ЦЕССИЯ В ПРАКТИКЕ БАНКОВСКОГО КРЕДИТОВАНИЯ

В октябре 2007 г. Президиум ВАС РФ выработал рекомендации по применению арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ и указал на принципиальную возможность переуступки банком права (требования) по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не обладающей соответствующей лицензией. На протяжении длительного времени ни в практике арбитражных судов, ни в научной литературе не было однозначного понимания данного вопроса. Автор предлагает регламентировать условия заключения банками соглашений цессии на уровне пруденциальных норм.

В теории и судебной практике имеются различные подходы к проблеме уступки банком или иной кредитной организацией принадлежащего им права требовать от заемщика возврата выданной на основании кредитного договора суммы, если требование уступается организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности.

В сравнительно недавнем Обзоре практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ, ставшем приложением к информационному письму от 30 октября 2007 г. N 120(*1), Президиум ВАС РФ указал на принципиальную возможность переуступки банком права (требования) по кредитному договору организации, не обладающей соответствующей лицензией и не являющейся кредитной. Выработав данные рекомендации, высшая судебная инстанция, по сути, поставила точку в данном правовом споре. Однако интерес к обозначенной проблеме остается.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Таким образом, цессия представляет собой распорядительную сделку, направленную на передачу (переход) права требования от правообладателя (первоначального кредитора, цедента) к правоприобретателю (новому кредитору, цессионарию)(*2). Норма п. 1 ст. 382 ГК РФ исходит из принципиальной допустимости уступки любого обязательственного права независимо от основания его возникновения. Как исключение уступка требования может быть запрещена законом или соглашением сторон. Кроме того, невозможность уступки может вытекать из существа требования(*3).

В научной юридической литературе и в судебно-арбитражной практике отсутствует общепринятое понимание данной проблемы, как следствие — нет единого подхода к ее решению.

В ряде случаев судебные органы полагали невозможной уступку требований банка иному лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковских операций. Так, ФАС Северо-Западного округа неоднократно указывал на то, что согласно ст. 5 Закона о банках(*4) только банку принадлежит исключительное право осуществлять в совокупности привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности. Исключительность этого совокупного права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу. Поскольку банк или иное кредитное учреждение действует на основании лицензии, выдаваемой ЦБ РФ, а кредитные отношения относятся к числу банковских операций, сделка, направленная на передачу банком своих прав по кредитному договору другой организации, не имеющей соответствующей лицензии, является ничтожной(*5).

Несколько иной взгляд на проблему ранее был изложен в письме Председателя ВАС РФ от 20 сентября 1996 г. N С1-7/ОП571(*6): «Переуступка права требования по кредитному договору коммерческим банком другим кредитным организациям, физическим и юридическим лицам, не являющимся кредитными организациями, не соответствует статьям 382, 384 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поэтому если коммерческий банк заключил с каким-то юридическим или физическим лицом сделку на уступку права требования к должнику по кредитному договору, такая сделка как не соответствующая требованиям закона согласно ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожной со всеми вытекающими отсюда последствиями. Следовательно, по кредитному договору либо по договору корреспондентского счета предъявить требования к должнику может только сторона по договору». Однако изложенная позиция не была официальной, а выражала, как представляется, исключительно субъективное мнение должностного лица.

Другая точка зрения заключается в возможности уступить требование банка к должнику по кредитному договору при условии, что новым кредитором в обязательстве будет другая кредитная организация, т. е. организация, обладающая лицензией на осуществление банковских операций(*7). Такая позиция нашла отражение, например, в постановлениях Президиума ВАС РФ, изданных в 1997—2000 гг.(*8), когда судебная инстанция не ставила под сомнение правомерность цессии между двумя кредитными организациями.

Согласно третьей позиции, банк вправе уступить свое требование из кредитного договора к заемщику любому участнику гражданского оборота даже при отсутствии у него лицензии на осуществление банковских операций. Выразители данного мнения полагают, что после выполнения банком своих договорных обязанностей, состоящих в выдаче заемщику кредита, правовой режим указанных денежных средств определяется правилами ГК РФ о займе, которые не запрещают займодавцу распоряжаться правом требования к заемщику по своему усмотрению(*9). Например, по мнению В. Анохина и М. Керимовой, при уступке требования существо кредитного обязательства не изменяется, лишь переходит право требовать возврата кредитной суммы(*10). Таким образом, по мнению авторов, банк может уступить право требования к заемщику по кредитному договору другому лицу, не обладающему статусом кредитной организации, лишь на получение денежных средств, но не на осуществление банковских операций.

Подобной правовой позиции придерживались и арбитражные суды. Например, ФАС Московского округа в постановлении от 25 марта 2003 г. N КГ-А41/1557-03 указал, что ошибочным является довод о невозможности уступки банком (кредитной организацией) права требовать возврата кредита лицу, не являющемуся кредитной организацией, поскольку действующее гражданское законодательство и законодательство о банках и банковской деятельности подобного запрета не содержит. Истребование долга по кредитному договору не относится к лицензируемым банковским операциям(*11). В соответствии со ст. 5, 13 Закона о банках лицензированию подлежит только размещение привлеченных банком (кредитной организацией) средств физических и юридических лиц, в том числе выдача кредитов за счет таких средств.

Аналогичное мнение высказал ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 2 марта 2005 г. N А05-2748/04-3. Именно на данной позиции заострил внимание Президиум ВАС РФ, указав в информационном письме от 30 октября 2007 г. N 120, что по смыслу Закона о банках с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. С правовой точки зрения данный вывод абсолютно правомерен, так как получение денежных средств от должника представляет собой не банковскую, а общегражданскую операцию(*12).

ВАС РФ не отрицал этот подход и ранее. Например, в постановлении от 22 марта 2002 г. N 7378/01 Президиум ВАС РФ не поставил под сомнение возможность уступки права требования из кредитного договора между банком и организацией, не обладающей соответствующей лицензией ЦБ РФ(*13).

«Имевшаяся ранее тенденция в судебно-арбитражной практике признания сделок по уступке банками права требования возврата кредита и уплаты процентов организациям, не являющимися банками или кредитными организациями, — пишет В.В. Витрянский, — была следствием необоснованного применения элементов публично-правового регулирования в сфере частноправовых отношений», и в настоящее время она преодолена(*14).

Обозначенная правовая позиция опирается, прежде всего, на принцип свободы договора, предусмотренный многочисленными положениями ГК РФ (ст. 1, 8, 9, 421) и обеспеченный специальными гарантиями, ограничение которого, как и всякого иного правового принципа, должно быть прямо предусмотрено законом при наличии конкретных для этого оснований (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ). Действующее российское законодательство не предусматривает таких ограничений для уступки требования возвратить кредит(*15). Требования же к субъектному составу, — пишет Л.А. Новоселова, — имеют значение только в момент заключения кредитного договора(*16).

Правовой вывод о том, что дозволенность перемены лиц в любом обязательстве должна рассматриваться как общее правило, а запрет — в качестве исключения, которое должно находить себе оправдание в законе, был сделан еще Д.И. Мейером(*17).

Тем не менее, по мнению О.А. Наумова и В.Л. Слесарева, российское законодательство «содержит ряд положений, обеспечивающих стабильность кредитных отношений, к числу которых относится и установление особого статуса кредитной организации. И если банки уступают не являющимся кредитными организациями третьим лицам права требования возврата средств, переданных должнику по кредитному договору, то выстроенный законодателем «баланс интересов» может нарушиться»(*18).

Изложив существующие взгляды на данную проблему, позволим себе предложить несколько иную точку зрения. Всецело согласимся с мнением о том, что «запрет на уступку банком требования возвратить кредит другим лицам, в том числе не являющимся кредитными организациями, не отвечает интересам ни одной из сторон договора и представляется неоправданным даже с точки зрения охраны публичных интересов. Как и сам заемщик, банк должен иметь возможность уступить свои требования третьему лицу, если иное не предусмотрено соглашением сторон»(*19).

Однако, как справедливо пишет Р.И. Каримуллин, заключая и исполняя кредитный договор, банк обычно намеревается реализовать всю сделку самостоятельно(*20). Только в этом случае он сможет получить всю запланированную прибыль в виде процентов. Уступка требования лишает его части прибыли, поскольку обычно она осуществляется со скидкой (дисконтом)(*21), которая и является вознаграждением нового кредитора за принимаемый на себя риск. Поэтому в действительности банк прибегает к уступке только в крайнем случае, иначе он вообще не заключал бы кредитный договор.

Учитывая принцип платности и возвратности банковского кредитования, а также то, что предметом кредитного договора в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности выступают не собственные, а привлеченные от физических и юридических лиц денежные средства, подобная практика заключения цессионных соглашений может способствовать частичной неплатежеспособности банков и препятствовать выполнению последними обязательств перед вкладчиками и иными клиентами.

Во избежание подобных осложнений, на наш взгляд, необходимо предусмотреть в соответствующих пруденциальных нормах условия, при которых банк будет вправе уступить требование из кредитного договора. Принимая во внимание нормы Положения ЦБ РФ от 26 марта 2004 г. N 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности»(*22), имеющие для банков императивный характер, а также особый публично-правовой статус кредитных организаций, предлагаем ограничить сферу применения банками института цессии в отношении требований исключительно нереальными для взыскания ссудами. Под таковыми подразумеваются ссуды, для взыскания которых, а также для реализации прав, вытекающих из наличия обеспечения по ссуде (реализация залога, обращение требования к гаранту (поручителю) кредитной организацией предприняты все необходимые и достаточные юридические и фактические действия; проведение дальнейших действий, направленных на взыскание ссуды либо на реализацию прав, вытекающих из наличия обеспечения по ссуде, или юридически невозможно, или предполагаемые издержки кредитной организации будут выше ожидаемого результата. Можно предусмотреть право банка на заключение соглашения об уступке требования по ссудам в зависимости от их категории качества, а именно в отношении ссуд:

III категории качества (сомнительные ссуды) — значительный кредитный риск (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде обусловливает ее обесценение в размере от 21 до 50%);

IV категории качества (проблемные ссуды) — высокий кредитный риск (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде обусловливает ее обесценение в размере от 51 до 100%);

V (низшей) категории качества (безнадежные ссуды) — отсутствует вероятность возврата ссуды в силу неспособности или отказа заемщика выполнять обязательства по ссуде, что обусловливает полное (в размере 100%) обесценение ссуды.

Таким образом, применение банками института цессии лишь в заранее установленных случаях может стать эффективным механизмом управления и минимизации кредитного риска. Кроме того, подобное правовое регулирование института цессии в практике банковского кредитования, направленное на установление границ осуществления банком принадлежащих ему субъективных гражданских прав, сможет ограничить совершение банками действий, исключительной целью которых является причинение вреда другим лицам.

Данные нормативные ограничения позволят, на наш взгляд, избежать возможных действий банка, которые могли бы быть расценены в соответствии со ст. 10 ГК РФ как злоупотребление своими гражданскими правами(*23) в ущерб иным лицам, в частности, вкладчикам банка.

*1) Вестн. ВАС РФ. 2008. N 1. С. 60-87.

*2) Новоселова Л.А. Сделка уступки права требования и основания ее совершения // Хозяйство и право. 2003. N 7. С. 26.

*3) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. М., 2005. С. 729 (автор комментария — А.А. Павлов).

*4) Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-I «О банках и банковской деятельности» (с изм. и доп. от 13 декабря 1991 г., 24 июня 1992 г., 3 февраля 1996 г., 31 июля 1998 г., 5, 8 июля 1999 г., 19 июня, 7 августа 2001 г., 21 марта 2002 г., 30 июня, 8, 23 декабря 2003 г., 29 июня, 29 июля, 2 ноября, 29, 30 декабря 2004 г., 21 июля 2005 г., 2 февраля, 3 мая, 27 июля, 18, 29 декабря 2006 г., 17 мая, 24 июля, 2 октября 2007 г.) // СПС «Гарант».

*5) См., напр., постановления ФАС Северо-Западного округа от 5 августа 1999 г. N 655, от 9 августа 1999 г. N 653, от 22 сентября 1999 г. N А42-1369/99-18, от 4 марта 2002 г. N А42-7543/00-9-1372/01, от 18 апреля 2003 г. N А56-24560/02.

*6) Бизнес и банки. 1997. N 11. С. 5.

*7) Каримуллин Р.И. Права и обязанности сторон кредитного договора по российскому и германскому праву. М., 2001. С. 107.

*8) См. постановления Президиума ВАС РФ от 5 августа 1997 г. N 2422/97 (Вестн. ВАС РФ. 1997. N 12. С. 54-55) и от 27 июня 2000 г. N 2028/00 (Там же. 2000. N 10. С. 28).

*9) Почуйкин В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право. 2000. N 1. С. 44; Павлодский Е.А. Из практики применения законодательства об уступке требования // Право и экономика. 1997. N 21-22. С. 102.

*10) Анохин В., Керимова М. Уступка права требования на основании договора // Хозяйство и право. 2002. N 4. С. 51.

*11) См. также постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 8 февраля 2001 г. N Ф08-108/2001.

*12) См., напр.: Чеговадзе Л. Уступка права требования. Закон и правоприменительная практика // Хозяйство и право. 2001. N 9.

*13) Вестн. ВАС РФ. 2002. N 8.

*14) Витрянский В.В. Кредитный договор: понятие, порядок заключения и исполнения. М., 2005. С. 165.

*15) Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 107.

*16) Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004. С. 70.

*17) Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 2. М., 1997. С. 115. См. также: Белов В.А. Банковское право России: теория, законодательство, практика: Юридические очерки. М., 2000. С. 377.

*18) Наумов О.А., Слесарев В.Л. Рассмотрение споров о признании цессии недействительной // Арбитражная практика. 2001. Спецвыпуск. С. 69.

*19) Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 108.

*21) Что, однако, не учитывается Президиумом ВАС РФ в Обзоре практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ. Указывается лишь, что за уступленное требование банк в соответствии с соглашением об уступке права (требования) получит встречное имущественное предоставление от цессионария (что, конечно, нами не оспаривается).

*22) Вестн. Банка России. 2004. N 28.

*23) См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001. С. 40-52.

Журнал «Законодательство» N 3/2008, Д.В. Пристансков, кандидат юрид. наук

Когда банки могут продавать долги коллекторам: решение ВС

«Сбербанк» выиграл суд у своей должницы, но решил не связываться с исполнительным производством и переуступил право требования к ней физическому лицу. Индивидуальный предприниматель, который и заключил договор цессии с кредитной организацией, попросил суд о процессуальном правопреемстве, чтобы взыскать деньги с должницы вместо банка. Но ему отказали, сославшись на отсутствие у него банковской лицензии. В деле разбирался Верховный суд.

Суды не дали «выбить» долг

Елена Хмурова* в 2011 году взяла кредит в «Сбербанке», но вовремя вернуть деньги не смогла. Кредитной организации пришлось взыскать долг – 86 420 руб. с Хмуровой в судебном порядке. Мучаться с исполнительным производством банк не захотел и переуступил право требования к должнице Алексею Глотову*. Тот, в свою очередь, заключил договор цессии с ИП Виктором Чепенко*. Последний-то и попросил суды о процессуальном правопреемстве: вместо «Сбербанка» признать его кредитором, чтобы должница выплатила ему деньги.

Сначала Советский районный суд Краснодара, а потом и апелляция отказались это делать, ссылаясь на отсутствие согласия ответчицы (дело № 33-20049/2015). По мнению судов, в спорной ситуации личность кредитора имеет существенное значение для должника. Суды пояснили, что Закон о защите прав потребителей не дает возможности банкам передать право требования по кредитному договору с потребителем тем лицам, которые не имеют лицензии на осуществление банковской деятельности (п. 51 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»). А у Чепенко она отсутствует, да и в кредитном договоре Хмуровой не прописана возможность передачи прав к лицам без банковской лицензии.

Получить деньги можно и без банковской лицензии

Истец не согласился с такими выводами и обжаловал решения нижестоящих инстанций в Верховный суд. «Тройка» под председательством Вячеслава Горшкова пояснила, что долг Хмуровой взыскан в пользу банка в судебном порядке (дело № 18-КГ16-79). Значит, при разрешении вопроса о процессуальном правопреемстве для должника не имеет значения личность взыскателя, даже если у него нет лицензии на осуществление банковской деятельности, подчеркнул ВС. Судьи пояснили, что закон не запрещает взыскателю заключить договор уступки права требования с любым третьим лицом.

Кроме того, в п. 4.2.4 кредитного договора Хмуровой с банком предусмотрена возможность кредитора переуступить свои права по соглашению другому лицу без согласия заемщика, отметил ВС. «Тройка» заключила, что по смыслу этого положения кредитная организация могла заключить договор цессии с любым третьим лицом, в том числе и без лицензии на осуществление банковской деятельности.

ВС постановил отменить решение апелляции и отправить дело на новое рассмотрение обратно в Краснодарский краевой суд (прим. ред.на данный момент оно еще не рассмотрено).

Совет экспертов Право.ru: «Не бойтесь предлагать банкам свои условия»

У Дениса Фролова, партнера юридической компании «BMS Law Firm», вызывают недоумение судебные акты нижестоящих инстанций, которые отказали предпринимателю в правопреемстве: «Те же Арбитражные суды уже давно решают такие вопросы однозначно: если нет договорных ограничений, то банк может уступить права требования к должнику любому лицу». Юрист полагает, что наличие запрета на правопреемство создало бы очень серьёзные экономические последствия для всего банковского сектора: «Кредитные организации, уступая проблемные долги, избавляются от просроченной задолженности, не делают резервы». Гражданам эксперт дает следующий совет: «Если хотите сделать невозможной уступку права требования по кредитному договору, то пропишите соответствующее условие в договоре». Но тут же оговаривается, что на практике это слабореализуемо, так как в подавляющем большинстве случаев заёмщик подписывает договор на условиях редакции банка без возможности его изменить.

Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер АБ ЕМПП, отмечает, что практика ВС по спорному вопросу последовательна с середины 2015 года. Он считает, что такая позиция ВС направлена на пресечение недобросовестных действий со стороны заемщика, уклоняющегося от погашения задолженности.

Подтверждает слова коллеги Диана Агасиева, адвокат КА «Бурцева, Агасиева и партнеры», и приводит в пример аналогичное решение ВС по спорному вопросу – Определение от 07 июня 2016 года (дело № 8-КГ16-10). Адвокат разъясняет, что по общему правилу действующего законодательства должника нужно уведомить в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Гражданам она советует не бояться предлагать банку заключить договор на условиях, удобных для заемщика.

Антон Помазан, старший юрист «BGP Litigation», дополняя других спикеров, поясняет, что в декабре 2013 года приняли Федеральный закон № 353 «О потребительском кредите», который разрешил банкам уступать права требования по долгам иным лицам еще до исполнительного производства. Юрист подчеркивает, что речь обычно идет о цессии по небольшим суммам: «Банкам невыгодно самостоятельно заниматься их взысканием». Личность кредитора имеет значение только при получении и обслуживании кредита из-за гарантий, установленных для физических лиц, уверен Помазан.

* – имя и фамилия изменены редакцией

ВС РФ определил, при каких условиях банки могут передавать долги граждан коллекторам

ВС РФ пришел к выводу, что долги граждан по банковским кредитам можно передавать коллекторам только в случае, если такая возможность прямо предусмотрена в договоре банка с клиентом. Законодательство о защите прав потребителей не предусматривает право банка передавать права требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим соответствующей лицензии на право осуществления банковской деятельности. Однако такая возможность может быть прописана в договоре.

Реквизиты судебного акта

Суть дела

Между ОАО «УРСА Банк» и гражданкой К. 31.10.2007 заключен кредитный договор по программе «кредитная карта VISA», согласно которому банк предоставил заемщице кредит в размере 35 000 руб. под 25% годовых. Срок действия кредитного договора — до востребования, но не позднее 27.05.2027. Во исполнение кредитного договора банк осуществил перечисление денежных средств ответчику в размере 35 000 руб, что подтверждается выпиской по счету.

Позднее ОАО «УРСА Банк» был реорганизован в ОАО «МДМ Банк», который, в свою очередь, был реорганизован в ПАО «Бинбанк».

В феврале 2013 г. между ОАО «МДМ Банк» и ЗАО КБ «Кедр» заключен договор, согласно которому к ЗАО КБ «Кедр» перешло право требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К. И в этот же день права требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К., последовательно перешли от ЗАО КБ «Кедр» к ОАО «АБ „Пушкино“», а затем к ООО «Нет долгов» в связи с заключением договоров уступки прав от 27.02.2013.

Через год, 10.02.2014, между ООО «Нет долгов» (цедент) и ООО «Бастион» (цессионарий) заключен договор уступки требования (цессии), согласно которому цессионарий принял права требования к физическим лицам по выкупленным цедентом кредитным обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с должниками третьим лицом. В реестре уступаемых прав по договору числится кредитный договор, заключенный гражданкой К. Сумма задолженности ответчика по кредитному договору на момент передачи прав требования составляла около 713 000 руб.

ООО «Бастион» обратилось в суд с иском к гражданке К. о взыскании задолженности по кредитному договору в размере уже 865 000 руб. (к этому моменту сумма задолженности еще возросла), а также расходов на оплату государственной пошлины в размере 12 000 руб.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца. Он исходил из того, что гражданка К. ненадлежащим образом исполняла свои обязательства по кредитному договору, права требования по которому уступлены по договору цессии ООО «Бастион».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав при этом, что согласие гражданки К. на заключение оспариваемых договоров цессии не требовалось, поскольку личность кредитора не имела существенного значения для исполнения должником обязательств, вытекающих из кредитного договора. Кроме этого, суд отметил, что кредитный договор не содержит условия, запрещающего передачу прав третьим лицам.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При этом он руководствовался следующей логикой.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения сделок уступки прав от 27.02.2013) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ). При этом в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Закон РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» не предусматривает право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Исходя из этого, ВС РФ пришел к выводу, что действующее законодательство не исключает возможность передачи права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, однако такая уступка допускается, если соответствующее условие предусмотрено договором между кредитной организацией и потребителем и было согласовано сторонами при его заключении.

Как следует из материалов дела, кредитный договор, заключенный между банком и гражданкой К., а также условия кредитования, являющиеся его неотъемлемой частью, не содержали положения о возможности уступки прав по данному договору третьим лицам. Таким образом, судом первой инстанции не учтены, а судом апелляционной инстанции неправильно применены разъяснения, содержащиеся в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17. Подобные нарушения права являются существенными, так как они повлияли на исход дела.

Приведенное дело является не первым прецедентом, в котором ВС РФ запретил уступку права требования к должнику по кредитному договору коллекторам в случае, если подобная возможность прямо не предусмотрена в договоре. Ранее соответствующая правовая позиция высказывалась, в частности, в определениях ВС РФ от 06.11.2020 № 14-КГ18-47, от 23.06.2015 № 53-КГ15-17.

Отметим, что на практике банки в большинстве случаев все же прописывают в кредитном договоре свое право на уступку праву требования. И заемщикам, как правило, сложно добиться исключения подобных условий.

Уступка прав по кредитному договору: условия передачи кредитных обязательств физического лица

В статье мы рассмотрим, как проходит уступка прав требования по кредитному договору. Узнаем, что называется цессией и какие условия включаются в договор передачи кредитных обязательств физического лица. Мы подготовили для вас этапы переуступки прав и привели краткий обзор судебной практики.

Что такое уступка прав по кредитному договору

В настоящее время многие кредитные учреждения передают проблемную задолженность третьим лицам. Самый распространенный вариант — передача долга коллекторским компаниям. Они берут процент от сделки и взыскивают необходимую сумму самостоятельно.

Итак, переуступкой прав требования задолженности называют цессией. Проще говоря, это продажа долговых обязательств. Между банковской организацией и третьим лицом заключается договор, в соответствии с которым третье лицо принимает на себя задолженность заемщика.

Вообще, цессия подразумевает, что заемщик должен дать согласие на нее. Но в современных условиях банковские организации это требование легко обходят, изначально включая условия цессии в договор кредитования. Поставив свою подпись под этим условием, вы автоматически даете согласие на его реализацию. А значит, переуступка будет осуществлена на законных условиях.

Роспотребнадзор же придерживается противоположного мнения и часто выступает против уступки права требования задолженности коллекторским фирмам.

Возможные причины цессии

Чаще всего продажа долгов осуществляется по нескольким причинам. Условно их можно разделить на три группы:

  • В соответствии с банковским стандартами задолженность признана безвозвратной . В такой ситуации банку проще уступить право требования долга, чтобы получить хоть какую-то компенсацию, чем содержать на балансе проблемный кредит.
  • Тело кредита (основной долг) выплачено, но с погашением процентов возникла проблема . В этом случае банковская организация теряет дополнительную прибыль.
  • У кредитной организации серьезные проблемы . Речь идет о банкротстве, ликвидации и так далее. Финансовое учреждение просто стремится как можно быстрее получить средства для исправления ситуации, поэтому и распродает задолженность.
  • Кредитные долги в большинстве случаев распродают портфелями, причем у каждого банка есть доверенные организации, с которыми ведется сотрудничество в данном направлении.

    Процесс уступки прав

    Заключение договора цессии и вся процедура уступки прав регламентируется ГК РФ. В соответствии с его разъяснениями, банковская организация не обязана согласовывать с вами передачу задолженности третьим лицам. Обжаловать такое решение вы сможете, только если договором кредитования предусмотрено обратное.

    Банковская организация осуществляет продажу задолженности, если исчерпала все возможности мотивировать должника на внесение оплаты. Чаще всего продаются долги, по которым нет залога и оплата по которым не поступала более 12 месяцев. То есть речь идет о полностью бесперспективной задолженности.

    Если же списать долг не удалось, он подлежит списанию по истечении 36 месяцев.

    Что касается самой процедуры продажи долга, то она выглядит следующим образом:

  • Продавец долга собирает информацию о ваших активах и доходах.
  • Вся документация передается на анализ в лицензированное коллекторское агентство, специалисты которого изучают подлинность документов, законность требований кредитора.
  • Проводится анализ перспектив взыскания. Это занимает около 3 — 4 недель.
  • Выносится решение и озвучивается стоимость, за которую третье лицо готово купить задолженность.
  • Если банковская организация готова продать долги за эту сумму, составляется договор цессии.
  • Должнику в письменном виде направляют извещение о смене кредитора и документы, подтверждающие заключение договора цессии.
  • Должник вносит платежи новому кредитору.
  • Важно! Вы можете требовать от кредитора доказательства того, что переуступка была осуществлена. При этом звонок, беседа или письмо — не доказательство. Доказательство — это печать нового кредитора на договоре цессии. Если этот документ вам не предоставляют, вносить платежи вы не обязаны.

    Договор уступки прав по кредитному договору

    При заключении договора цессии сторонами договора будут являться:

  • Цедент — тот, кто передает право требовать долг.
  • Цессионарий — тот, к кому переходит право требования долга.
  • При этом должник в сделке участия не принимает, но должен быть поставлен в известность о том, что она заключена.

    Важнейшими пунктами договора являются следующие:

  • Сведения о каждой стороне, между которыми возникли правоотношения.
  • Информация о должнике.
  • Полное описание предмета договора. В этом пункте должны быть подробно расписаны все детали.
  • Порядок разрешения споров. Обязательно указывается, что споры разрешаются в порядке, установленном законодательством.
  • Права и обязанности каждой стороны.
  • Срок действия договора. Период, за который условия договора нужно выполнить.
  • Дополнительные условия.
  • Последствия для заемщика

    Если смотреть с позиции обычного заемщика, то переуступка прав требования для него означает только смену кредитора. Сумма задолженности сохраняется, как и порядок исполнения обязательств. Эти пункты остаются неизменными, если только вы сами и ваш новый кредитор не договоритесь об изменении условий возврата задолженности.

    Цессия не всегда несет негативные последствия для заемщика. Это связано со следующими факторами:

    1. Новый кредитор выкупает проблемную задолженность по заниженной стоимости. Получается, что получение даже небольшой прибыли — благоприятный вариант развития событий именно для кредитора. А также есть схемы, по которым вы сами можете выкупить свой долг, возвратив кредитору сумму, гораздо меньшей ранее накопившейся задолженности.
    2. С новым кредитором можно договориться о более мягких условиях погашения. Это не всегда возможно, но такие случаи в практике весьма известны, и их немало.
    3. Безусловно, минусы для вас также имеются. Например:

    4. Ваша задолженность может быть перепродана несколько раз. В конечном итоге, чтобы понять, кому вы должны, придется потрудиться. Если официальных уведомлений о перепродаже долга вы не получали, то вносить платежи можете кредитору, о котором осведомлены. Но велик риск, что конечный кредитор направит вам свои претензии, и тогда ситуация может выйти из-под контроля.
    5. Новый кредитор может в одностороннем порядке изменить условия погашения задолженности. Например, потребовать оплатить какие-то издержки, вернуть всю сумму сразу и так далее. Это незаконно, но разбираться в этом придется исключительно в суде.
    6. Есть и сложные ситуации, о которых стоит сказать отдельно. Долг перекупают много раз, сумма фигурирует в различных нелегальных схемах как актив, конечный кредитор — предприниматель или компания, чьи действия непредсказуемы и часто незаконны. В таких случаях, не привлекая органы правопорядка, ситуацию не разрешить.

      Если вы четко понимаете, что договор цессии нарушает ваши права, используйте юридические способы защиты. Самое вероятное решение ваших проблем — судебное разбирательство.

      Важно! Заемщик — не сторона цессии, поэтому требовать расторжения договора у вас нет права. Но в ряде случаев вы можете потребовать признания цессии недействительной, что повлечет ее отмену.

      Отмена цессии

      Вы можете обратиться в судебные органы с исковым заявлением о признании цессии недействительной, если:

    7. В договоре кредитования зафиксирован пункт, запрещающий уступку требования.
    8. При оформлении договора не было получено ваше согласие на уступку прав требования долга третьим лицам.
    9. А также у вас есть право потребовать признания цессии недействительной при подаче встречного иска. В этом случае простора для действий становится больше.

      Нужно понимать, что даже если цессию признают недействительной, в юридическом плане для вас опять же изменится только кредитор. Поэтому использовать шанс ее отмены стоит, если:

      • вы хотите вернуть ситуацию в то состояние, которое было до переуступки;
      • хотите избавиться от давления кредиторов, если фактически долг уже погасили;
      • желаете уменьшить завышенные требования нового кредитора;
      • нужно выстроить диалог с кредитором, который осуществляет взыскание незаконными методами.
      • Важно! Если вы поставили себе цель избавиться от обязательств по проблемному кредиту, то отмена цессии такую задачу не решит.

        Судебная практика

        Судебная практика по уступке банковскими организациями задолженности в нашей стране имеет весьма внушительный опыт, и есть ряд решений, когда суд вставал на сторону должника. Чаще всего это связано с тем, что кредитное учреждение продало задолженность компании, не имеющей лицензии на такую деятельность. Приведем пример.

        Банковская организация Х. продала задолженность гражданина В. коллекторскому агентству Ф. У агентства нет лицензии, должник получал звонки с угрозами, а также СМС, содержащие признаки психологического давления. Должником осуществлялась запись разговоров с представителями агентства.

        После обращения компании с иском в суд, было вынесено следующее решение: отказать в удовлетворении требований, так как сторона, которой было передано право взыскания, не имеет лицензии на право ведения банковской деятельности, а также нарушает требования законодательства по взысканию проблемной задолженности.

        Имеется и множество других дел, по которым суд также признал цессию недействительной. Причиной тому являлось отсутствие в договоре кредитования пункта о праве банка на переуступку требования долга третьим лицам.

        Подводя небольшой итог, можно сказать, что в случае, когда ваши права при переуступке долга явно нарушаются, не бойтесь обращаться в судебные органы за защитой.

        Уступка права требования по кредитному договору: проблемы правоприменителя Текст научной статьи по специальности « Право»

        Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Ерохина Марина Георгиевна

        Рассматривается цессия , или уступка права требования по кредитному договору ; случаи ограничения цессии , установленные законом. Анализируется судебная практика арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Отмечается, что действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору иной организации. Делается вывод о том, что закон устанавливает возможность отчуждения банком прав (требований) в отношении заемщиков — физических лиц. Рассматривается позиция государственных органов о недопустимости цессии прав банка небанковским организациям.

        Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Ерохина Марина Георгиевна

        Cessation of right of claim under a credit agreement: the problems of enforcement

        © Ерохина М. Г., 2013 Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2013. Вып. 9. С. 69—76. This article cons >judicial practice of commercial courts and courts of general jurisdiction. It is stressed that the current legislation does not contain provisions that forbid a bank to cede rights under a credit agreement. The conclusion is made that the law provides an opportunity for alienating the bank’s rights (claims) in respect of borrowers (natural persons). The author considers the position of public authorities on the inadmissibility of cession of a bank’s rights by non-bank organizations

        Текст научной работы на тему «Уступка права требования по кредитному договору: проблемы правоприменителя»

        УСТУПКА ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ ПО КРЕДИТНОМУ ДОГОВОРУ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЯ

        Рассматривается цессия, или уступка права требования по кредитному договору; случаи ограничения цессии, установленные законом. Анализируется судебная практика арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Отмечается, что действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору иной организации. Делается вывод о том, что закон устанавливает возможность отчуждения банком прав (требований) в отношении заемщиков — физических лиц. Рассматривается позиция государственных органов о недопустимости цессии прав банка небанковским организациям.

        This article considers the cession or transfer of rights of claim under a credit agreement and the cases of cession restriction established by law. The author analyses the judicial practice of commercial courts and courts of general jurisdiction. It is stressed that the current legislation does not contain provisions that forbid a bank to cede rights under a credit agreement. The con-

        © Ерохина М. Г., 2013

        Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2013. Вып. 9. С. 69 — 76.

        elusion is made that the law provides an opportunity for alienating the bank’s rights (claims) in respect of borrowers (natural persons). The author considers the position of publie authorities on the inadmissibility of cession of a bank’s rights by non-bank organizations

        Ключевые слова: цессия, кредитный договор, замена кредитора в обязательстве, судебная практика, потребители банковских услуг, недопустимость цессии.

        Key words: assignment, loan agreement, subrogation, judicial practice, bank customers, prohibition of assignment.

        Погашение кредита путем заключения соглашения о цессии, или уступка права требования по кредитному договору, весьма распространенное в банковской практике явление. При этом цедент единовременно и достаточно быстро может погасить кредит; цессионарий же, в свою очередь, получает существенную материальную выгоду, связанную с разницей в цене уступаемого требования и реально уплаченной суммы по цессии.

        Доктрина гражданского права различает универсальное и сингулярное правопреемство. При универсальном правопреемстве к правопреемнику переходят все права и обязанности правообладателя в целом (как, например, при наследовании или реорганизации юридического лица).

        При сингулярном правопреемстве от одного лица к другому переходят лишь отдельные права и обязанности. Характерный пример сингулярного правопреемства — уступка права требования, то есть перемена кредитора.

        Перемена субъектов в обязательстве выступает одним из важнейших аспектов «жизни» обязательства. Часть 1 ст. 382 ГК РФ предусматривает основные правила и требования к передаче кредитором своих прав другому лицу. В статье установлены два основания перехода прав кредитора: сделка и закон. При уступке права требования по сделке первоначальный кредитор заключает договор с лицом, которому он уступает свое требование и которое становится новым кредитором в уже существующем обязательстве. Это право кредитора ограничено условиями, предусмотренными названной статьей, а также ст. 383, 388 ГК РФ. Ограничения связаны, прежде всего, с непередаваемостью требований, носящих личный характер, и с тем, что такая передача не может противоречить закону, иным правовым актам либо условиям договора [1].

        Длительное время судебная практика не давала однозначного ответа на вопрос, должен ли цессионарий быть специальным субъектом, то есть банком либо кредитной организацией, или возможно заключить такое соглашение с любым субъектом.

        Субъектами классического обязательства, вытекающего из кредитного договора, выступают заемщик (физическое либо юридическое лицо), орган власти или управления, муниципальное образование и кредитор — банк, иная кредитная организация.

        Обсуждая вопрос о возможности передачи прав кредитора в обязательствах, вытекающих из кредитного договора, другому кредитору, не являющемуся специальным субъектом, В. Давыдов отмечал, что «утверждение о том, что уступка банком права требования организации, не являющейся кредитной, — не что иное, как необоснованное и незаконное ограничение прав субъектов гражданского оборота, а это совершенно недопустимо, поскольку противоречит требованиям закона» [2].

        Действительно, ни общими нормами ГК РФ, ни федеральным законом «О банках и банковской деятельности» не предусмотрен запрет на передачу прав кредитора в обязательстве, вытекающем из кредитного договора. Уступка права на получение от должника денежной суммы (платежа по кредиту) не означает передачи каких-либо иных правомочий кредитора, предусмотренных кредитным договором. Таких правомочий в каждом договоре может быть несколько, и некоторые из них вполне могут быть связаны со специфическим субъектом.

        Тем не менее практика по данному вопросу была весьма противоречива. Например, некоторые суды принимали решения о признании таких договоров цессии недействительными. Как отмечала Л. А. Новоселова, «нередко в обоснование недопустимости уступки приводился такой аргумент: подобные сделки нарушают интересы вкладчиков, поскольку банки «раздают свои активы», лишая тем самым вкладчиков возможности удовлетворить свои требования» [3, с. 121].

        Такая практика существовала и в Арбитражном суде Калининградской области. Так, Инспекция МНС по Октябрьскому району г. Калининграда обратилась с иском к Сберегательному банку РФ (в лице Калининградского отделения № 8626), ЗАО «Балт» о признании недействительным договора уступки права требования, заключенного между Сбербанком РФ, ЗАО «Балт» и ОАО «Калининград» в части взыскания со Сберегательного банка РФ в пользу ЗАО «Балт» 54 932 845,63 рублей» [2]. Арбитражный суд первой инстанции удовлетворил исковые требования инспекции МНС со следующей мотивировкой:

        Суд полагает соответствующими законодательству ссылки истца на то обстоятельство, что в соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее, а сторона по делу, получившая по соглашению право требования с заемщика — ЗАО «Балт», не является кредитной организацией либо банком . При таких обстоятельствах исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме» [4].

        Ответчик — Сберегательный банк РФ — обратился с апелляционной жалобой, полагая, что заключением соглашения об уступке права требования не передавались правомочия банка как стороны по кредитному договору другому лицу, а передавалось только право банка на получение денежной суммы (суммы кредита) от должника — ЗАО «Балт». Кроме того, банк полагал, что инспекция МНС не может быть надлежащим истцом в данном споре.

        Апелляционная инстанция Арбитражного суда Калининградской области удовлетворила требование банка, отменив решение суда первой инстанции и указав, что договору уступки требования новому кредитору (ЗАО «Балт») передано лишь право требования задолженности, и на момент вступления нового кредитора в отношения с ОАО «Калининград» у кредитора (Сбербанка РФ) имелось только одно право — истребование задолженности, поскольку все остальные права ко времени, когда обязательства ОАО «Калининград» по возврату кредита и уплаты процентов должны быть исполнены, потеряли значение для кредитора.

        Вывод суда первой инстанции о ничтожности сделки по уступке требования в силу нарушения специального субъектного состава участников кредитного договора был, по мнению апелляционной инстанции, ошибочным. Новый кредитор должен получить денежные средства, выданные надлежащей стороной кредитного договора (банком), а действия по истребованию суммы долга не нуждаются в специальном разрешении.

        Таким образом, апелляционная инстанция суда подтвердила, что по договору цессии фактически было передано право требования денег, то есть определенное правомочие, вытекающее из кредитного договора [4].

        Как отмечал Е. А. Павлодский, «уступка банком права требования по кредитному договору может быть произведена не только другой кредитной организации, но и любому субъекту. Уступка права требования по кредитному договору означает, что суммы, предназначенные банку, будут направлены другому лицу, которое может не иметь банковской лицензии. Однако уступка требования не нарушает права банка. Следует учитывать, что кредитный договор не включен в число сделок, требующих наличия банковских лицензий (ч. 1 п. 5 Закона о банках). В условиях правомерности кредитования одной коммерческой организацией другой коммерческой организации какие-либо ограничения уступки права требования банками по кредитному договору представляются необоснованными» [5, с. 80].

        Таким образом, данная практическая проблема была достаточно хорошо разработана учеными-цивилистами, что впоследствии нашло отражении в Информационном письме Высшего арбитражного суда РФ [6], который разъяснил, что «уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству» [6]. При этом было дано следующее обоснование. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов за пользованием кредитом и применении мер ответственности за несвоевременный возврат кредита и уплату процентов. В обоснование требований истец сослался на уступку ему банком прав кредитора по кредитному договору. Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица привлечен банк.

        Как следует из материалов дела, между ответчиком и банком существовали кредитные отношения. Ввиду неисполнения заемщиком сво-

        их обязательств по договору банк уступил принадлежащие ему требования к ответчику обществу с ограниченной ответственностью, не являющемуся кредитной организацией.

        Суд, признав соглашение об уступке права (требования) ничтожным, в иске отказал, исходя из следующего.

        В силу положений ст. 1 и 5 федерального закона «О банках и банковской деятельности» исключительное право осуществлять в совокупности операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещению указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности и срочности принадлежит только банку. Исключительность указанного права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу, не являющемуся банком и не имеющему лицензии Центрального банка Российской Федерации на осуществление указанных банковских операций.

        Судом было также указано, что уступка банком прав кредитора по кредитному договору нарушает как баланс интересов участников кредитного обязательства, так и права вкладчиков кредитных учреждений. Кроме того, по мнению суда, кредиторами по кредитным договорам согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ могут быть только банки или иные кредитные организации.

        Полагая, что при изложенных обстоятельствах уступка права (требования) не допускается, суд, руководствуясь положениями ст. 168 и п. 1 ст. 388 ГК РФ, сделал вывод о ничтожности соглашения об уступке права (требования).

        Обжалованное в кассационную инстанцию решение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

        Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в ст. 5 федерального закона «О банках и банковской деятельности». Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни этот Закон, ни ст. 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

        Суд кассационной инстанции отверг и довод суда о том, что заключение спорного соглашения нарушает права вкладчиков. Согласно п. 3 ст. 423 Гражданского кодекса РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права (требования). Как следовало из материалов дела, за уступленное требование банк в соответствии с соглашением об уступке права (требования) получил встречное имущественное предоставление от цессионария.

        Таким образом, вывод суда о ничтожности спорного соглашения основан на неправильном применении норм материального права. Поскольку судом не проверялся размер заявленных исковых требований, дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

        Как верно отмечала Л. А. Новоселова, «анализ правового регулирования отношений, возникающих на основании кредитного договора, позволял говорить об отсутствии препятствий для уступки права требования в отношении заемщика кредитором третьим лицам, в том числе и не обладающим лицензией на осуществление кредитных операций. Такой вывод поддерживается в большинстве современных исследований, посвященных данной проблеме». И далее: «Запрет на совершение таких сделок создавал значительные и ничем не оправданные трудности в работе кредитных учреждений из-за нестабильности и рискованности ситуации на рынке денежных требований. Понесенные и возможные убытки банков перекладывались на клиентов, в том числе посредством установления завышенных процентных ставок за кредит» [3, с. 121].

        Однако в 2012 г. Пленум Верховного суда Российской Федерации принял постановление от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее — Постановление) [7], в п. 51 которого установлено следующее: «Разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении» [7].

        Можно предположить, что существующий (установленный законом или договором) запрет на совершение цессии мог бы ограничивать ее совершение между какими-либо субъектами. Но такой запрет не установлен ни Законом о защите прав потребителей, ни каким-либо иным законом, регулирующим гражданско-правовые отношения с участием физических лиц.

        Спорным представляется утверждение о том, что этот запрет возможен, поскольку федеральный закон «О зашите прав потребителей» от 07.02.1992 г. № 2300-1 и другие действующие законы не содержат положения, прямо предусматривающие возможность такой уступки. Этот вывод противоречит и п. 1 ст. 382 ГК РФ, которая не связывает передачу принадлежащего кредитору права (требования) другому лицу по сделке (уступка требования) с наличием какого-либо специального закона, регулирующего самостоятельный гражданско-правовой институт.

        Точку зрения о недопустимости цессии прав банка небанковским организациям поддержала Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей (Роспотребнадзор РФ) в письмах от 23.08.2011 г. № 01/10790-1-32 «О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей при замене лица в договорном

        обязательстве (по делам с участием территориальных органов Роспотребнадзора)» [8], и от 02.11.2011 г. № 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 г. № 146)» [9], что представляется не соответствующим функциям и задачам данного органа. На Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей не возложена ни функция толкования закона, ни тем более функция законодателя.

        И тут дело даже не в том, что после принятия вышеназванного Постановления возникает неопределенность для судебных инстанций и правоприменителей, поскольку практика по данной категории дел уже устоялась. На наш взгляд, упомянутое Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации не свободно от противоречий. Следует также отметить, что не всегда акт, принятый в «интересах потребителей», действительно направлен на защиту интересов клиентов банка.

        Следует согласиться с мнением Л. Н. Новоселовой, которая отмечает, что «возможность отчуждения банком прав в отношении заемщиков при обычном ходе хозяйственной деятельности никак не колеблет интересы вкладчиков или иных кредиторов банка, поскольку осуществляется, как правило, за соответствующее вознаграждение и чаще всего именно в целях улучшения ситуации с активами, поскольку банк для удовлетворения текущих денежных требований вкладчиков уступает права требования, по которым не наступил срок исполнения» [11, с. 121].

        1. Ерохина М. Г. Правовой механизм банковского кредитования и обеспечения возвратности кредита : дис. . канд. юр. наук. Калининград, 2008.

        2. Давыдов В. Кому не следует уступать //Бизнес-адвокат. 2000. № 7 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

        3. Практика рассмотрения коммерческих споров: анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации / А. М. Ширвиндт [и др.] ; под ред. Л. А. Новоселовой, М. А. Рожковой. Вып. 13. М., 2010.

        4. Дело №А21-5557/02-С2 // Архив Арбитражного суда Калининградской области, 2002 г.

        5. Кредитные организации в России: правовой аспект / отв. ред. Е. А. Пав-лодский. М., 2006.

        6. Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации: информационное письмо высшего Арбитражного суда РФ от 30 октября 2007 г. № 120 // Вестник ВАС РФ. 2008. № 1.

        7. О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. № 17 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2012. № 9.

        8. О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей при замене лица в договорном обязательстве (по делам с участием территориальных органов Роспотребнадзора) : письмо от 23.08.2011 г. №01/10790-1-32 // Экономика и жизнь (Бухгалтерское приложение). 2011. № 37.

        9. Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 г. № 146) : письмо от 02.11.2011 г. № 01/13941-1-32 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

        Марина Георгиевна Ерохина — канд. юр. наук, доц., Балтийский федеральный университет им. И. Канта, Калининград.

        About the author

        Dr Marina Yerokhina, Associate Professor, Immanuel Kant Baltic Federal University, Kaliningrad.

        Уступка права требования кредит

      • Автострахование
      • Жилищные споры
      • Земельные споры
      • Административное право
      • Участие в долевом строительстве
      • Семейные споры
      • Гражданское право, ГК РФ
      • Защита прав потребителей
      • Трудовые споры, пенсии
      • Главная
      • Уступка права требования банком по кредитному договору
      • Отношение к возможности уступки банком прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам у Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ разное. ВАС РФ занимает позицию, согласно которой, действующее законодательство не содержит запрета для банков уступать право требования третьим лицам (коллекторским агентствам). Верховный Суд считает, что такая уступка возможна лишь с согласия заемщика-потребителя, т.е. возможность уступки права требования должна быть согласована в кредитном договоре.

        В п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», было указано следующее:

        Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.

        Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

        В п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров«, ВАС РФ подтвердил вышеизложенную позицию, приведены следующие доводы.

        Уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора. Согласно статье 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При уступке требования по возврату кредита (в том числе и тогда, когда цессионарий не обладает статусом кредитной организации) условия кредитного договора, заключенного с гражданином, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (статьи 384 и 386 ГК РФ), гарантии, предоставленные гражданину-заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются. Уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (статья 26 Закона о банках), так как в соответствии с частью 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).

        С указанной позицией ВАС РФ не согласился Роспотребнадзор и в письме от 02.11.2011 N 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146)» достаточно мотивированно указал, что передача банком права требования долга с заемщика (тем более при наличии спора о наличии долга между первоначальным кредитором и заемщиком) различным небанковским организациям, а в первую очередь в качестве таковых сегодня выступают так называемые коллекторские агентства, не основана на ныне действующих нормах права.

        В письме довольно убедительно звучат доводы о том, что личность кредитора как раз-таки очень важна для заемщика-потребителя.

        В 2012 году по вопросу уступки банками прав кредитора по кредитному договору коллекторским агентствам высказался и Верховный Суд РФ. Позиция Верховного Суда РФ не совпала с позицией ВАС РФ. В п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», указано, что разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

        Таким образом, если в кредитном договоре согласовано условие о возможности банка уступить право коллекторскому агентству, то соглашение об уступке права будет соответствовать закону.

        Судебная практика судов общей юрисдикции в настоящее время (в целом) складывается в соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ.

        Судебная практика

        Например, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 388 ГК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку ООО Управляющая компания . не имеет лицензию на осуществление банковской деятельности, кредитным договором не предусмотрено право кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, а передача права требования по обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с физическими лицами организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности не отвечает требованиям законодательства.

        Данный вывод суда первой инстанции судебная коллегия находит законным и обоснованным.

        Сделка, в результате которой стороной кредитного договора на стороне кредитора становится лицо, не имеющее лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствует требованиям Закона.

        Кроме того, вступление гражданина в заемные отношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение.

        Следовательно, уступка Банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному Банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, в соответствии с п. 2 ст. 388 ГК РФ, допускается только с согласия должника (извлечение из определения Санкт-Петербургского городского суда от 25.02.2013 N 33-2819/13)

        К аналогичным выводам о возможности уступки права требования банком пришел суд другого региона, указав, что кредитный договор, заключенный АКБ «РОСБАНК» (ОАО) и М., не содержит оговорки о праве кредитора уступить право требования по договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности:

        В п. 5.4.2 Условий предоставления нецелевых кредитов на неотложные нужды (л.д. 8 — 10) стороны согласовали лишь право банка передать полностью или частично свои права требования по кредитному договору третьему лицу с последующим уведомлением клиента об этом факте, в связи с чем доводы заявителя о предоставлении банку права уступить право требования по договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, не соответствуют буквальному толкованию указанного условия кредитного договора по правилам ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

        Вступление гражданина в договорные правоотношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение (ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

        Между тем доказательств наличия у ООО «Управляющая компания Траст» лицензии на право осуществления банковской деятельности в материалах дела не имеется.

        При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что договор уступки права требования является ничтожной сделкой, противоречащей положениям Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», а соответственно, отсутствуют и законные основания для осуществления процессуального правопреемства на стороне взыскателя в исполнительном производстве о взыскании с М. задолженности по кредитному договору (Апелляционное определение Томского областного суда от 12.02.2013 по делу N 33-535/2013)

        По другому делу, суд также признал уступку права требования по кредитному договору недействительной ввиду отсутствия согласования между банком и заемщиком условия договора, в соответствии с которым банк имеет права уступать право требования третим лицам:

        Истица просила суд признать уступку права требования по кредитному договору банка к коллекторскому агентству недействительной.

        В данной части требования удовлетворены по следующим основаниям.

        Учитывая изложенные представителем коллекторского агентства обстоятельства об отсутствии у последнего лицензии на право осуществления банковской деятельности, а так же разъяснения, содержащиеся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», где указано, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении, то требования заемщика (истца) в части признания уступки права требования по кредитному договору недействительной, являются обоснованными и подлежащими удовлетворению (Апелляционное определение Ленинского районного суда г. Курска от 14 сентября 2012 года по делу №11-290/8-2012)

        Вернуться к обзору судебной практики : Возврат банковских комиссий по кредитному договору, куда вошли следующие статьи:

        Законность отдельных видов банковских комиссий:

        Смотрите так же:  Поступающий - это для тебя. Основные требования к составлению конспекта урока

        Добавить комментарий

        Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *