В Следственном комитете РФ появится свой государственный экспертный центр

kaninstudio / Depositphotos.com

Приняты поправки в Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» и Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

В частности, Следственный комитет РФ наделен полномочиями по проведению государственной судебной экспертизы: ее производство включено в задачи органа, а в структуре разрешено создать государственное судебно-экспертное учреждение. При этом единственный вид экспертизы, который прямо запрещено производить экспертным подразделениям Следственного комитета РФ, – судебно-психиатрическая.

Важно: сотрудники экспертного учреждения Следственного комитета РФ будут отделены от следствия. Их нельзя наделять полномочиями следователей, а руководителя экспертного подразделения – полномочиями руководителя следственного органа.

Напомним, что фактически эксперты работают в Следственном комитете РФ и сейчас, впрочем, у прокуратуры не раз возникали вопросы к правомерности создания соответствующих должностей и привлечения к производству экспертиз. Принятые поправки фактически полностью «легализуют» упомянутых экспертов: до создания в системе Следственного комитета РФ судебно-экспертного учреждения (но не позднее 1 января 2022 года) эксперты не из экспертного учреждения, а «всего лишь» из экспертного подразделения вправе производить судебные экспертизы по уголовным делам, если они подчиняются руководителям своих экспертных, но не следственных, подразделений.

Кроме того, из-под подчинения Главного следственного управления, следственных управлений и отделов Следственного комитета РФ выводятся криминалистические подразделения: криминалисты войдут в отдельную ветвь системы комитета.

Подписан закон, направленный на совершенствование правового регулирования организации и производства судебной экспертизы в Следственном комитете

Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Федеральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации».

Федеральный закон принят Государственной Думой 16 июля 2020 года и одобрен Советом Федерации 23 июля 2020 года.

Справка Государственно-правового управления

Федеральный закон направлен на совершенствование правового регулирования организации и производства судебной экспертизы в Следственном комитете Российской Федерации (далее Следственный комитет).

Федеральным законом устанавливается, что организация и производство судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, может осуществляться специально созданным в Следственном комитете судебно-экспертным учреждением. До его создания организацию и производство соответствующих экспертиз могут осуществлять экспертные подразделения Следственного комитета. Одновременно с этим на Следственный комитет возлагаются полномочия по организации и производству судебной экспертизы, по обеспечению законности при осуществлении этого процессуального действия, а также по созданию судебно-экспертного учреждения и определению его профиля.

Кроме того, Федеральным законом устанавливается, что руководители и сотрудники судебно-экспертного учреждения и экспертных подразделений Следственного комитета не могут быть наделены полномочиями руководителей следственных органов и следователей, а также не могут находиться в подчинении руководителей следственных органов Следственного комитета.

Экспертиза от СКР: что поменяет новый проект Путина о старых инициативах Бастрыкина

О чем законопроект

Инициативу внес Владимир Путин 12 марта, отзывы и замечания на проект должны поступить в профильный комитет до 13 апреля. Предлагается разрешить СКР создавать государственные судебно-экспертные учреждения и экспертные подразделения, а также самостоятельно проводить широкий перечень экспертиз. В них войдет дактилоскопическая, медико-криминалистическая, экспертиза с использованием полиграфа и другие.

Глава СКР Александр Бастрыкин не первый год говорил о создании собственной экспертизы. В марте 2017 года ведомство создало на своей базе первое судебно-медицинское подразделение. «У нас уже есть примеры, когда судебно-медицинские экспертизы от Следственного комитета проходили через суд и суд воспринимал их как источник доказательств», – заявлял Бастрыкин (цитата по lenta.ru). «Мы хотим в рамках нашей штатной возможности создать собственные экспертные подразделения для обеспечения оперативности в завершении сроков специальных исследований и тем самым сокращения сроков расследования уголовных дел», – объяснял глава СКР намерение.

В экспертизы входит широкий перечень мер, но в профессиональном сообществе уверены: основной интерес ведомства может быть вызван именно медико-криминалистической экспертизой.

«Раскулачивание» Минздрава

Как рассказывает Павел Чиков, глава международной правозащитной группы «Агора», подобную инициативу СКР действительно лоббирует много лет и однозначно оценить ее нельзя: «ведомственные следственные экспертизы проводятся всегда и везде, здесь имеют значение отдельные виды экспертиз. В первую очередь это медицинская экспертиза». «Все время судебно-медицинская экспертиза монопольно принадлежала Министерству здравоохранения. Другая подобная «монополия» сформировалась вокруг судебно-психиатрической экспертизы, которая принадлежит только государственным учреждениям психиатрии», – рассказывает Чиков. Законопроект судебно-психиатрическую экспертизу не затрагивает, она останется безраздельно в прежнем управлении. Дело коснется именно медицинской экспертизы и, по мнению Чикова, будет иметь важные последствия для так называемых врачебных дел.

«В таких делах главным доказательством является именно судебно-медицинская экспертиза, а монопольное право проводить такие экспертизы только учреждениям здравоохранения фактически создает эффект корпоративной солидарности. То есть врачебная корпорация фактически решает, кого из ее членов «сдавать», а кого – нет», – отмечает правозащитник. Он подчеркивает, что экспертиза при этом проводится очень долго и нередко в пользу медиков. «Я уверен, что Бастрыкин лоббировал эту инициативу именно под таким соусом: создания конкуренции Минздраву и прекращения монополии, так как в прежних условиях бороться со случаями непрофессионального поведения врачей практически невозможно», – считает Чиков.

Приведет ли это к всплеску дел против врачей? Да. Пострадают ли невиновные медики, учитывая специфику уголовного процесса в России? Безусловно, да. Приведет ли это к некоторому балансированию и разрушению монополии Минздрава на судмедэкспертизы – тоже да.

Пристрастные проблемы

Основным спорным моментом проекта называют вопрос определенного конфликта интересов. Адвокат Дарья Шульгина, партнер АБ «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс Профайл компании ? , отмечает, что проведение экспертиз силами СКР нарушает положения ст. 70 УПК. «В ней установлено, что эксперт не вправе принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. Эксперты СК находятся в административном подчинении у руководителей следственных органов. Свою экспертную деятельность они осуществляют в структурном подразделении Главного управления криминалистики СК России. Этот факт вызывал и будет вызывать вопросы в части объективности и независимости заключений этих экспертов», – комментирует она.

Руслан Коблев, управляющий партнер «Коблев и партнеры» Коблев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс 45 место По размеру выручки 17 место По размеру выручки на юриста ? , заявляет, что независимость эксперта – это один из столпов судебной экспертизы, сразу после наличия у эксперта необходимых знаний, а нарушение принципа независимости эксперта, заключающееся в проведении судебных экспертиз штатными экспертами структурных подразделений СК РФ, противоречит сразу нескольким законодательным положениям, руководящим разъяснениям Верховного суда, а также ведомственным документам.

Ст. 7 «Независимость эксперта» Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» – «при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц».

Смотрите так же:  Льготы многодетным семьям в забайкальском крае в 2020 году. Льготы многодетным семьям в забайкальском крае в 2020 году

Письмо Генерального прокурора РФ Президенту от 09.12.2014 № 1-ГП-126-2014 – «вопреки требованиям о независимости эксперта государственные эксперты подчиняются как органам, назначающим экспертизу, так и другим участникам, заинтересованным в исходе дела, в частности, руководителям органов исполнительной власти, при которых созданы экспертные учреждения, что не позволяет соблюсти беспристрастность и справедливость судебного разбирательства. Из-за пробелов в правовом регулировании судебной экспертной деятельности, а также допускаемых нарушений при ее осуществление не только снижается качество предварительного расследования преступления, но и создаются условия для необоснованного уголовного преследования».

Письмо заместителя Генерального прокурора от 24.07.2020 № 36-10-2020 «Об использовании в качестве доказательств судебно-медицинских экспертиз, проведенных экспертами Следственного комитета Российской Федерации».

«В этом письме указано, что заключения судебно-медицинских экспертиз, проведенных экспертами СК, не являются допустимыми доказательствами. Глава СК обратился к генпрокурору с просьбой скорректировать это письмо. Но прокурор в своем ответе от 24.10.2020 не только поддержал позицию своего заместителя, но и расширил ее, поставив под сомнение в целом право СК на самостоятельное производство экспертиз», – рассказывает Коблев.

П. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ – «эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей».

Коблев рассказывает, что следователи, аргументируя большой загруженностью государственные судебно-экспертные учреждения, назначают проведение экспертиз в свои ведомственные экспертные подразделения или коммерческие организации, что сказывается на объективности и качестве экспертного заключения. Сомнения вызывает и аргумент в пользу скорости: «Неоправданная гонка за сокращением сроков расследования в результате проведения «быстрых» судебных экспертиз повлечет снижение качества их выполнения, а в результате приведет к судебным ошибкам», – комментирует он.

Принятие данного закона может сказаться на осуществлении не только незаконного преследования бизнеса, но и снижения качества осуществления правосудия по всем категориям дел, поскольку данный законопроект предусматривает возможность проведения широкого набора экспертиз структурными подразделениями СК РФ.

Компетенции и финансирование

Партнер АБ Торн Адвокатское бюро «Торн» Региональный рейтинг II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Уголовное право и процесс III группа Арбитражное судопроизводство III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ? Сергей Токарев называет проект «перетягиванием одеяла на себя». «Эксперт на то и эксперт, чтобы быть независимым и беспристрастным, давать заключение по ситуациям, в которых другие разбираются хуже него. Он не подчиняется руководителю следственного органа и суду. О какой независимости и беспристрастности будем говорить, если эксперт по факту станет стороной обвинения и будет подчиняться руководителю следственного органа?» – рассуждает Токарев. По его мнению, кроме СКР, в этой ситуации никто не выиграет, а ведомство усилит влияние и число раскрытых преступлений. При этом образуется «непаханое поле для злоупотреблений и фальсификаций».

«Самое смешное – это попытки СКР самостоятельно проводить финансовые и бухгалтерские экспертизы. Эксперт – лицо обладающее специальными познаниями в какой-то области. Эксперт СКР – лицо с юридическим образованием и погонами, похожими на офицерские. Экономические, медицинские и т. п. факультеты они (за редким исключением) не заканчивали», – считает Токарев. Отдельно он отмечает, что проект предлагает СКР проводить психофизиологические экспертизы, то есть процедуры с использованием полиграфа. «Его не признают в качестве доказательств суды ввиду крайне высокой возможности ошибки, но СКР пытается протолкнуть их уже много лет. Судя по всему, теперь получится», – предполагает Токарев.

Эксперты также говорят, что инициатива напрямую сопряжена с расширением штата и увеличением финансирования.

Для соблюдения требований закона о независимости экспертной деятельности придётся создать новое учреждение, что представляется масштабным и затратным мероприятием. Если говорить о существующих проблемах при проведении экспертиз, то одной из основных является длительность сроков их проведения. Путем создания экспертного учреждения в составе СКР эту проблему не решить. Не стоит ждать и повышения качества исследований: это те же самые эксперты и то же самое учреждение, которые были.

Шульгина также отмечает, что фактически экспертную деятельность СКР хотят регламентировать и лишь спустя восемь лет (СК РФ существует с 2011 года) привести в соответствие с действующим законодательством. «Принятие этого закона потребует серьезных организационных мероприятий, направленных на вывод экспертов из штата СК РФ путем создания ведомственного экспертного учреждения, аналогично МВД, ФСБ, МЧС, Минюсту», – считает она.

Следственный комитет РФ получил полномочия по проведению судебных экспертиз

Поправки вносятся в Федеральные законы «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и «О Следственном комитете РФ». Они вступят в силу по истечении 90 дней с момента опубликования закона.

Следственный комитет РФ, согласно закону, относится «к федеральным государственным органам, в которых могут создаваться государственные судебно-экспертные учреждения и экспертные подразделения в целях организации и производства судебной экспертизы, назначенной в соответствии с законодательством».

Правом на проведение подобных экспертиз уже обладают органы МВД, ФСБ и другие правоохранительные структуры.

СКР получает полномочия по организации и производству различных видов судебных экспертиз, в частности, молекулярно-генетической, фоноскопической, баллистической, медико-криминалистической и других.

При этом также в законе прописана независимость судебно-экспертных учреждений от следственных органов Следственного комитета. Эксперты не смогут быть наделены полномочиями следователей и руководителей следственных органов.

Закон направлен на дальнейшее совершенствование деятельности Следственного комитета, подчеркнул Председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев

«Принятие закона будет способствовать повышению качества следствия, сокращению сроков проведения судебных экспертиз, а равно сроков следствия и содержания подозреваемых и обвиняемых под стражей, что станет дополнительной гарантией соблюдения процессуальных прав всех участников уголовного судопроизводства», — сказал депутат.

Следственный комитет получит возможность проводить судебные экспертизы

ФОТО: ПРЕСС-СЛУЖБА СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА

Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству одобрил поправки в законы о государственной судебно-экспертной деятельности в России и о Следственном комитете РФ.

Госдума 16 июля приняла поправки в действующее законодательство, позволяющие Следственному комитету проводить судебные экспертизы. В соответствии с новым законом, в СК будет создано Судебно-экспертное учреждение. Оно будет действовать независимо от следственных органов и получит полномочия по организации и производству ряда судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Предполагается, что эти меры позволят сократить сроки проведения судэкспертиз.

Полномочия Следственного комитета по производству экспертизы могут закрепить в законе

Как отметил председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас на заседании Комитета 22 июля, данный закон совершенствует правовое регулирование организации и производства судебной экспертизы Следственным комитетом РФ. В СК такие учреждения должны быть созданы не позднее 1 января 2022 года, а до этого момента производство судебных экспертиз будут осуществлять действующие экспертные подразделения СК.

«Мы пытаемся решить дилемму, чтобы не было подчинённости экспертов. Судебно-экспертные учреждения СК действуют независимо от следственных органов СК. Сотрудники и руководители судебно-экспертного учреждения СК не могут быть наделены полномочиями следователей, руководителей следственных органов СК», — подчеркнул Клишас.

Смотрите так же:  Электронный билет. Как оформить билет на самолет через интернет

В результате принятия закона Следственный комитет сможет проводить ряд экспертиз, включая молекулярно-генетическую, компьютерно-техническую, фоноскопическую, медико-криминалистическую, баллистическую и другие. Сейчас таким правом уже обладают МВД и ФСБ.

Судебно-экспертные учреждения СК будут действовать независимо от его следственных органов

16 июля пройдет третье чтение законопроекта № 663034-7, которым предлагается внести поправки в Закон о государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации и Закон о Следственном комитете РФ. При рассмотрении документа во втором чтении 9 июля в него были внесены значимые поправки.

Как ранее писала «АГ», Владимир Путин внес законопроект на рассмотрение депутатов в марте 2020 г. Согласно документу на СК РФ возлагаются не только полномочия по организации и производству ряда судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, но и обеспечение их законности.

В апреле Федеральная палата адвокатов РФ выступила против принятия законопроекта, указав в своей правовой позиции, что идея введения экспертных подразделений в структуру СК «приведет к умалению основной гарантии – независимости экспертной деятельности».

По мнению ФПА, предлагаемые поправки повышают риск ситуаций, когда эксперт де-юре будет зависим от руководителя подразделения СК, а де-факто – от следователя, назначающего экспертизу. «В этих случаях от его независимости ничего не остается», – отмечалось в документе.

Позднее глава СК РФ Александр Бастрыкин указал, что независимость и объективность гарантируются положениями действующего законодательства, предусматривающими уголовную ответственность за дачу экспертом заведомо ложного заключения и противоправное вмешательство в его деятельность. Он также напомнил об обязанности эксперта заявить самоотвод при наличии на него воздействия либо обстоятельств, указывающих, что сам он прямо или косвенно заинтересован в исходе уголовного дела.

Ко второму чтению в законопроект было включено указание на то, что создающееся судебно-экспертное учреждение Следственного комитета будет действовать независимо от следственных органов СК, а его сотрудники и руководители не могут быть наделены полномочиями следователей и руководителей следственных органов ведомства.

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов отметил, что, несмотря на внесенные поправки, законопроект все же требует уточнений и изменений. Он указал, что эксперты СК все равно находятся в административном подчинении руководителей следственных органов этого ведомства.

Директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы Павел Милюхин отметил, что если такой принцип независимости экспертных учреждений СК заработает на практике, то это станет большим плюсом в осуществлении правосудия и защите прав подзащитных. По его словам, в данный момент по-настоящему независимыми от следствия остаются только судебно-экспертные учреждения Минюста России.

Также ко второму чтению документ был дополнен положением о том, что до создания в системе Следственного комитета судебно-экспертного учреждения, но не позднее чем до 1 января 2022 г. организацию и производство судебных экспертиз в СК смогут осуществлять существующие сейчас экспертные подразделения.

Кирилл Махов посчитал, что производство судебных экспертиз экспертными подразделениями СК России до 2022 г. – это игнорирование положений ст. 70 УПК РФ, которой установлено, что эксперт не вправе принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. «Помимо этого из рассматриваемого законопроекта не следует, кому в итоге подчиняются вышестоящие руководители экспертных подразделений СК России. Однако в настоящее время данные руководители находятся в прямом подчинении руководства СК России, что в итоге исключает их независимость», – отметил адвокат.

По его мнению, для соблюдения требований закона о независимости экспертной деятельности необходимо создать новое учреждение. Кирилл Махов указал, что из рассматриваемого законопроекта неясно, создадут ли отдельное экспертное учреждение либо уже существующее подразделение в системе СК России просто будет переименовано.

Стоит отметить, что ранее проект уточнял виды судебных экспертиз, производство и организация которых должны были входить в полномочия СКР: молекулярно-генетическая, компьютерно-техническая, видеотехническая, информационно-аналитическая, строительно-техническая, фоноскопическая, лингвистическая, финансово-аналитическая, психофизиологическая (с использованием полиграфа), почерковедческая, дактилоскопическая, баллистическая, портретная, трасологическая, физико-химическая, пожарно-техническая, экологическая, медико-криминалистическая, экспертиза холодного оружия и технико-криминалистическая экспертиза документов. Однако в законопроекте, рекомендованном к принятию в третьем чтении, указывается, что основными задачами СК являются в том числе организация и производство в судебно-экспертном учреждении СК судебных экспертиз, назначенных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, а перечисление конкретных видов экспертиз отсутствует.

Павел Милюхин считает, что таким образом будет более гибко организован механизм работы экспертных подразделений СКР в части производства того или иного вида экспертизы, которые имеются сегодня, а также введен новый вид экспертизы. Кроме того, это позволит проводить нетрадиционные судебные экспертизы в зависимости от потребностей без необходимости многократно изменять закон.

В комментарии «АГ» советник ФПА Сергей Насонов, участвующий в подготовке правовой позиции с замечаниями к законопроекту, отметил, что, с одной стороны, внесенные в него поправки – прямая реакция на критическую позицию, высказанную в заключении Федеральной палаты адвокатов. «Нормативный запрет наделения полномочиями следователя (или руководителя следственного органа) руководителей судебно-экспертного учреждения, а также декларирование независимости экспертных подразделений СК РФ от его следственных органов – попытка хоть как-то снизить эффект зависимости судебно-экспертных учреждений, попадающих в структуру СК РФ», – посчитал он.

С другой стороны, отметил советник ФПА, оценивать эти поправки как создающие эффективные гарантии независимости невозможно, поскольку они носят сугубо декларативный характер. «Одно лишь провозглашение независимости экспертных учреждений эту независимость не порождает. Ситуация же, при которой руководитель судебно-экспертного учреждения СК РФ будет наделен полномочиями следователя (или руководителя следственного органа), представляется настолько искусственной, что нет смысла ее комментировать. Это невозможно хотя бы в силу положений п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ, прямо запрещающих эксперту находиться в служебной зависимости от сторон», – указал Сергей Насонов.

При этом он полагает, что позиция ФПА была услышана (свидетельством этого являются ее обсуждение и упомянутые изменения в законопроекте), однако для законодательной реализации этого мнения, видимо, еще не созданы должные предпосылки. «Совершенно очевидно, что подобные новации требуют усиления гарантий прав адвокатов на участие в производстве судебной экспертизы. Представляется, что назрел момент дополнения ст. 75 УПК РФ нормой о признании заключения эксперта недопустимым доказательством, если постановление о назначении экспертизы не было своевременно предъявлено для ознакомления обвиняемому и его защитнику, независимо от того, было ли оно предъявлено впоследствии. Вероятно, следует продумать и другие пути усиления этих гарантий», – предположил Сергей Насонов.

Кого Следственный комитет возьмет в свои эксперты?

Президент Путин внес в Думу законопроект, который позволит Следственному комитету РФ организовать собственную экспертную службу и проводить судебные экспертизы. До 13 апреля в законопроект будут вноситься поправки, а затем Дума его рассмотрит. Учитывая авторство, решение наверняка будет положительное. Против нового порядка активно выступают адвокаты: они считают, что такая система начисто уничтожит состязательность в суде и превратит экспертов в еще более зависимый институт, который уже не будет иметь никакого отношения к правосудию.

Как устроена экспертиза сейчас? Что не устраивает в ней адвокатов и прокуроров? «Город 812» поговорил с адвокатом Евгением Тонковым и социологом Еленой Масловской.

– О том, что при каждом ведомстве или министерстве надо создать собственные экспертизы, заговорили несколько лет назад, – говорит Елена Масловская. – Даже в МЧС будут свои лингвисты и графологи (чтобы определять, чьи подписи стоят на разрешительных документах, как в деле сгоревшей «Зимней вишни». – Н.А.) Сейчас у нас есть и государственные, и частные экспертные службы. Государственным – например, Центру экспертиз СПбГУ – доверия больше. Про негосударственные почему-то думают, что они могут сделать заключение в пользу того, кто больше заплатит. С другой стороны, есть частные экспертные службы, которые были созданы бывшими силовиками. Есть понятие «карманный адвокат следствия», а есть и «карманный эксперт»: он использует связи со своими недавними сослуживцами для получения постоянных заказов и работает в связке со следствием.

Смотрите так же:  Возмещение ущерба при ДТП. Материальный иск при дтп

– Эксперты, особенно по гуманитарным делам из государственных вузов, тоже, по сути, карманные.

– Да, для любого профессора можно найти основания для увольнения, поэтому все так и есть. В регионах, где мало вузов и меньше возможности найти работу, ситуация хуже, чем в Петербурге. Впрочем, если эксперт дорожит своей репутацией, он не будет писать заведомо неграмотное заключение, поскольку понимает, что адвокат может добиться вызова эксперта в суд да еще и организует видеозапись. И все увидят, как бледно выглядит этот эксперт и как он «плавает». Я наблюдала ситуации, когда авторы экспертиз со стороны обвинения после процесса подходили к эксперту-оппоненту и сбивчиво объясняли, что они только недавно в этой сфере и хотели бы пообщаться и поучиться у коллеги. То есть люди осознают свой непрофессионализм, но, тем не менее, карьерные интересы перевешивают.

– Тенденциозные экспертизы – пусть даже их сделали эксперты в погонах – все-таки можно признать недобросовестными.

– Пусть даже экспертизу признают недобросовестной и отменят, эксперту за это ничего не будет, еще и медаль дадут, – заявляет адвокат Евгений Тонков. – За необъективность и тенденциозность в интересах службы. Следственному комитету закон не писан, они делают что хотят, а прокуратура их боится. Даже сейчас экспертов заставляют делать то, что хочет Следственный комитет, а уж когда экспертная служба будет внутри самого СК – пиши пропало. СК должен оправдать свой штат, свои зарплаты – поэтому они производят преступления из ничего. Свежий пример: возбудили дело по 194 статье – уклонение от уплаты таможенных платежей группой лиц. Сначала дожимают до мошенничества в составе организованной группы, а потом – до организованного преступного сообщества. И с компьютерными «экстремистами» будет та же ситуация.

– Почему вы думаете, что новый законопроект расширит полномочия социогуманитарных экспертов – тех, кто готовит заключения об экстремизме, а не специалистов по технике?

– Потому что это чудесным образом совпало с вступлением в силу закона об оскорблении власти. Потому что менять что-то в системе медицинской или технической экспертизы не нужно, она отлично работает. В том числе – в интересах полиции и СК. Упрощенно говоря, все происходит так: следователь или оперативник приходит к эксперту с материалом, эксперт сначала делает экспресс-анализ, потом, если его результат удовлетворяет следователя, назначается уже официальная экспертиза. Если не удовлетворяет – скажем, наркотик оказался не наркотиком, – то не назначается. У следователя с экспертом в 90 процентах случаев все обговорено заранее. Известно, какого рода повреждения надо «оформить» потерпевшему: если надо – они будут тяжкими, а если не надо – то средней степени тяжести. Зачем нужна особая экспертная служба как не для закручивания гаек?

Я не боюсь экспертов в погонах, если они будут делать экспертизу голоса или почерковедческую: ее всегда можно перепроверить. Но я насмотрелся, как следователи вертят экспертами-лингвистами или психологами. Филологи, которым сейчас поручают сделать заключение на тему «является ли текст экстремистским», сами понимают, что для ответа на этот вопрос одних языковедческих познаний недостаточно. Нужно изучать криминалистику и другие юридические науки. А следственные органы, а иногда и суды, «правильно» сформулировав вопросы, переложили на юридически неискушенных филологов функцию доказывания. По их канве те пишут в заключении, что текст какого-нибудь блогера является «крайне предвзятым по своей политической ангажированности, воссоздает пространство провокативного дискурса с высоким энергетическим потенциалом. Его цель – разрушение установленного миропорядка, сокрушение легитимности власти, реализация крайне субъективных корыстных политических намерений». Это я цитирую заключение по делу Владимира Тимошенко.

Неужели в России XXI века уголовным законом уже запрещены «политическая ангажированность» и «провокативный дискурс с высоким энергетическим потенциалом»? Если это так, то почему до сих пор еще не привлечены к уголовной ответственности по 282 статье ведущие и участники нескольких адских ток-шоу на Первом канале, которые публично демонстрируют свою «политическую ангажированность»?

Самые громкие скандалы вокруг экспертиз в России

Историк Иван Коновалов из Саратовского госуниверситета делал экспертизу по фонду Общества больных диабетом Саратовской области. Обнаружил, что ОБД «формирует предпосылки к дискредитации органов власти» благодаря замечаниям на своих форумах. Упомянул, что руководитель организации Екатерина Рогаткина говорила, как «пациенты жалуются» на отечественный инсулин. Нашел среди поступающих на счета переводов несколько – от зарубежных фармкомпаний. Далее Минюст признал пациентскую организацию иностранным агентом: НКО оштрафовали на 300 тысяч, Рогаткину – на 50. Сейчас НКО не работает.

Центр социокультурных экспертиз (Москва) в лице учителя математики Н. Крюковой, переводчика с английского А. Тарасова и психолога В. Батова признал изготовителем порнографии руководителя карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева, экстремистами – «Свидетелей Иеговы» и Pussy Riot (из дела о панк-молебне эту экспертизу потом убрали).

Экспертный центр СПбГУ. Борис Мисонжников (филолог), Наталья Свешникова (психолог), Галина Мельник (политолог). Проводили экспертизу постов в соцсетях Дины Гариной, которая резко негативно отзывалась о полиции (получила полтора года условного срока плюс увольнение с работы и блокировку счетов). Также давали оценку текстам Владимира Тимошенко, критиковавшего неназванный «репрессивно-карательный аппарат». Тот получил два года колонии. В задачу экспертов входило разъяснение, является ли текст оскорбительным и призывает ли он к свержению власти.

Социолог Ленар Галиев из Набережночелнинского института социально-педагогических технологий и ресурсов нашел признаки политической деятельности в работе благотворительного фонда Тимура Исламова, занимающегося профилактикой ВИЧ и гепатита в Набережных Челнах. «Деятельность осуществлялась путем формирования общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими политики», – пишет эксперт. Первое заседание по делу Исламова состоялось 15 января 2020 года.

Судмедэксперт Михаил Клейменов обнаружил 2,7 промилле спирта в организме шестилетнего мальчика, погибшего в ДТП в подмосковной Балашихе. Отстранен от должности и находится под судом.

Биолог из Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина дала заключение по «маковому делу» (пекарей обвиняли в незаконном обороте наркотиков: кондитерского мака). Зеленина заступилась за обвиняемых и заявила, что наркосодержащие примеси, выявленные в кондитерском маке (0,00069 процента), технически не могут быть выделены из партии и использованы для синтеза наркотика. В ответ ее обвинили в превышении должностных полномочий и участии в преступном сообществе. Суд по делу эксперта длился больше двух лет и закончился оправданием. Вероятно, стал уроком для других экспертов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *