Указ Путина вступает в силу: для части граждан Турции визовый режим отменён

Сегодня, 7 августа, вступает в силу решение президента России Владимира Путина об отмене визового режима для граждан Турции, имеющих служебные и специальные паспорта, передаёт турецкое государственое информагентство Anadolu.

Российский лидер 25 июля подписал указ «Об отмене некоторых специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики», в соответствии с которым МИД РФ было поручено направить Турции уведомление о частичном возобновлении действия Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Турецкой Республики об условиях взаимных поездок граждан России и граждан Турции от 12 мая 2010 года.

Согласно указу главы российского государства, из-под ограничений были выведены граждане Турции как со служебными, так и со специальными паспортами, причем независимо от целей их поездки в Россию. От виз, в числе прочих, освобождаются и водители большегрузных машин из Турции.

Тем временем в МИД Турции сообщили о выводе из-под визовых ограничений российских граждан, осуществляющих поездки в Турецкую Республику и имеющих на руках действительные служебные паспорта. Во внешнеполитическом ведомстве выразили надежду на полное возобновление действия соглашения между Россией и Турцией от 12 мая 2010 года.

Напомним, в 2010 году было подписано соглашение, по которому граждане двух стран могли въезжать в Россию и Турцию на срок до 30 дней без визы. С 1 января 2016 года Москва приостановила действие безвизового режима с Анкарой. Это было сделано после того, как 24 ноября 2015 года Турция сбила российский бомбардировщик Су-24 на границе с Сирией.

Путин отменил часть санкций против Турции

Частично возобновляется действие соглашения РФ и Турции о взаимных поездках граждан

Москва. 25 июля. INTERFAX.RU — Президент России Владимир Путин подписал указ «Об отмене некоторых специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики». Соответствующий указ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Этим указом частично возобновляется действие соглашения о взаимных поездках граждан РФ и Турции.

Решение президента РФ выводит из-под ограничений граждан Турции как со служебными, так и со специальными паспортами — независимо от целей их поездки в Россию. Однако есть оговорка: это будет актуально, если Турция «на основе принципа взаимности» сделает то же самое для россиян, имеющих действительные служебные паспорта.

Российско-турецкое соглашение о поездках граждан было приостановлено с 1 января 2016 года. Об этом говорилось в указе Путина от 28 ноября 2015 года «О мерах по обеспечению нацбезопасности РФ и защите граждан РФ от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики».

Причиной указа стал кризис в отношениях между Москвой и Анкарой, после того как турецкий самолет 24 ноября сбил над территорией Сирии российский бомбардировщик Су-24.

Действие соглашения уже было частично возобновлено указом президента от 9 февраля этого года. Тогда соглашение стало распространяться на граждан Турции с действительными специальными паспортами. Речь шла о краткосрочных командировках тех, кого Турция направляла в свои дипломатические представительства и консульские учреждения. Это касалось и профессиональных водителей на международных автоперевозках. Условием тогда тоже называлось принятие аналогичных мер со стороны Турции.

Политика

Внешняя политика

«США должны уйти»: саммит Путина, Эрдогана и Роухани

В Анкаре прошел саммит президентов России, Турции и Ирана по Сирии — хроника

Владимир Путин принял участие в трехстороннем саммите по Сирии. Президент России встретился с турецким и иранским коллегами Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Роухани и обсудил ситуацию в Идлибе. Затронули и вопросы безопасности на Ближнем Востоке. Встреча прошла на фоне обострения риторики США в отношении Тегерана. О чем говорили лидеры трех стран, «Газета.Ru» следила в режиме онлайн.

На этом, дорогие читатели «Газеты.Ru», мы заканчиваем онлайн-репортаж. Спасибо, что вы были с нами. Мы обязательно продолжим следить за событиями в России и мире, а также рассказывать вам о самых важных из них.

Саммит лидеров России, Турции и Ирана открывает путь для прогресса в Сирии, заявил постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя.

«Мы надеемся на то, что встреча на высшем уровне в Турции обеспечит возможность продвижения вперед. Каждая из сторон должна пройти свою часть пути, который был намечен в Сочи», — отметил Небензя.

Один из итогов саммита трех лидеров стал выбор место будущей встречи. По словам Роухани, шестой саммит России, Турции и Ирана по Сирии состоится в Тегеране. Однако он не назвал возможную дату встречи.

К слову, Роухани считает, что астанинский процесс по Сирии может стать моделью для примирения в Йемене.

«Возможно, то, что мы наблюдаем в астанинском процессе, возможно, это будет моделью для Йемена», — отметил президент Ирана.

Между тем пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что речи о совместной военной операции Москвы, Анкары и Тегерана в Идлибе не идет. По его словам, стороны договорились повышать эффективность шагов по борьбе с террористами.

В свою очередь, Эрдоган заявил, что международные организации и другие страны должны поддерживать восстановление Сирии. По его словам, это поможет разрешить ситуацию вокруг беженцев.

Путин в ответ на вопрос о разделении Сирии заявил, что целостность страны будет восстановлена после уничтожения террористов. По его словам, все иностранные войска также покинут территорию страны.

Эрдоган также не стал называть конкретных сроков начала работы Конституционного комитета Сирии. Говоря о ситуации в Йемене, он заявил, что следует задуматься о восстановлении страны.

Президент России также добавил, что Москва может помочь Эр-Рияду с помощью комплексов ПВО С-300 или С-400.

«Они защитят любые НПЗ от возможных угроз», — подчеркнул Путин.

В свою очередь, Путин призвал не ставить конкретных сроков для начала работы Конституционного комитета Сирии. По его словам, данному процессу, в частности, угрожает вмешательство из вне. Он также добавил, что на встрече не обсуждалась атака на НПЗ Саудовской Аравии.

«Ситуацию в Йемене можно назвать катастрофой. Для разрешения кризиса необходимо достигнуть договоренности между всеми сторонами», — добавил Путин.

Президент Ирана также ответил на вопрос об атаке дронов на НПЗ Саудовской Аравии. По его словам, жители Йемена должны были ответить на бомбежки по их стране. Он также добавил, что нефть можно будет безопасно производить, после возвращения стабильности в регион.

Роухани заявил, что Конституционный комитет может начать свою работу в ближайшее время.

«Это очень детальный и важный процесс, все кто имеет право должны проголосовать в Сирии, их интересы и мнения должны быть учтены», — добавил президент Ирана.

По его словам, реализация подобного процесса будет очень трудной.

Путин в ответ на вопрос об урегулировании ситуации в Сирии, заявил, что нет никакой альтернативы политическому процессу. По его словам, для формирования Конституционного комитета велись переговоры со всеми участниками. Он также подчеркнул, что нельзя допустить того, чтобы сирийцы были связаны внешними сторонами.

Президент России отметил, что военные США присутствуют на территории Сирии незаконно и выразил надежду на вывод войск.

Лидеры России, Турции и Ирана завершили свои выступления и перешли к ответам на вопросы представителей СМИ.

СВПД сохраняет жизнеспособность даже после выхода из него США, заявил президент России. По словам Путина, альтернативе иранской сделке нет.

Путин подчеркнул, что провел двусторонние встречи с Эрдоганом и Роухани на полях саммита по Сирии. По его словам, на встречах обсуждались вопросы сотрудничества между сторонами. Он также добавил, что обсудил иранскую сделку с президентом Роухани.

Президент России вновь отметил, что список Конституционного комитета Сирии согласован.

«Предметно обсуждалась проблематика борьбы с терроризмом в стране. Обеспокоенность вызывает ситуация в Идлибе», — добавил Путин.

По его словам, Россия намерена поддерживать сирийскую армию в операциях по устранению очагов терроризма.

Путин же заявил, что пятая встреча лидеров России, Турции и Ирана прошла успешно.

«Как гаранты астанинского процесса, наши страны выступают за сохранения суверенитета Сирии», — сказал президент России.

Он также добавил, что важно помочь сирийцам определить самим параметры государственного устройства своей страны.

Иранский лидер подчеркнул необходимость продолжения борьбы с террористами на территории Сирии. По словам Роухани, беженцы, которые покинули свою страну, хотят вернутся на свою родину.

«Все мы должны оказать содействие в восстановление Сирии», — добавил президент Ирана.

В свою очередь, Роухани заявил, что США стремятся к разделению Сирии. По его словам, плохие намерения американцев очевидны. Он также добавил, что часть сирийской территории — Голанские высоты были переданы оккупанту без разрешения правительства данной страны.

«Американцы имеют плохие намерения в отношении народа Сирии. Кроме того, вмешательство со стороны Израиля и его атаки на территории страны. Эти действия нарушают суверенитет Сирии», — подчеркнул президент Ирана.

Турция, Россия и Иран преодолели разногласия по формированию Конституционного комитета Сирии, подчеркнул Эрдоган. Он также добавил, что шестой саммит лидеров трех стран по сирийскому урегулированию может пройти в Иране.

Тем временем, Эрдоган назвал продуктивным прошедший в Анкаре трехсторонний саммит по Сирии. По его словам, после этой встречи появилась новая надежда по урегулированию в Сирии.

Президент Ирана также подчеркнул важность сохранения территориальной целостности Сирии.

«Считаю необходимым вновь подтвердить наши общие принципы по сирийскому вопросу — сохранение целостности и территориальной целостности Сирии, уважение национального суверенитета и независимости, невмешательство извне во внутренние дела этой страны, что постоянно подчеркивается нами, должны быть серьезно соблюдены», — сказал Роухани.

В то же время Роухани выступил за оживление Аданского соглашения между Сирией и Турцией. По его словам, это положит начало устранению обеспокоенности Турции и Сирии по отношению друг к другу.
Речь идет о сирийско-турецком договоре от 1998 года. согласно которому Сирия прекратила оказывать поддержку Рабочей партии Курдистана (РПК) и выдворила ее лидера Абдуллу Оджалана за пределы своей территории.

В свою очередь, Путин отметил, что зона деэскалации в Сирии не может служить плацдармом для провокаций.

«Зона деэскалации не должна оставаться прибежищем для разного рода экстремистов и тем более служить плацдармом для совершения вооруженных провокаций. Уважаемые коллеги, нам сообща нужно предпринять дополнительные шаги для полного устранения исходящей из идлибской зоны террористической угрозы», — сказал президент России на трехстороннем саммите в Анкаре.

Эрдоган же назвал основные темы саммита лидеров России, Турции и Ирана по Сирии.

«На нашей встрече мы обсудим ситуацию в Идлибе, на востоке Евфрата и положение дел сирийских беженцев», — сказал президент Турции.

Он также добавил, что целью подобных саммитов является восстановление мира и стабильности в Сирии.

При этом Роухани в своем вступительном слове рассказал о заявлении президента США Дональда Трампа по выводу войск из Сирии.
«Судьба речи Трампа была такой же, как и любого другого утверждения — не соответствует истине», — отметил президент Ирана.

Говоря о Конституционном комитете Сирии, Путин отметил, что его состав полностью сформирован. Российский лидер также подчеркнул необходимость сохранения территориальной целостности Сирии.

«Ключевой целью комитета станет разработка параметров будущего государственного устройства Сирии. Теперь следовало бы оперативно запустить его деятельность в Женеве», — добавил президент России.

Президент России также добавил, что Сирию недопустимо делить на сферы влияния. Он выразил надежду на то, что международные организации будут принимать участие в восстановлении страны.

Путин же заявил, что совместные усилия России, Турции и Ирана снизили уровень насилия в Сирии.
«Актуальной задачей видится продолжение борьбы с террористическими группировками в Сирии», — сказал президент России.

Он также призвал предпринять шаги для устранения боевиков в зоне Идлиб.

«Зона деэскалации не должна оставаться прибежищем для экстремистов, а тем более служить плацдармом для вооруженных провокаций», — подчеркнул Путин.

Президент Ирана также добавил, что власти Сирии имеют право реагировать на агрессивные действия террористов. По его словам, ООН и другие международные организации плохо реагируют на подобные инциденты.

«Незаконное присутствие американских войск на территории Сирии, ставит под угрозу территориальную целостность страны. Подчеркиваю необходимость вывода войск США из Сирии», — отметил Роухани.

По словам Роухани, президенты России, Турции и Ирана должны принять решения, которые пойдут на помощь сирийскому народу. Он также добавил, что соглашение по Идлибу не привело к «искоренению террористов». Президент Ирана подчеркнул, что территории боевиков «лишь увеличились после заключения договора между Россией и Турцией».

«Иран считает, что для решения сирийского кризиса существует только политическое решение. Мы считаем, что любые другие подобные кризисы также должны быть урегулированы мирным путем и народом этих стран», — добавил президент Ирана.

В свою очередь, Роухани призвал обеспечить все необходимые условия для установления мира в Сирии. Он также отметил роль России, Ирана и Турции в создании Конституционного комитета Сирии.

Открывает саммит по сирийскому урегулированию президент Турции.
«Сердечно приветствую всех присутствующих в данном зале», — заявил Эрдоган.

По его словам, ключевой темой встречи является ситуация в Идлибе. Он также добавил, что Астанинский формат остается единственной платформой для урегулирования в Сирии.

Российский лидер завершил переговоры с иранским коллегой. Путин, Эрдоган и Роухани вместе прибыли на церемонию фотографирования, которая проходит перед саммитом лидеров.

Путин также отметил влияние ограничений на товарооборот между Россией и Турцией. По его словам, речь идет об ограничениях в отношении продукции российской металлургической и химической промышленности.

«Просили бы наших турецких друзей обратить на это внимание и уделить этому большее внимание в переговорах с российскими партнерами», — подчеркнул президент России.

«Сложные чувства у нас вызывает ситуация в Заевфратье: ситуация там продолжает оставаться очень острой. Мы понимаем насколько это важно и для сохранения территориальной целостности Сирии, и для всех соседей, имея в виду законные права соседних государств, в том числе и Турции, на обеспечение своей безопасности», — добавил Путин после встречи с Эрдоганом.

Путин также заявил, что межправсоглашение о расчетах в нацвалютах с Турцией практически готово.

«Мы передали нашим турецким друзьям проект межправсоглашения о расчетах в национальных валютах. Просили бы как можно быстрее на него отреагировать», — отметил президент России.

Между тем президент России пригласил своего турецкого коллегу принять участие в Российской энергетической неделе, которая состоится 2-5 октября в Москве. С данным предложением Путин выступил на встрече с Эрдоганом.

«Мы были бы рады видеть турецкую делегацию на самом высоком уровне, если Президент найдет время. Тем более что мы будем обсуждать вопросы инфраструктуры, газоснабжения. Имея в виду наш крупный проект «Турецкий поток». Это было бы любопытно представить наше видение дальнейшей работы по этому направлению», — заявил российский лидер.

«Я считаю, что в нынешний важный исторический момент наша работа с РФ, являющейся важнейшим участником ООН, в нынешних условиях, когда американцы проявляют признаки гегемонизма, например, в сфере мореходства в регионе и попирают международные нормы, — наши контакты и наша работа очень важны», — подчеркнул Роухани на встрече с Путиным.

В свою очередь, Роухани заявил, что отношения Ирана и России «продвигаются в сторону развития».

«В текущих условиях, когда американцы предпринимают попытки разрушить эту договоренность [СВПД], Россия может играть очень важную роль в этом формате», — добавил иранский лидер.

Он также отметил, что по сирийскому направлению сотрудничества двух стран «достигнуты большие победы».

«Благодаря общим нашим усилиям, в том числе иранским усилиям, значительному вкладу Ирана в процессы урегулирования в Сирии очень многое сделать удалось по ликвидации очагов террористического сопротивления и по созданию эффективно, уже можно сказать, работающего механизма политического урегулирования. Хочу отметить роль Ирана в формировании Конституционного комитета», — добавил Путин.

По его словам, позиции Ирана и России также совпадают в вопросе сохранения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

При этом Путин на встрече с Роухани отметил успешное развитие сотрудничества России и Ирана по различным направлениям.

«Речь идет и о политическом взаимодействии, активно сотрудничаем на международной арене и на площадке ООН и на площадке других организаций, в том числе ШОС», — сказал президент России.

По его словам, двусторонние торгово-экономические связи государств активно развиваются и за первое полугодие текущего года рост составил 17%.

«Констатировали необходимость работать более слаженно по некоторым вопросам, дать дополнительный импульс. министерствам обороны, иностранных дел, спецслужбам тесно координировать свои усилия по нормализации (ситуации в Сирии)», — заявил Путин, говоря о работе по формированию Конституционного комитета Сирии.

Президент России также отметил, что обсудил с Эрдоганом сирийский кризис, включая ситуацию в Идлибской зоне деэскалации.

«Разговаривали с глазу на глаз, подробно говорили о сирийском кризисе и о путях его урегулирования, говорили о двустороннем сотрудничестве практически по всем направлениям. Затронули и острые моменты, связанные с Сирией, скажем, по Идлибской зоне, поговорили по ситуации в Заевфратье», — добавил Путин.

Тем временем, Путин заявил, что подготовка создания Конституционного комитета Сирии в целом завершена. Он также добавил, что его участники должны действовать самостоятельно, без давления извне.

Смотрите так же:  Требования ткс. Требования ткс

«Я хотел бы отметить значительную лидерскую роль Турции и президента Эрдогана в формировании списка тех людей, кандидатов, которые предполагаются к работе на Конституционном комитете», — подчеркнул президент России.

Официальный представитель правительства Ирана Али Рабии оценил отношения Тегерана с Москвой и Анкарой на фоне саммита по Сирии.

«Наши отношения с Россией и Турцией находятся на самом высоком уровне за всю историю», — заявил Рабия.

По его словам, основная стратегия Ирана на международной арене — выстраивать диалог с соседями по региону.

В то же время, в Анкаре началась встреча Путина и Роухани. Как ожидается, ключевой темой переговоров станет укрепление торгово-экономических связей между Россией и Ираном.

При этом президент Ирана добавил, что Тегеран обязан обеспечивать безопасность водных маршрутов в Персидском и Оманском заливе, а также в районе Ормузского пролива. По словам Роухани, их стабильное функционирование имеет особое значение для Ирана.

Комментарий иранского лидера связан с ситуацией в регионе, которая обострилась еще в июле. Тогда британские власти задержали танкер Ирана в районе Персидского залива, Тегеран в ответ арестовал корабль Великобритании.

«Модель трехстороннего сотрудничества Ирана, Турции и России по обеспечению безопасности на Ближнем Востоке идет на пользу региону», — заявил Роухани на встрече с Эрдоганом.

В свою очередь, президент Турции отметил «неэффективность санкций США в отношении Ирана» и выступил за сохранение ядерной сделки.

До встречи с Путиным, Эрдоган провел переговоры с Роухани. В пресс-службе иранского лидера заявили, что стороны указали на необходимость укреплять и развивать двустороннее сотрудничество во всех областях.

«В ходе переговоров президенты двух стран назвали отношения между Тегераном и Анкарой прочными, дружественными и расширяющимися», — говорится в сообщении.

Путин и Эрдоган завершили встречу в формате тет-а-тет. Переговоры двух лидеров продолжались почти два часа. Теперь в обсуждениях принимают участие делегации России и Турции.

Между тем, по данным «Интерфакса», Россия поставила Турции все предусмотренные контрактом зенитные ракетные комплексы С-400. По словам источников, турецкая сторона также получила все необходимые вооружения.

К слову, Анкара заинтересована не только в военных российских самолетах. На встрече в августе Путин, в частности, показал Эрдогану многоцелевой реактивный самолет-амфибию среднего класса Бе-200. В Турции не исключают закупку самолета для тушения лесных пожаров.

При этом Турция заинтересована в совместном с Россией производстве военной техники, отмечал Эрдоган на встрече с Путиным в августе. По его словам, сотрудничество в данной области может быть распространено и на военные самолеты. Президент России же подтвердил обсуждение данного вопроса на переговорах.

Турции будет несложно перестроить структуру ВВС под Су-57, считает отставной турецкий генерал-лейтенант Эрдоган Каракуш.

«Придется пойти на реорганизацию системы. Обучение пилотов займет около года», — сказал он газете Milliyet.

Однако, по его словам, нынешняя структура ВВС Турции «более совместима с американской».

Путин и Эрдоган во время переговоров могут обсудить покупку турецкой стороной российских истребителей Су-57. На прошлой встрече президент Турции не исключил приобретения истребителей вместо американских F-35.

Анкара планировала закупить 100 самолетов у США, а также производила часть оборудования, авионики и элементов фюзеляжа для F-35. Однако американский конгресс против поставки истребителей Турции из-за покупки российский С-400.

В состав российской делегации, в частности, входят министр иностранных дел Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу и министр энергетики Александр Новак.

Встреча президентов России и Турции проходит в закрытом для прессы режиме. Путин и Эрдоган проводят переговоры в формате тет-а-тет, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Если президенты посчитают необходимым, то переговоры продолжатся с участием делегаций», — отметил Песков.

Ушаков накануне заявил, что Путин и Эрдоган обсудят ряд актуальных международных тем и двустороннее сотрудничество. Он также упомянул поставку С-400 Турции и отметил, что конкретные сроки заступления комплексов на боевое дежурство еще неизвестны, поскольку зависят от многих факторов.

Последняя встреча Эрдогана и Путина прошла в конце августа на авиасалоне МАКС-2020, где турецкий президент лично ознакомился с рядом новейших российских разработок, в частности, с истребителями Су-57 и Су-35.

В то же время на встрече с Эрдоганом Путин намерен поговорить о военно-техническом сотрудничестве России и Турции. К слову, в Минобороны России накануне заявили о завершении второго этапа доставки российских зенитных ракетных комплексов С-400 в Турцию.

Президент России прибыл во дворец Чанкая в Анкаре. Путина встретил Эрдоган, лидеры намерены провести двусторонние переговоры до начала саммита по Сирии.

Путин планирует в ходе встречи с Роухани обсудить складывающуюся ситуацию вокруг Совместного всеобъемлющего плана действия (СВПД) по иранской ядерной программе. Об этом заявил помощник президента России Юрий Ушаков.

При этом переговоры в Анкаре станут уже пятой встречей глав государств-гарантов астанинского процесса содействия сирийскому урегулированию. Первый саммит в формате Россия-Турция-Иран состоялся 22 ноября 2017 года в Сочи, следующая встреча прошла 4 апреля 2020 года в Анкаре, 7 сентября 2020 года лидеры провели переговоры в Тегеране. А последний саммит состоялся 14 февраля 2020 года в Сочи.

В Кремле не исключили, что Путин, Эрдоган и Роухани могут затронуть тему атаки на НПЗ Саудовской Аравии в ходе переговоров. Однако, по словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, отдельного обсуждения не планируется.

«Но традиционно происходит обмен мнениями по наиболее актуальным вопросам, можно предположить, что эта тема будет затронута», — добавил Песков.

При этом саммит лидеров России, Турции и Ирана проходит на фоне атаки беспилотников на НПЗ в Саудовской Аравии. Вашингтон накануне обвинил Тегеран в организации нападения, но иранские власти опровергли данное заявление. Ответственность за атаку взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы.

К слову, на полях саммита также должны пройти двусторонние встречи Путина с Эрдоганом и Роухани. Президент России намерен обсудить с коллегами вопросы сотрудничества и международную повестку.

Между тем, Путин прибыл в Турцию для участия в саммите по урегулированию ситуации в Сирии. Самолет президента России приземлился в аэропорту Анкары.

В преддверии саммита Эрдоган встретился с Роухани во дворец Чанкая, который расположен в одноименном районе Анкары. Лидеры провели двусторонние переговоры. Однако детали встречи пока неизвестны.

При этом министр иностранных дел России Сергей Лавров накануне заявил, что война в Сирии действительно закончилась.

«Страна постепенно возвращается к нормальной, мирной жизни. Отдельные очаги напряженности сохраняются только на территориях, не подконтрольных правительству САР, как, например, Идлиб и восточный берег реки Евфрат», — добавил глава МИД.

В ходе саммита лидеры будут обсуждать вопросы, связанные с продвижением политического процесса, который проводится сирийцами при содействии ООН, заявил помощник президента России Юрий Ушаков. По его словам, важным этапом на этом пути станет завершение процесса формирования и запуск Конституционного комитета.

Добрый день, дорогие читатели «Газеты.Ru»!

Сегодня президент России Владимир Путин посетит Анкару для участия в саммите по сирийскому урегулированию. Российский лидер встретится с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и главой Ирана Хасаном Роухани. Как ожидается, одной из главных тем саммита станет ситуация в Идлибе.

«Газета.Ru» будет следить за встречей трех лидеров в режиме онлайн.

Бизнес

Экономполитика

Режим остается: Россия частично простила Турцию

Путин отменил часть ограничительных мер против Турции

Президент Владимир Путин смягчил указ, вводящий ограничения для граждан Турции на поездки в Россию. Безвизовый въезд разрешен профессиональным автоперевозчикам и сотрудникам дипмиссий. Но визовый режим для турецких граждан остается в силе, как и частичный запрет на ввоз в Россию плодоовощной продукции. Дальнейшая отмена ограничений возможна, считают эксперты, при условии, что Россия и Турция найдут общий язык по урегулированию ситуации в Сирии.

В четверг президент Владимир Путин подписал указ об отмене некоторых ограничительных мер в отношении Турции.

Указом президента из-под действия ограничительных мер выведен ряд турецких граждан, в частности профессиональные водители, занимающиеся международными автоперевозками, а также владельцы действительных специальных паспортов, направленные в РФ в краткосрочные командировки, в том числе в диппредставительства Турции в России. Список исключений уже был расширен в мае 2017 года, тогда в него были добавлены турецкие граждане, являющиеся членами экипажей воздушных судов Турции.

В указе подчеркивается, что эти ограничения снимаются «при условии принятия Турецкой Республикой на основе принципа взаимности аналогичных мер в отношении граждан РФ, имеющих действительные служебные паспорта».

Указ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации. Напомним, визовые ограничения были введены указом президента 28 ноября 2015 года «О мерах по обеспечению национальной безопасности РФ и защите граждан РФ от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики».

Визы для турецкоподданных сохраняются

Указ от 2015 года содержал ограничения не только на въезд в Россию профессиональных автоперевозчиков и сотрудников диппредставительств. Под запрет тогда попали внешнеэкономические операции, предусматривающие ввоз на территорию страны отдельных видов турецких товаров.

Их перечень было поручено определить правительству РФ. И оно определило практически всю плодоовощную продукцию, включая помидоры и другие овощи, составляющие основу турецкого экспорта. Позднее турецкие помидоры были частично «реабилитированы». Их разрешили ввозить в Россию в межсезонье.

Также был введен запрет или ограничение для турецких компаний и организаций на выполнение ими отдельных видов работ или оказание услуг на территории России. В этом случае наиболее пострадавшими оказались турецкие строительные фирмы. Кроме того, был введен запрет для работодателей на привлечение с 1 января 2016 года работников из числа граждан Турции.

Указ также предусматривает усиление портового контроля и контроля по обеспечению транспортной безопасности акваторий российских морских портов в Азово-Черноморском бассейне, в том числе предотвращению незаконного нахождения и передвижения морских и иных судов в акваториях российских морских портов.

Наконец, согласно документу, туроператорам и турагентам надлежало воздерживаться от продажи путевок в Турцию. Правительству РФ было поручено принять меры по запрету на чартерные воздушные перевозки между Россией и Турцией. С целью обеспечения национальной безопасности РФ. То есть регулярные рейсы и чартеры в Турцию были отменены.

Согласно указу, с 1 января 2016 года было приостановлено действие соглашения между двумя странами в части, касающейся безвизовых поездок граждан Турции в РФ. Исключение сделано для тех, кто имеет разрешение на временное проживание или вид на жительство на территории России, а также направляемых на работу в дипломатические представительства и консульские учреждения на территории Российской Федерации и членов их семей.

Но в 2020 году запрет на продажу турпутевок и чартерные рейсы полностью снят, Турция вновь доступна для россиян. Но в визовом режиме. Сама Турция оставила безвизовый режим с Россией на срок до 60 дней.

«Удар в спину» уже не актуален

В ноябре 2015 года в отношениях между Москвой и Анкарой возник кризис после того, как турецкие ВВС сбили в небе над Сирией российский бомбардировщик Су-24. Владимир Путин назвал этот инцидент «ударом в спину». А турецкий лидер Реджеп Эрдоган долго не признавал вину Анкары в крушении Су-24.

Только спустя почти год отношения потеплели, когда Эрдоган направил Путину письмо с извинениями. Отношения между двумя странами тогда осложнились настолько, что российский президент подписал указ о применении специальных экономических мер против Турции. Дружба почти восстановилась только в апреле 2020 года после визита Путина в Анкару.

Как пояснял тогда «Газете. Ru» профессор Военного университета Минобороны, кандидат исторических наук, приглашенный исследователь колледжа НАТО в Риме в 2005–2006 годах Олег Кулаков, на момент атаки на Су-24 ни Москва, ни сама Анкара, очевидно, не понимали всей картины происходящего в Турции.

«Нам виделось, что есть жесткая вертикаль и линия власти, и все шло от верхних эшелонов, а теперь выясняется, что военные подставляли своего президента», — говорил эксперт.

С тех пор Турция не оставляет попыток возвращения отношений с Россией к уровню 2015 года. В мае прошлого года министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сообщил, что надеется на облегчение визового режима с Россией. Или даже на частичную его отмену до конца 2020 года. Об этом он сказал в интервью телеканалу CNN Turk.

«Думаю, что визы с Россией, хоть частично, будут отменены. Возможно, к концу этого года президенты двух стран во время разговора по телефону или при первой личной встрече скажут: «Давайте наконец отменим визы», — сказал Чавушоглу.

В августе не только Турция, но и Россия заявили о готовности к упрощению визового режима. Министр иностранных дел России Сергей Лавров по итогам встречи со своим турецким коллегой сообщал, что стороны достигли договоренности по созданию механизма по облегчению визового режима.

«Со своей стороны мы подтвердили готовность России к переговорам об упрощении на взаимной основе режима поездок для отдельных категорий турецких граждан и будем заниматься этим в самое ближайшее время», — сказал Лавров.

Тема безвизового режима была снова затронута 18 января этого года. Посол Турции в Москве Мехмет Самсар в беседе с турецким государственным информагентством Anadolu сообщил, что одним из основных вопросов повестки двусторонних отношений в 2020 году станет введение безвизового режима для граждан Турции.

«Безвизовый режим — один из главных вопросов повестки. Надеемся, что в скором будущем удастся снять ограничения для обладателей служебных паспортов. Полагаем, что в ближайшем будущем лидеры двух стран договорятся о снятии визового режима для всех граждан Турции. Это поможет еще больше укрепить двусторонние экономические связи», — уверен посол.

Маловероятно, что Москва полностью отменит запрет для турецких граждан на безвизовый въезд уже в этом году, снятие ограничений будет дозированным.

«Многое будет зависеть от того, получится ли у лидеров двух стран договориться по урегулированию в Сирии. Если позиции еще больше сблизятся, то визовый режим и помидорное эмбарго потеряют актуальность», — прогнозирует Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политтехноллогий.

Имеется и экономическая мотивировка для дальнейшей либерализации контактов между Россией и Турцией. По итогам 2017 года товарооборот между странами вырос более чем на 40% по сравнению с предыдущим годом — до $22 млрд. За 10 месяцев прошлого года — $26 млрд. Турция занимает по товарообороту восьмое место среди внешнеторговых партнеров России.

Ранее президенты поставили цель довести двусторонний товарооборот до $100 млрд в год. Этой цели не достичь без снятия ограничений на перемещение как для бизнеса, так и для граждан.

Путин позвал Эрдогана на переговоры в Москву

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в ближайшие дни посетит с рабочим визитом Россию. Такое предложение президент Владимир Путин сделал турецкому лидеру в ходе телефонного разговора, состоявшегося по инициативе Анкары, сообщила пресс-служба Кремля.

Лидеры двух стран обсудили по телефону ситуацию в Сирии и отметили, что необходимо предотвратить конфликты между подразделениями турецкой армии и вооруженными силами сирийского правительства. Кроме того, главы государств подтвердили приверженность обеспечению территориальной целостности Сирии, добавили в пресс-службе. «Путин и Эрдоган также высказались за продолжение процесса политического урегулирования в Сирии и договорились способствовать созыву Конституционного комитета под эгидой ООН в конце октября в Женеве», – говорится в сообщении Кремля.

Разговор состоялся через несколько часов после того, как президент США Дональд Трамп заявил, что вице-президент Майкл Пенс и госсекретарь Майк Помпео посетят в четверг Турцию. По данным американского телеканала CBS, президент Трамп дал указание добиваться прекращения огня на севере Сирии и достичь соглашения между Турцией и курдскими силами. Турецкие вооруженные силы 9 октября начали операцию «Родник мира» на северо-востоке в Сирии, чтобы вытеснить из приграничных районов бойцов курдских формирований, которых в Анкаре считают пособниками террористов. США подвергли эту операцию резкой критике, но вмешиваться в конфликт не стали: вместо этого Пентагон отвел всех американских военных с конфликтной территории, чтобы не допустить их вовлечения в боевые действия между турецкой армией и курдскими отрядами. Российская военная полиция, в свою очередь, заняла позицию на линии соприкосновения турецких и сирийских войск в городе Манбидж с целью недопущения их столкновения.

Теоретически встреча глав государств может состояться уже на этой неделе, но вряд ли она произойдет до или во время визита Пенса и Помпео в Анкару, полагает дипломатический источник «Ведомостей»: Эрдогану сподручнее обсуждать с Путиным дела на северо-востоке Сирии уже после того, как американская делегация официально донесет до турецких властей свою позицию. Позиция России в этом вопросе известна, продолжает чиновник: безопасность сирийско-турецкой границе должны обеспечивать подразделения сирийских правительственной войск, поддержку которым в случае необходимости будут оказывать и российские военные, легитимно находящиеся на территории страны. Вряд ли Эрдоган согласится сразу же отвести свои войска с сирийской земли в места постоянной дислокации, полагает собеседник «Ведомостей», «это будет расценено как поражение». Но при благоприятном исходе переговоров интенсивность действий турецких ВВС и артиллерии может значительно сократиться, что приведет к улучшению гуманитарной обстановки в регионе и откроет путь к политическому урегулированию проблемы, считает он.

Трамп подыграл Путину?

Две недели назад президент США Трамп отдал распоряжение о выводе американского контингента из Сирии, якобы чтобы не рисковать жизнью своих солдат. Он сделал это после разговора с президентом Турции Реджепом Эрдоганом за день до начала операции турецкой армии на территории Сирии против курдских сил в этом районе. Действия Эрдогана подверглись суровой критике противников Трампа в Конгрессе, вызвали негативную реакцию в Европе. США угрозой санкций добились временного перемирия между Турцией и курдскими силами.

Смотрите так же:  Трудовой договор с испытательным сроком (бланк и образец). Приказ по трудовому договору с испытательным сроком

Владимир Путин на встрече с Реджепом Эрдоганом 22 октября согласовал ввод российских сил и сирийской асадовских пограничников в «зону безопасности» между Турцией и курдской территорией.

23 октября курдские военные формирования вышли из соприкосновения с турецкими войсками. Таким образом, зона контроля Асада и РФ увеличилась. Лояльные США курдские силы потеряли часть территории. Фактически после вывода сил США со всей территории Сирии, кроме зоны на юге, вакуум заполняет Россия, втягиваясь в сложные комбинации отношений Турции, Сирии, Ирана, курдских группировок.

Новые реалии международной политики после вывода войск США из Сирии обсуждают ведущий эксперт Атлантического совета Ариэль Коэн и российский дипломат и историк, в прошлом замминистра иностранных дел и посол в Южной Корее Георгий Кунадзе.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Можно ли сказать, что Трамп в каком-то смысле столкнул некую лавину, которая изменила обстановку на Ближнем Востоке?

Ариэль Коэн: Я думаю, что мы до конца не знаем и не понимаем все последствия шага Трампа. Я достаточно был в ужасе, потому что не только это, как многие в Вашингтоне сказали, предательство союзников, курдов, и не только такое предательство союзников вызывает напряжение со стороны других союзников Соединенных Штатов, как я написал, от Тель-Авива до Токио, от Варшавы до Веллингтона, но это еще географически очень важное место. Северо-восточный квадрант Сирии – это то горло бутылки, которое американские войска, тысячу человек было всего, они их закупоривали, иранский путь, как сейчас начинают говорить о железной дороге из Тегерана до Латакии, то есть Тегеран, Дамаск, Багдад, Латакия, вот американцы не давали бы построить такую железную дорогу. То, что они сейчас перебазируются в западный Ирак, может быть, это будет продолжать закупоривание горлышка бутылки, из которой будут палиться сотни тысяч иранских солдат и нерегулярных бойцов. Это первый момент.

Второй момент – это то, что происходит с Россией, тоже очень интересно. Потому что Россия, расширяя свое присутствие в Сирии, – непонятно, где может остановиться этот процесс. Потому что зайти под барабанный бой с развернутым флагом легко, а вот дальше что там будет, какая будет цена этого присутствия, мы тоже пока не знаем. И то, что российское присутствие в поддержку алавитского режима Асада не нравится нашим партнерам суннитским, не нравится саудитам, не нравится Эмиратам – это тоже важный вопрос, который не нужно забывать. Уж кто-кто, а арабы-сунниты умеют воевать именно в режиме такой партизанской войны. Посмотрим, будет интересно.

Михаил Соколов: Георгий Кунадзе, хотел бы ваше предварительное мнение, что произошло? Такое спонтанное многим кажется действие с предвыборным акцентом, возможно, Трампа, и вот происходит целая серия интереснейших событий на наших глазах.

Георгий Кунадзе: Я бы здесь прежде всего сказал вот о чем: тысяча американских военнослужащих была оттуда выведена, вроде бы все, больше их не было. Тысяча человек, даже очень хорошо обученных и экипированных, они, конечно, не в состоянии противостоять нормальной армии, которая развернута и идет в наступление. В этом смысле их присутствие там, точно так же, как, например, присутствие натовских батальонов в странах Балтии, в Польше, оно не столько играет роль военного сдерживающего фактора, но оно прежде всего психологически и политически сдерживает потенциального агрессора. Когда говорят, что Трамп принял решение спонтанное о выводе этого контингента, давайте называть вещи своими именами: Трамп дал согласие на военную операцию Турции на северо-востоке Сирии.

Михаил Соколов: А как же последующая реакция – персональные санкции, возмущение и так далее.

Георгий Кунадзе: Это уже вдогонку уходящему поезду, обратно фарш этот не провернуть. Я бы не стал даже говорить о том, что Трамп предал курдов, предательство предполагает какую-то высокую политику, Трамп курдов просто кинул, называя вещи своими именами. В результате по сути Трамп отдал последний кусок сирийской территории, на котором еще базировались силы оппозиционные режиму Асада. Иными словами, да, конечно, в таких обстоятельствах деваться курдам, кроме как в объятия Асада и России, не было. Я бы сказал так, что когда в 1939 году в августе немцы вступили в Польшу с Запада, то остаткам польской армии не оставалось ничего, кроме как просить защиты у Советского Союза.

Михаил Соколов: Кончилось Катынью?

Георгий Кунадзе: Я не буду развивать эту аналогию, но тем не менее, примерно в такой же ситуации оказались сирийские курды, деваться им некуда. Как политический фактор в сирийском урегулировании курды перестали существовать, теперь им нужно думать о том, как выжить.

Михаил Соколов: Я бы не торопился все-таки с таким выводом, что перестали.

Георгий Кунадзе: Я бы на это поставил, хотя мы не знаем ничего. Теперь, что касается России, я написал у себя в фейсбуке, конечно же, это может быть самый большой успех российской дипломатии, а может быть и единственный успех за последние лет 5–6.

Михаил Соколов: Вы имеете в виду сирийскую войну всю или сегодняшнюю ситуацию?

Георгий Кунадзе: Я имею в виду все в данном случае. Это имеет значение, на мой взгляд, не только для сирийских проблем, но в целом для внешнеполитического статуса России. А самое главное, Россия добилась вот этого огромного успеха, не прикладывая рук, сидя на заборе.

Ариэль Коэн: Я бы так не сказал. Я думаю, что и по военной операции, когда стали шмалять крылатыми ракетами по Сирии, показали, как работают калибры, и по целеустремленному курсу на возвращение военно-морских баз. Там есть политика, там есть стратегия, никуда тут не денешься.

Георгий Кунадзе: Это все было до того, что называется. Понятно было, что особых перспектив, кроме того, что Россия захватила и обиходила, не было. Здесь Россия по сути оказалась единственной великой державой, которая имеет реальное влияние на земле.

Ариэль Коэн: Еще до 2015 года на Ближнем Востоке мне говорили арабы, что для России самое главное показать, что она – это тот надежный игрок, который своих не бросает, поэтому за Асада, сказали они, Россия будет воевать до последнего суннитского араба. Так оно и оказалось. А теперь мы видим, что Путин едет как триумфатор в Саудовскую Аравию, в страны Персидского залива и начинает там продавать атомные реакторы и систем ПВО. Это достижение.

Георгий Кунадзе: Я имею в виду в данном случае эту ситуацию, которая возникла с началом турецкого вторжения.

Михаил Соколов: О Турции все-таки. Вы сказали слово «агрессор». То есть получается, что Турция – это агрессор?

Георгий Кунадзе: С моей точки зрения, да, конечно. А как иначе вы это назовете?

Михаил Соколов: Получилась интереснейшая ситуация: президент Соединенных Штатов фактически, как вы говорите, поощрил агрессию, после чего агрессора стали те же представители Соединенных Штатов хватать за руки, персональные санкции против министра обороны, энергетики, внутренних дел, ограничения против Минэнерго, Минобороны. И сам Трамп вдруг обещает повысить пошлины на турецкую сталь. Ариэль, вы можете объяснить, что это такое? Это такая двухходовочка, сначала разрешить, а потом схватить за руки и тянуть назад, говорить: не ходи теперь туда?

Ариэль Коэн: Вы знаете, если бы это была двухходовочка и за этим бы стоял какой-то глубокий смысл, я бы первый аплодировал. Я признаюсь сейчас публично, что я Реджепа Эрдогана не люблю давно и за дело. Он антисемит, он резко антиизраильский, он антизападный человек, он антидемократ, анти, анти, анти. Возвращаясь к политике Соединенных Штатов и лично господину Трампу, я никакой логики не вижу тут вообще. И это не первый раз, когда Трамп делает одно, потом другое, потом третье и получается что-то очень запутанное, странное, от которого в ужас приходят и союзники, и противники, и нейтральные и все. Для меня это очередное свидетельство сумбура в музыке, который сегодня представляет собой американская дипломатия.

Георгий Кунадзе: Я согласен, в сущности Трамп мог остановить турецкое вторжение, просто сохранив свой контингент там, не особо рискуя тем, что турки начнут против него боевые действия. Трамп этого не сделал, Трамп тем самым санкционировал вторжение. И уже вдогонку этому, чтобы несколько смикшировать общественную реакцию в США, вдогонку он применил санкции. Но санкции, как мы видим в том числе на примере России, неприятно, оскорбительно для кого-то, но не смертельно. И это никак не извиняет то, что сделал Трамп вначале. Я давал интервью курдам, они спросили: может быть за этим всем стоят какие-то долгоиграющие стратегические планы президента США? Я сказал, что мне трудно представить себе этого президента США, вынашивающего стратегические планы.

Михаил Соколов: Может быть контингент как раз этот нужно было вывести, как подозревают многие, с точки зрения предвыборной просто-напросто, сказать: мы своих ребят вывели, они в Сирии не будут гибнуть, вот как хорошо, а политическими методами будем защищать теперь тех же курдов?

Ариэль Коэн: Меня пугает, что Трамп создает стратегические вакуумы. У меня вчера вышла статья в «Ньюсвике», я говорю о том, что и в Афганистане, откуда Трамп за последний год вывел две тысячи человек, хотя военные всячески сопротивлялись, всего-то их осталось, по-моему, 8,5 тысячи, и Талибан наступает. Талибан – это хуже, чем Асад, это совсем жуткие люди, которые убивают женщин и детей. Мы живем в таком мире, когда мы сравниваем степень ужаса. Игроки на международном поле сегодня – это ИГИЛ, Северная Корея, Талибан, «Аль-Каида» и так далее. Вот эти стратегические вакуумы, в том числе в Сирии, приводят, как правило, я это показываю на примере ухода Британской империи из различных регионов, с субконтинента индийского, в результате были войны на протяжение десятилетий, продолжаются конфликты.

Михаил Соколов: Резня была чудовищная.

Ариэль Коэн: Совершенно верно. Миллионы людей погибли в этих войнах, миллионы беженцев. На Ближнем Востоке между коалицией арабских стран и Израилем войны. В Африке этнические столкновения, в Нигерии, в Кении и так далее. Поэтому, когда империя уходит, если не договариваться, каким образом будут управляться территории, с которых выводятся войска, с которых выводятся администрации, то в результате мы получаем большую нестабильность и получаем сотни тысяч искалеченных жизней. То, что касается Трампа: да, для него с предвыборной точки зрения вывод этих войск из Афганистана и Сирии – это плюс, а вот в долгосрочном измерении для Соединенных Штатов – это минус, потому что будут опять войны, опять туда нужно по новой заходить, опять нужно будет думать и о повышении цен на страховку кораблей. Почему из того же Ближнего Востока американцев могут выдать с рынка оружия частично хотя бы та же Россия, Китай. Я считаю, что в долгосрочном измерении, не завтра, а послезавтра, через пять лет, через десять лет Китай будет заполнять эти ниши еще больше, чем Россия. Просто экономический и военный потенциал Китая будет выше. Он уже экономически выше, и военный будет выше, чем у Российской Федерации.

Георгий Кунадзе: Я бы еще здесь вот какой момент добавил. В 1953 году, когда США с союзниками по ООН собрались заключать перемирие с Северной Кореей, его заключили, президент Южной Кореи, который был с этим категорически не согласен, в отместку выпустил северокорейских военнопленных, которые содержались в лагерях на юге Южной Кореи под охраной южнокорейской армии. И эти ребята, кто-то остался, но большинство растеклись по стране и выполняли роль подрывных элементов. Я это вспомнил, когда выяснилось, что пленные игиловцы разбежались. Сейчас говорят, что чуть ли не сотни тысяч, я не думаю, что их сотни тысяч, но сколько бы их ни было, это люди, которые, так или иначе, остались на территории Сирии. Как в фильме «Терминатор» собираются капельки, этот процесс, я боюсь, начнется. В результате ИГИЛ, который, в общем-то, дышал на ладан последнее время, это вдохнет в него новые силы. Я уж не говорю о сопутствующем ущербе для США – это дело США.

Михаил Соколов: Это дело Ариэля Коэна.

Ариэль Коэн: Всех собак на меня вешаете, и за ИГИЛ я тоже должен отдуваться теперь?

Михаил Соколов: Но опасность есть действительно?

Ариэль Коэн: Опасность есть. Более того, мы видим, когда полицейский во Франции, известный как радикальный исламист, продолжает работать, знают, что он исламист – это вообще для фильма история, потом в конце концов приходит и режет своих коллег. Вот таких потенциальных игиловцев теперь из Сирии тысячи. Кто-то останется в Сирии, а очень многие из них найдут способ плавно перетечь в Европу, а может быть, и на Северный Кавказа. Их нельзя так распускать, чтобы они разбегались.

Георгий Кунадзе: Я бы сказал еще, что другие союзники США на Ближнем и Среднем Востоке тоже задумываются, можно ли ставить на США, как на надежного партнера. Не следует ли, допустим, поискать российскую базу вместо этого, уж Россия с этой базы не уйдет.

Михаил Соколов: Если не выгонят. Были же случаи, вы помните, Египет в 1974-м выслал военных советников.

Георгий Кунадзе: Извините, все-таки в советское время можно было представить, что египетское руководство потребовало, а советское руководство согласилось с этим и вывело войска. А вот что касается российского руководства, у меня такой уверенности нет.

Михаил Соколов: То есть вы считаете, что они по части выполнения всяких договоренностей, мягко говоря, непоследовательны?

Георгий Кунадзе: Я считаю, что российское руководство, в общем-то, что оно может делать – оно делает, то, чего сделать не может, оно тоже пытается делать.

Ариэль Коэн: Тут еще очень интересный момент с вводом в том числе российских подразделений в Манбидж, откуда ушли американцы. Представьте себе, сейчас Россия находится на линии соприкосновения с турками, еще в Сирии, как мы знаем, тысячи иранских каких-то элементов, регулярных, не регулярных, «Стражи исламской революции», как это все потом начнет между собой взаимодействовать с точки зрения России и Турции, Турции и Ирана, Турции и Сирии. Тоже американцы оставляют достаточно гремучую смесь. Как говорить о том, что все сядут мирно в Сочи и все это разрулят, да, когда-то они разруливают, а когда-то могут не разрулить.

Михаил Соколов: Я читал такое мнение, это, кстати, к вопросу, что империи уходят, но приходят, может быть, другие империи, что началась такая первая фаза чуть ли не восстановления Османской империи, имперские амбиции Эрдогана есть. Действительно фактически получается, что Турция своей операцией, как точно сказал замминистра иностранных дел, нарушает территориальную целостность Сирии.

Георгий Кунадзе: Я бы не применял к тому, что сделал Трамп, слово «предательство», а к Эрдогану я бы его применил. Потому что Эрдоган оказался первым турецким президентом, который предал курс Ататюрка. Это, я думаю, может иметь очень далеко идущие последствия. В этом смысле я не очень представляю себе, как можно воссоздать Оттоманскую империю, а вот как можно развалить нынешнюю Турцию, действуя таким образом, я как раз представить могу. Просто потому, что в свое время я отвечал в том числе и за Турцию в Министерстве иностранных дел, я помню, как сложно выстраивалась внутриполитическая картина в Турции именно потому, что были люди уже тогда, в начале 1990-х, в политике турецкой, которые отстаивали идеалы нынешние, которые проводит Эрдоган, а были люди, которые с этим были категорически не согласны. Существовало некое равенство, какой-то неустойчивый, но баланс этих сил. Сейчас этот баланс явно совершенно нарушен.

Михаил Соколов: А в чем принципиальная разница, вы могли бы пояснить?

Георгий Кунадзе: Я думаю, что по большому счету курс Ататюрка – это курс на светское государство, достаточно жесткое и достаточно авторитарное. Но авторитаризм турецкий использовался для того, чтобы подавить реакционные течения исламского толка. Сейчас мы видим жесткий авторитаризм в Турции, который используется для того, чтобы все то, что было завоевано народом, если угодно, что скрывать, Турция, встав на путь Ататюрка, особенно после Второй мировой войны, она добилась многого. Достаточно посмотреть, как шатки режимы в соседних странах, насколько был стабильным, реальным партнером для договоренностей с Западом, с Востоком была Турция. Сейчас все это, по-моему, подвергается очень серьезному давлению внутри турецкого государства.

Ариэль Коэн: Но народ турецкий выборы за выборами голосует, причем в какой-то период росла даже поддержка на выборах Эрдогана. То есть глубинный народ Турции одобряет и поддерживает курс на исламизацию. Всякие интеллигенты стамбульские и из Анкары, они не одобряют, они из подворотен тявкают и шакалят по посольствам.

Михаил Соколов: Вы на что намекаете?

Ариэль Коэн: Я ни на что не намекаю. А вы на что?

Михаил Соколов: Есть же параллели между авторитарными режимами, между Россией и Турцией?

Ариэль Коэн: Вы правы, есть параллели между авторитарными режимами.

Георгий Кунадзе: Я вставлю только одну фразу. Глубинный народ США.

Смотрите так же:  Можно ли вернуть ювелирное изделие обратно в магазин - правила и советы. Можно ли вернуть золотое изделие магазин

Ариэль Коэн: … одобряет и поддерживает господина Трампа. Хотя, как забыли мои российские коллеги на одном из телеканалов, Хиллари Клинтон, за которую я ни разу не голосовал, получила на три миллиона голосов больше. За Трампа я тоже не голосовал.

Михаил Соколов: Вы говорите о жестком авторитаризме, но при этом жестком авторитаризме, например, в Турции проводятся выборы мэров и оппозиции дают возможность взять власть.

Ариэль Коэн: Очень пытались не дать оппозиции, но она взяла власть.

Георгий Кунадзе: Вы хотите сказать, что Турция менее авторитарное государство, чем Россия?

Михаил Соколов: Мне так кажется. Я не специалист, возможно, что это так.

Ариэль Коэн: В Турции сидит, по-моему, 300 журналистов в тюрьмах, в Турции убивают регулярно в том числе и журналистов, армянского активиста убили. Так что в Турции все далеко не слава богу. То, что делает Эрдоган, вызывает следующую реакцию. У меня в Турции много знакомых, особенно в Стамбуле, многие из этих знакомых голосуют ногами, они голосуют не только за мэра, они уезжают из страны.

Михаил Соколов: Какая знакомая картина.

Ариэль Коэн: Люди не выдерживают удушливого исламского авторитаризма и уезжают, кто в Европу, кто в Америку.

Михаил Соколов: Получается, что господину Эрдогану эта война, по крайней мере, операция, которую он миротворческой называет, она нужна в каком-то смысле, чтобы поддерживать свой падавший в последнее время рейтинг?

Ариэль Коэн: И для поддержки со стороны военных. Потому что у военных очень разное отношение к Эрдогану. Старый генералитет, который он пересажал, сравнимо со сталинскими посадками, расстрелами.

Михаил Соколов: Но не расстреляли хотя бы, просто сидят?

Ариэль Коэн: Никого не расстреляли, но посадили более 300 генералов и обезглавили верхушку армии. Ему нужно теперь заручиться поддержкой, чтобы его военные в случае чего поддержали.

Георгий Кунадзе: Давайте не будем забывать, что у любой турецкой власти, хоть у этой, хоть у старой, существует немного даже иррациональный страх перед угрозой курдов.

Михаил Соколов: А в чем этот страх? Тайные курды, которые внутри Турции?

Георгий Кунадзе: Конечно. 20% населения, процентов под 30 территории компактного проживания курдов. Очень характерная была фраза Трампа на пресс-конференции с итальянским президентом Маттареллой, которого он назвал Моцареллой, насчет того, что, дескать, Рабочая партия Курдистана в общем, может быть, и похуже ИГИЛ будет. Я думаю, что это чисто слова, это мог бы сказать Эрдоган. В этом смысле, я думаю, что Эрдоган и его генералы очень боятся того, что отмобилизованные сирийские курды, которые имеют так или иначе связи с Рабочей партией Курдистана, они станут базой и резервом для операции внутри Турции. Вот отсюда эта идея 30-километровой зоны безопасности. Если эта идея сработает, я могу вспомнить зону безопасности между Северной и Южной Кореей. Я много раз там бывал, я вам скажу, страшнее места на земле я себе представить не могу.

Михаил Соколов: Зона в «Сталкере»

Георгий Кунадзе: Да, именно. Там много и страшного, и смешного, и парадоксального. Южные корейцы, которые живут в деревне внутри этой зоны, они счастливы, потому что государство им обеспечивает прекрасное существование, чтобы они служили рекламой. Там даже девушки стараются выйти замуж за жителей этой деревни. Тем не менее, зона безопасности между двумя странами.

Михаил Соколов: За счет Сирии. Я бы еще заметил деталь, что она 32 километра в ширину, но длина 444 километра – это огромная территория.

Ариэль Коэн: Более того, мы не упомянули про переселение беженцев. Потому что Эрдоган долго всем рассказывал, какие добрые турки, как они приютили миллионы беженцев из Сирии, но в конце концов реакция турецкого населения на этих беженцев была достаточно отрицательна. Эрдоган понял, что с точки зрения выборов ему это не нужно, теперь речь идет о том, что они возьмут миллион из этих беженцев и выдавят их обратно в эту зону безопасности, в основном арабов. Как они там будут приживаться, непонятно. Во-первых, они будут забирать землю у курдов.

Михаил Соколов: Во-вторых, там надо лагеря беженцев строить.

Ариэль Коэн: Опять же распиливать будут бабло.

Михаил Соколов: Евросоюза. На беженцев сейчас дает Евросоюз.

Ариэль Коэн: Им важно не пустить этих беженцев в Евросоюз.

Михаил Соколов: За это Турция и платит?

Ариэль Коэн: Но в принципе опять будет проблема, когда берут этих беженцев и против их желания будут засеять обратно в Сирию.

Георгий Кунадзе: Я думаю, они в итоге окажутся в Европе.

Михаил Соколов: Я хотел посмотреть сообщение: «США обсуждают план, что небольшой контингент американских войск теперь останется в Сирии, военные будут охранять месторождения, которые могут стать объектом атак, в том числе со стороны ИГИЛ», – заявил министр обороны США. Это попытка отойти от первого радикального варианта? И Трамп сказал: «Необходимо обезопасить нефть, отреагировать на просьбы Израиля и Иордании, которые призвали Белый дом не выводить американский контингент вблизи израильской границы».

Ариэль Коэн: Там в свое время тренировали американцы каких-то своих союзников, получалось это из рук вон плохо. Потратили чуть ли не 200 миллионов долларов, судя по открытым источникам, на 200 миллионов долларов натренировали аж 50 человек. Это сигнал, чтобы туда не лезли, к израильской границе, чтобы не лезли сирийцы, не лезли иранцы, это направлено против Ирана.

Михаил Соколов: А обезопасить нефть?

Ариэль Коэн: А нефть – это не там, это не на юге, это как раз на севере. Это то самое место, куда, опять же по открытым источникам, стремилась «ЧВК Вагнера».

Михаил Соколов: И где они попали под удар авиации.

Ариэль Коэн: Где их из самолета с пушкой 105 миллиметров обстреляли, и там погибли люди.

Михаил Соколов: Это к вопросу о тысяче человек, насколько тысяча человек сильна, если она имеет современное высокотехнологичное оружие, самолеты и так далее.

Георгий Кунадзе: В данном случае, я думаю, присутствие в воздухе и на море никуда не делось, его нет необходимости выводить. Но если мы говорим о присутствии на земле, то здесь я по-прежнему считаю, что главный смысл не в том, чтобы они что-то делали современным оружием, а в том, чтобы они там были.

Ариэль Коэн: Тут еще один очень важный момент, о котором мы не говорили – это атомные бомбы на базе в Инджирлике. В Турции есть большая американская авиабаза, американцы долго делали из этого секрет, не проговаривали, что у них там атомное оружие. По опять же не подтвержденным, но опубликованным сообщениям, в 2015 году Эрдоган дал приказ обесточить эту базу, потому что предполагалось, что американцы будут заправлять самолеты и вертолеты повстанцев. Представьте себе, лежат 50 атомных бомб, датчики не работают, камеры не работают. Слава тебе господи, не зашли туда какие-нибудь бородатые игиловцы и не украли эти бомбы. Говорят, что эти бомбы Эрдоган не дает американцам оттуда вывезти. А если он не дает вывезти, то это впервые, когда один союзник НАТО берет атомное оружие другого союзника в заложники. Вот это совсем некрасиво.

Георгий Кунадзе: Я не очень понимаю, что такое атомная бомба?

Ариэль Коэн: Тупая гравитационная бомба с атомным зарядом, которую на самолет можно подвесить, и самолет потом ее сбросит на кого-нибудь.

Михаил Соколов: Может быть, их завезли еще во времена Хрущева и Кеннеди, когда ракеты «Юпитер» вывезли, а бомбы могли остаться.

Ариэль Коэн: Мы все здесь с седыми волосами, еще помним, кто такие Хрущев и Кеннеди, а нас могут смотреть люди, которые вообще не знают, кто такие Кеннеди и Хрущев, сейчас задут в Википедию, посмотрят.

Георгий Кунадзе: Мне не кажется сюжет с бомбами, которые Эрдоган не даст вывезти, каким-то фантастическим. В Приднестровье огромные склады военные, которые не вывезли, потому что приднестровцы сказали, что мы ляжем под колеса поезда, не позволим вывезти, для того, чтобы охранять эти запасы на случай войны с Грецией или Турцией, с кем угодно.

Михаил Соколов: Раз уж вы о России заговорили, я хотел еще одну тему затронуть. На территории Сирии и не только Сирии, как выяснилось, и в Ливии, находятся эти самые товарищи из пригожинской команды, непонятные люди, которых проще назвать наемниками, «ЧВК Вагнера». Хотя как можно говорить о ЧВК, закона о частных военных компаниях нет, зато есть закон о наемничестве запрещающий.

Георгий Кунадзе: Есть закон об охранной деятельности, они все охранники.

Михаил Соколов: Какова, на ваш взгляд, роль этих «частных», на самом деле, скорее всего, не частных военных подразделений такого рода российских?

Ариэль Коэн: Давайте начнем со всемирно известной американской компании «Академия». Это придумали, опять же я не хочу сказать, для того, чтобы пилить бюджет, но, скажем так, там, где солдат, условно говоря, стоит сто тысяч долларов в год, такой частный человек стоит триста тысяч, в три раза больше. Но при этом там, где эти наемники работают, солдаты либо не хотят, либо не могут, либо не справляются. Так что мотивировка долларом серьезная мотивировка.

Михаил Соколов: А рублем?

Ариэль Коэн: Даже рублем. Рублем, но в долларах. К сожалению, не в России это не придумали.

Михаил Соколов: Почему ей открыто не давать военных советников в Ливию, например, какому-нибудь маршалу местному.

Ариэль Коэн: Маршалу Хафтару. В Центральноафриканской Республике были сообщения, что они там тоже что-то охраняют. Африка у всех сейчас на устах. По-моему, верховный главнокомандующий сказал, что вместе с Саудовской Аравией Россия будет развивать свое присутствие в Африке.

Михаил Соколов: Пусть с Китаем попробуют посоперничать. Не получится?

Георгий Кунадзе: Я бы сказал, что до тех пор, пока в той же самой Ливии нет уже устоявшейся, стабильной центральной власти, до тех пор, пока группировка Хафтара остается одной из соперничающих группировок, конечно, политически гораздо менее обременительно держать там эти ЧВК. Когда и если любой режим стабилизируется, почему бы не отправить туда действительно военных советников легальных.

Ариэль Коэн: ЧВК в любом случае и для Америки, и для других стран выгодны, потому что это дает возможность уверенного отрицания.

Михаил Соколов: По-русски это называется «их там нет».

Ариэль Коэн: Они там есть, но они там частным образом работают.

Михаил Соколов: А главное они гибнут «по собственной инициативе», и это все скрывается. Но зато медали каким-то образом российским товарищам дают.

Ариэль Коэн: Американским наемникам, насколько я знаю, медалей не дают, но условия для них очень серьезные. Я помню, что в Ираке 10 лет назад человек мог получать 250 тысяч долларов в год.

Михаил Соколов: Мы сейчас поговорим об общественном мнении, поскольку мы опросили людей на улице, как они воспринимают российское присутствие в Сирии или даже в Ливии.

Михаил Соколов: Интересное состояние умов. Я так понимаю, что все-таки телевизор довольно эффективно промывает мозг.

Георгий Кунадзе: Эффективность аппарата телевизионной пропаганды, наверное, беспрецедентна. В этом смысле я бы сказал, что если Россия что-то и внесла в последние годы в мировую повестку – это именно свой зомбоящик.

Ариэль Коэн: Для меня эти кадры были очень интересны, потому что это абсолютно то же, что можно было ожидать по поводу реакции на московских улицах по поводу войны в Афганистане, а до этого может быть во Вьетнаме. Кстати говоря, я участвовал тогда в проекте, который следил за общественным мнением, популярность войны в Афганистане падала, и падала пропорционально количеству погибших. То, что сегодня происходит в Сирии, слава тебе господи, нет гробов или очень мало, поэтому народ реагирует таким образом. Не дай бог, были бы гробы, я думаю, что и реакция была бы другая.

Но это глубинное, то, что сидит, моя реакция была – это Юнг, это коллективное бессознательное. Мы всегда, где бы мы ни воевали – это хорошо для нас, это хорошо для России, чтобы нас боялись, чтобы был порядок, чтобы защитить православных или коммунистов, пролетарский интернационализм поддержать, интернациональный долг в Афганистане – это сидит очень глубоко. Имеем то, что имеем.

Георгий Кунадзе: Здесь есть и другая сторона. В принципе для обычного человека, что в России, что в Америке, что на Луне, нормально: это наши войска, значит, зачем-то они там находятся.

Михаил Соколов: Начальству виднее, вы хотите сказать?

Георгий Кунадзе: Типа того.

Михаил Соколов: Как с Украиной, с другой стороны, удалось тоже реальную войну спрятать. Теперь получается, извините, есть мнение, что господин Трамп подталкивает фактически Киев к капитулянтскому варианту сделки с Путиным.

Ариэль Коэн: Я не знаю, Трамп ли подталкивает. Я часто бываю в Европе, я вижу, что немцы, например, абсолютно не заинтересованы в продолжении поддержки Украины, заинтересованы в российском газе. Англии совсем не до этого, ей бы выпутаться из Брекзита вечного. Уже анекдоты пошли, что XXII век, прилетает инопланетянин, говорит: «Ну как?» – «Все хорошо, планета Земля вступила в федерацию галактическую цивилизованных планет, а Британия до сих пор в Брекзите находится». Прежде всего Трамп говорит: Украина – это Европа, это проблема для Европы. Европа говорит: давайте, ребята, закругляйтесь, нам это все надоело. Украинцам придется сидеть, чесать голову, куда им деваться, что им делать. Кстати говоря, из тех, кто давал украинцам оружие, – это именно Трамп, администрация Трампа, это не Обама и это не европейцы.

Михаил Соколов: Получается, мы смотрим, кругом Путин в выигрыше. Почему такой «первый популист мира» побеждает?

Георгий Кунадзе: Я смотрю на то, кто возглавляет ведущие страны мира, я не вижу ни одного успешного лидера не популиста.

Михаил Соколов: То есть идеалиста, условно говоря, с идеями, с принципами.

Георгий Кунадзе: Отчасти да. Я бы рассчитывал увидеть в принципе здравомыслящих людей, взвешенных, но практически всюду отчаянные популисты. Наверное, это новый такой тренд, в том числе он проявляется и в США, и в европейских странах, и в России, да в общем и в Украине тоже. Хорош или плох был прежний президент Порошенко, но он был более-менее традиционным лидером страны.

Ариэль Коэн: В Киеве говорят, что он был очень вороватым.

Михаил Соколов: Есть разные мнения на этот счет. Нужно еще посмотреть, какой будет новая администрация, мы ведь ее в деле еще не увидели. Украинский фактор как сейчас повлияет на расстановку предвыборных сил в Америке? С одной стороны вроде бьет по Трампу, а с другой стороны другим концом по Байдену.

Ариэль Коэн: Когда только это все всплыло, разговоры про Байденов я слышу последние 3–4 года в контексте Украины, я сказал, что это все придумали для того, чтобы Элизабет Уоррен стала президентом. Потому что там столько всего хорошего, что Джо Байден, который не в самой лучшей боевой форме и так находится, он, скорее всего, просто так из этого не выпутается то, что касается самого Вашингтона и прессы. То, что касается глубинной Америки, вообще очень трудно что-то предполагать или понимать, если ты постоянно, как я, живешь в Вашингтоне и ездишь за пределы Соединенных Штатов.

Но мне кажется, что по Трампу нанесен очень серьезный удар. Так же, как первый удар, от которого он очухался, с российским расследованием. Это был удар, но он вышел из-под этого удара, популярность его не очень сильно упала. А с Украиной сейчас мы находимся почти на пике. Когда начнутся слушания по импичменту в Палате представителей, а потом суд в Сенате – это будет пик. Республиканцы имеют все шансы это все закончить где-то к концу года, может быть в январе. С января до ноября следующего года еще куча времени. Я думаю, что демократические политические стратеги уже сидят и думают о третьем ударе. Если Трамп выходит, а он должен выйти, потому что в Сенате не будет голосов, чтобы Трампа убрать через импичмент, они будут придумывать еще какой-то политический шаг. Да, на мой личный взгляд, если ты ставишь условие, что мы тебе не дадим 400 миллионов долларов, если ты не дашь нам компромат на Байденов, да – это нарушение президентского долга, злоупотребление должностью, ты можешь попасть под импичмент. Я думаю, что для республиканцев в Сенате это не будет таким уж нарушением, Трамп не потеряет свою должность. Потом будет еще один удар.

Михаил Соколов: Ставят памятник на следующей неделе Евгению Примакову у здания МИДа. Есть за что? За то, что заложил традицию современной российской очень имперской политики?

Георгий Кунадзе: Вы знаете, я работал с Примаковым очень давно, я гораздо выше оцениваю его роль как директора двух крупнейших академических институтов, как человека, который был носителем новых идей в политике, которые были востребованы во времена Горбачева. Эту деятельность Евгения Максимовича я оцениваю гораздо выше, чем его деятельность в качестве министра.

Михаил Соколов: Будем считать, что памятник ему ставят именно за это.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *