели мы будем ждать реакции правительства, а потом уже думать, что предпринимать дальше. И в правительственных СМИ никто не говорит, что в стране назревает ЧП. Да еще министр транспорта заявляет по ТВ, что бастуют нелегалы. Да он бы привел в пример хоть одного такого, кто скрывается от налоговой! Но он, ничего не зная, говорит такие вещи. Так уж сразу бы поставили всю страну на колени, пришли к нам домой, забрали бы все имущество и сказали нам: «Вы не люди, вы не живите, вы лишние». Наверно, они думают, что можно делать с нами что угодно и это останется безнаказанным. Дай бог, чтобы правительство нас услышало и приняло меры. Услышало нас, а не разговоры министра, который получает зарплату и докладывает правительству и президенту, что все у нас хорошо. Но у нас все плохо, Владимир Владимирович! Вся страна стоит и не работает! Но нас, бастующих, даже не показывают по ТВ. Вникните в суть нашего вопроса. Куда деваться нам и нашим шоферам, которым нужно кормить семью? Революцию делать, чтобы добиться чего-то в стране, если правительство не хочет нас слышать?

А житель Шебекино Белгородской области Андрей Михайлусенко пришел к выводу, что дальнобойщиков-частников решили убрать с рынка грузоперевозок:

Смотрите так же:  Организация АРБИТРАЖНЫЙ СУД ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ. Арбитражный суд орловской области официальный сайт адрес

– Я считаю, что грузоперевозки решили монополизировать. В итоге у миллионов дальнобойщиков заберут кусок хлеба, а монополисты повысят цены на перевозки и будут их полностью контролировать, в итоге повысятся цены на продукты и прочие товары. И для этого придумали плату за проезд, хотя в плохих дорогах виноваты не мы, а те, кто делает некачественные дороги. Петицию за приостановление действия закона я не подписывал, потому что считаю, нужно добиваться полной отмены платы, так как дорога портится не от тоннажа, а от количества тонн груза, которые прошли за час. Так что легковушки также вредят дорогам и брать деньги с фур неправильно.

КАЛУГА

В Калужской области дальнобойщики планируют вскоре новую акцию протеста. 15 ноября по случаю официального начала работы системы «Платон» десятки водителей большегрузных машин прекратили работу. Предприниматели ждут, как будет развиваться ситуация. По их словам, «платить новый оброк» они не готовы и лучше уйдут из бизнеса, чем будут работать себе в убыток. Несколькими днями ранее водители фур устроили акцию протеста на набережной водохранилища в Калуге. Согласовать акцию с властями они не успели, а площадка рядом с водоемом, которая находится в стороне от людских потоков, – единственное место, где можно проводить подобные мероприятия без предварительного разрешения администрации. Но даже туда большегрузы решили сначала не пускать. На повороте дежурила машина ДПС, рядом срочно был установлен знак, запрещающий проезд грузовикам.

Около 30 машин, среди них были не только фуры, но и легковушки, встали на «аварийку» неподалеку. Никаких плакатов и опознавательных знаков на них не было. Несколько авто остановилось через дорогу. Минут через 20 к участникам молчаливой акции протеста подъехала машина ГИБДД.

– Проезжайте, пожалуйста, на стоянку для грузовиков, – заявил инспектор, показывая на площадку, где изначально планировалось проведение акции. Наличие запрещающего знака не стало преградой. К протестующим водителям приехал депутат местного парламента. Но толком ответить на вопросы дальнобойщиков он не мог:

– Вы можете написать мне, я внесу инициативу в Заксобрание, которое уже сможет направить письмо в Госдуму, – заявил парламентарий, – это федеральная инициатива, на местном уровне эти вопросы не решаются.

Водителей такие высказывания не устроили:

– Пока вы будете писать, нас уже оштрафуют 10 раз!

После акции сотрудники дорожной полиции все-таки нашли, за что оштрафовать участников. Их наказали за стояние с включенной аварийной сигнализацией на разгонной полосе. Как рассказал Радио Свобода предприниматель Валентин – один из активистов протестного движения дальнобойщиков в Калуге, с 15 ноября он не работает. Также прекратили перевозки около 30 владельцев фур, которых он знает:

– Мы ждем у моря погоды, – говорит водитель. – Стоим, дабы понять, нужны мы государству или нет. Если нужны, то нас попросят вернуться. Но сейчас присутствует стойкое желание уйти из этого бизнеса.

По его словам, временное смягчение штрафных санкций в системе «Платон» никак не повлияло на ситуацию.

– О чем вообще разговор? Какими документами эти слова чиновника из Минтранса регламентируются? – не понимает предприниматель. – В Детчино (поселок в Калужской области на трассе М3 «Украина». – Прим. авт.) уже поставили камеру, которая читает наши номера. Мы сейчас выедем, и придет штраф на 40-50 тысяч.

Он уверен, что новый платеж не потянет никто из его коллег. По самым минимальным подсчетам, в месяц нужно будет отдавать порядка 15 тысяч рублей за каждую машину:

– Я не готов столько платить. Если выделю эти деньги, значит, детей оставлю без еды. Мы и так платим 40 тысяч транспортного налога в год. Коллегам звонил: люди душой понимают, что нам не потянуть этот оброк. Себе в убыток никто не будет работать.

ЕКАТЕРИНБУРГ

Водителя из города Полевской Свердловской области Павла Охлупина поблажки Минтранса со штрафами и снижение тарифа на проезд большегрузов по федеральным трассам тоже не успокоили и не обманули. Он индивидуальный предприниматель, владелец трехосного грузовика «Вольво», но не видит смысла протестовать дальше:

– Правительство в первую очередь пошло на уступки почему? Потому что система «Платон» на самом деле не работает. То есть на данный момент транспордеров нет. В Екатеринбурге нет ни одной этой коробочки. В Москве их начали раздавать буквально два дня назад. Смотрел в интернете, уж не помню, на каком сайте, там выкладывали фотографии. Там выходит, что за один рабочий день каждый офис смог раздать эти транспордеры порядка 100 человекам. А машин гораздо больше. Фактически машины не оснащены этими приборами и система просто не готова. Те же маршрутные карты – они не продаются. Если бы «Платон» не «притормозили», многие грузоперевозчики просто-напросто встали бы. Штрафы громадные, передвигаться по дорогам просто нельзя. Если учесть, что на всю Свердловскую область один- единственный офис и один-единственный терминал по выдаче маршрутных карт, там были бы громаднейшие очереди. И люди, даже если бы захотели оплатить и поехать, они бы просто не смогли приобрести эти маршрутные карты. Я не против платить, но надо пересчитать тарифы, во-вторых, раздать все-таки эти приборы систему протестировать. На данный момент она прошла тест 180 километров. Сейчас вот в Москве запустят, возможно, начнут ее дальше тестировать. Но как она фактически будет работать – это неизвестно. Как будут работать все перечисления – тоже неизвестно.

Отложили штрафы до мая. Если тарифы останутся прежними, вы снова будете протестовать?

– Скорее всего, нет. На повторные протесты, по моему мнению, реакции уже не будет. Эту систему все равно введут. Будем мы протестовать, не будем – все равно введут. Туда вложены громаднейшие деньги, и они просто не смогут от нее отказаться. Будем ездить, какие тарифы поставят. Мой грузоотправитель будет мне оплачивать эти затраты. То есть данный сбор в итоге будет переложен на конечного потребителя, на конечного покупателя в магазине.

А это инициатива вашего грузоотправителя была?

– Фактически после акции 11 ноября мы приехали к грузоотправителю, он собрал совещание. Всех – и транспортный отдел, и бухгалтерию, всех собрали. Пообщались, по окончании этого собрания нам выдали информацию, что, мол, езжайте по такому-то адресу, покупайте маршрутные карты, после рейса эти маршрутные карты прилагайте к основным документам, мы будем дополнительно, сверх ставки, оплачивать эти маршрутные карты вам. Это нам сказал сам генеральный директор, грузоотправитель. Это ляжет не на нас, а на конечного потребителя. Это будет не 10-15 процентов, как прогнозировалось, но процентов на 3-5 подорожание будет. С дальнейшей инфляцией это будет только повышаться. Сделают нам полтора рубля за километр – на два процента продукты подорожают. Сделают три процента – это подорожает еще больше. Впоследствии сыграет инфляция, и тариф будет за километр не три рубля, а рублей четыре-пять. Это будет идти по нарастающей.

Почему бы вам тогда автомобиль вообще на прикол не поставить?

– Ну поставлю я. Поставят еще порядка 20 единиц только у нас в Полевском. И получится – где рабочие места брать? Где работать? Кто содержать будет мою семью, кто будет оплачивать мои кредиты? Многие грузоперевозчики имеют кредиты, имеют лизинг. Приходится ежемесячно 30–50 тысяч платить только по кредитам и по лизингам. Им некуда деваться, им придется работать. Они будут работать до последнего, пока в минус не уйдут. 300-400 тысяч мне придется в год платить этого налога, этого сбора. Если брать грубо в год, пробег мой составляет около 100 тысяч километров. По три рубля – вот и 300 тысяч. Плюс топливо, оно тоже к новому году должно подорожать, как это обычно у нас бывает. Еще транспортный налог, запчасти – чистыми в месяц у меня будет оставаться 30-35 тысяч. В принципе, это заработок не такой и грандиозный. За 30 тысяч держать собственный автомобиль и выполнять все эти функции по налогам и так далее просто нет смысла. Проще ее поставить. Продать я ее уже не продам, потому что ее у меня никто не купит, а это порядка полутора миллионов. Поставить остается машину возле дома. И придется мне на самом деле идти на завод работать.

То есть вы до сих пор в сомнениях, насколько прибыльным будет ваш бизнес?

– Он будет прибыльный, но развития не будет никакого. Это просто на существование. Будет заработок только прожить. А какого-то плюса, допустим, развиться, купить второй автомобиль либо построить собственный дом, купить квартиру в дальнейшем – на это денег не останется. Останется денег только на поесть. Все. Мы к этому идем уже давно. Мы потихоньку стремимся к Европе. В Европе идут сборы за километр, и у нас к этому же стремятся. Но данный сбор фактически является третьим налогом. То есть я плачу также акциз топливный, семь рублей с литра, тоже который идет в дорожный фонд, я плачу транспортный налог, который обещали отменить, до сих пор не отменили, плюс плачу за ИП налог. Это уже не третий, а четвертый налог получается.

Как вы считаете, деньги, которые вы будете платить, они будут потрачены по назначению?

– Какая-то часть потрачена будет, но какая часть? Опять же, встречный вопрос к нашим правителям: какой процент из этих трех рублей пойдет конкретно на дороги? Потому что они запланировали собирать 50 миллиардов в год, 10 миллиардов они будут платить «Платону» вот только этому, то есть «РТ-Инвест Транспортные системы». То есть остается у нас, по их подсчетам, 40 миллиардов. И сколько конкретно пойдет на дороги и в какие регионы это пойдет, или осядет это все в Москве, а про Новосибирск забудут? Вот в чем вопрос-то. Хотят еще поднять налоговую ставку с 13 процентов до 18, именно для ИП. То есть это очередной пинок в никуда. Опять хотят содрать с нас последнюю шкуру и опять оставить ни с чем.

Как считаете, это справедливо?

– О справедливости тут сложно говорить. Я понимаю, они хотят нас изничтожить. Они хотят оставить крупные транспортные федеральные транспортные и торговые сети.

ЗАПЛАТИТ БАБУШКА

Протестующие дальнобойщики предупреждают, что новые дорожные поборы с большегрузного транспорта также приведут к повышению цен на продукты питания и товары первой необходимости. Ведь практически все это доставляется в магазины автомобильным транспортом. Минтранс парировал, что таких грузов только восемь процентов в общем объеме. Управляющий партнер компании Management Development Group, один из основателей сети гипермаркетов «Пятерочка» Дмитрий Потапенко объяснил, почему правы дальнобойщики, а не Министерство транспорта:

– Как только будет введена эта плата, будем оплачивать одно и то же трижды. У нас есть транспортный налог. Напомню, нам обещали в очередной раз отменить транспортный налог, ведь часть транспортного налога «засунули» в акциз на бензин. Но в итоге не отменили ни транспортный налог, ни акциз с бензина, который идет в уплату транспортного налога. Поэтому мы уже дважды заплатили. Поэтому ввод платы теперь еще за проезд на грузовиках ведет к тому, что мы трижды уже платим. Это когда с овцы уже сняли не только шкуру, мясо, а уже сухожилие срезают. Замечательно! Я предлагаю еще ввести плату за перевозимый воздух. Потому что в кабине у дальнобойщиков слишком много воздуха. В колесах у них тоже воздух – они зря его возят. Они должны возить какой-то товар. Это так выглядит по логике абсурда. Так вот, большая часть товаров до 70-80% у нас довозится, хотим мы этого не хотим, до конечных точек автомобильным транспортом. Железная дорога только по мнению Минтранса приходит в конечный магазин, в гипермаркет. Тогда мы должны увидеть железнодорожные ветки, входящие в «Ашан», «Мегу», «Икею», в «М.Видео» и далее везде. Поэтому ценник в супермаркете поднимется. Дальнобойщики не угрожают, а всего лишь проводят акцию протеста – это нормальная практика любого гражданского общества, они это делают правильно. А то, что граждане их не поддерживают… Граждане заплатят из своего кошелька. Считаешь, что это проблема дальнобойщиков, – ошибаешься, это лично твоя. Лично из твоего кошелька в очередной раз вынут деньги.

Насколько большим может быть это подорожание?

– Товаропроводящая цепочка состоит минимум из 7 звеньев – минимум! Не существует мифологического производителя и мифологического ретейлера. Существует товаропроводящая цепочка, которая никакими указами, даже самыми гениальными, не сокращается. Это производство, переработка, упаковка, транспортная логистика, складская логистика, комплектовочная логистика и только потом ритейл. Так уж получилось, что в этой товаропроводящей цепочке между производством и переработкой может тоже возникать транспортная логистика. Минимум 7 звеньев! Реально их может быть больше, потому что нет инфраструктуры в России. Поэтому подорожание будет в среднем от 7 до 21%.

Как быстро почувствуется это подорожание?

– Подорожание скажется к концу года. Ноябрьские поставки еще закроются по старым контрактам. А декабрьские и январские уже пойдут по новым.

Если продавцам и ретейлерам не захочется до такой степени увеличивать цены, могут они что-то сделать, чтобы компенсировать транспортные расходы?

– Нет. К сожалению, транспорт – это кровеносная система. И компенсировать это практически невозможно. В итоге, если это не приведет к росту цен, то приведет к ухудшению качества товара. Потому что в конечном итоге кошелек россиянина по-прежнему ограничен. В первую очередь это приведет к тому, что товар станет просто содержать меньше микроэлементов и все больше будет содержать заменители, непонятно чего и непонятно с чем.

Зачем правительство это делает, неужели только ради хороших дорог?

– Они делают все очень правильно, потому что надо поддержать молодое растущее дарование Игоря Ротенберга, сына известного человека в обществе. 67 млн работающих граждан России просто отдадут по 200 рублей. Что жадиться-то?

В подтверждение прогнозов практика сетевой торговли Дмитрия Потапенко уже сейчас несколько крупных автоперевозчиков объявили о повышении тарифов на 15-30 процентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *