Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение СК Верховного Суда РФ от 30 ноября 1999 г. по делу N 56-Г99-21 По иску о признании незаконной регистрации Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных органов г.Владивостока и о запрете ее деятельности

Определение СК Верховного Суда РФ
от 30 ноября 1999 г. по делу N 56-Г99-21

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

рассмотрела в судебном заседании от 30 ноября 1999 г. по кассационной жалобе Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных органов г.Владивостока на решение Приморского краевого суда от 17 сентября 1999 г., дело по заявлению заместителя прокурора Приморского края о признании незаконной регистрации Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных органов г.Владивостока и о запрете ее деятельности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей решение суда подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

16 июля 1997 г. Управлением юстиции администрации Приморского края была зарегистрирована Независимая профсоюзная организация работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г. Владивостока (свидетельство о регистрации N 1258).

16 июля 1999 г. заместитель прокурора Приморского края обратился в Приморский краевой суд с заявлением о признании незаконной регистрации Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных органов г.Владивостока и о запрете ее деятельности, ссылаясь на то, что при регистрации этой организации были допущены существенные нарушения, выразившиеся в том, что из восьми ее учредителей семеро являлись работниками Государственной инспекции труда по Приморскому краю, а один — Килин А.М., во Владивостоке проживающим не значится;

название «профсоюзная организация» не соответствует Федеральному закону «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», поскольку Независимая профсоюзная организация работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г. Владивостока не является ни первичной организацией, действующей на одном предприятии, ни территориальным объединением первичных профсоюзных организаций;

устав Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г.Владивостока не содержит сведений о юридическом адресе организации, а в регистрационном свидетельстве значится не тот адрес, который указывается в официальных документах данной организации.

Как на основание для запрета Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г.Владивостока в заявлении заместителя прокурора Приморского края указано на то, что в своей деятельности эта организация незаконно выступает от имени трудового коллектива Государственной инспекции труда по Приморскому краю, не имея на то полномочий;

незаконно требует заключения коллективного трудового договора с руководством инспекции, то есть вопреки уставу распространяет свою деятельность не на г. Владивосток, а на весь Приморский край;

нарушает права Государственной инспекции труда по Приморскому краю, незаконно требуя предоставить ей помещение для размещения своего комитета, средства связи, транспорт, оргтехнику и канцелярские принадлежности;

регистрация незаконно созданной профсоюзной организации повлекла за собой незаконное освобождение от уплаты регистрационного сбора и незаконное придание этой организации статуса юридического лица, что в свою очередь привело к нарушению прав участников гражданско-правовых отношений, поскольку заключенные этой организацией сделки являются недействительными.

Решением Приморского краевого суда от 17 сентября 1999 г. заявление заместителя прокурора Приморского края о признании незаконной регистрации Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных органов г.Владивостока и о запрете ее деятельности было удовлетворено по изложенным в нем основаниям.

В кассационной жалобе Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных органов г.Владивостока поставлен вопрос об отмене решения, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

10 августа 1957 г. вступила в силу для СССР Конвенция N 87 Международной Организации Труда «Относительно свободы ассоциаций и защите права на организацию» (Сан-Франциско, 9 июля 1948 года), ратифицированная Указом Президиума ВС СССР от 6 июля 1956 г.

В этой Конвенции закреплены следующие положения:

Трудящиеся и предприниматели, имеют право без какого бы то ни было различия, создавать по своему выбору организации без предварительного на то разрешения, а также право вступать в такие организации на единственном условии подчинения уставам этих последних.

1. Организации трудящихся и предпринимателей имеют право вырабатывать свои уставы и административные регламенты, свободно выбирать своих представителей, организовывать свой аппарат и свою деятельность и формулировать свою программу действий.

2. Государственные власти должны воздерживаться от всякого вмешательства, способного ограничить это право или воспрепятствовать его законному осуществлению.

Организации трудящихся и предпринимателей имеют право создавать федерации и конфедерации, а также право присоединяться к ним, и каждая такая организация, федерация или конфедерация имеет право вступать в международные организации трудящихся и предпринимателей.

Приобретение прав юридического лица организациями трудящихся и предпринимателей, их федерациями и конфедерациями не может быть подчинено условиям, способным воспрепятствовать применению постановлений статей 2, 3 и 4.

В настоящей Конвенции термин «организация» означает всякую организацию трудящихся или предпринимателей, имеющую целью обеспечение и защиту интересов трудящихся или предпринимателей.

Эти международно-правовые нормы признаны Российской Федерацией, подтверждены в статье 30 Конституции Российской Федерации и в силу частей 1 и 4 ее статьи 15 обязательны к применению на территории Российской Федерации.

С учетом этих положений вывод суда о том, что регистрация Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных органов г. Владивостока произведена незаконно, поскольку ее название и членский состав не соответствуют формулировкам Федерального Закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», являются неправильным, тем более, что этот Закон каких бы то ни было ограничений права трудящихся на объединение в профсоюз в зависимости от его названия, территориальной сферы деятельности и численного состава не устанавливает.

В соответствии со ст.2 Закона профсоюз — это добровольное общественное объединение граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности. Следовательно, понятие «профсоюз» тождественно понятию «профсоюзная организация». В понятие «профсоюз» законодатель включил все структурные подразделения профсоюзов, выделяя в последующем те, к которым адресованы те или иные нормы.

Что касается первичной профсоюзной организации, то в Законе она определена как добровольное объединение членов профсоюза, работающих как правило на одном предприятии, учреждении, действующее на основании положения о первичной профсоюзной организации соответствующего профсоюза ( ст.3 Закона). Таким образом, понятие «первичная профсоюзная организация» во всех без исключения случаях наличие вышестоящего профсоюза не предполагает. Как любая общественная организация, каковой является и профсоюзная организация, она может быть создана гражданами для реализации общих целей независимо от вхождения в какой-либо другой, более крупный профсоюз. Конвенция МОТ N 87 и Конституция Российской Федерации, предусмотрев право граждан на создание без какого бы то ни было различия по своему выбору организаций без предварительного на то разрешения, а также право вступать в такие организации на единственном условии подчинения уставам последних, устранили возможные ограничения при регистрации и осуществлении деятельности профсоюзов или профсоюзных организаций на любом предприятии в зависимости от вхождения в какой-либо отраслевой или территориальный профсоюз.

При таких условиях письмо председателя крайкома профсоюзов Волковой Л.П., в котором выражается мнение о том, что Независимая профсоюзная организация работников надзорно-контрольных органов г.Владивостока не может существовать вне краевого комитета профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания, не может служить основанием для признания регистрации этой профсоюзной организации недействительной. Суд неправильно придал доказательственное значение этому письму, содержащему ошибочное мнение отдельного профсоюзного работника.

Довод прокурора о том, что устав Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г.Владивостока должен содержать в себе сведения о месте нахождения постоянно действующего руководящего органа, действительно, соответствует ст.20 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях». Вместе с тем, этот довод ошибочно оценен судом как основание для запрета деятельности этой профсоюзной организации.

Из материалов дела усматривается, что в свидетельстве о регистрации Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г. Владивостока ее адрес был указан. Изменение этого адреса после регистрации является основанием для внесения в устав соответствующего изменения, но не может служить достаточным основанием для запрета деятельности профсоюза. Этот профсоюз состоит только из сотрудников Государственной инспекции труда по Приморскому краю и в своей деятельности защищал права работников инспекции труда. При таких обстоятельствах дела суд должен был проверить доводы представителей профсоюза о том, что закон нарушается не профсоюзом, а самой администрацией инспекции труда, поскольку она не выполняет требование ст.28 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» и не обеспечивает необходимые условия деятельности профсоюза в инспекции.

Доводы прокурора о том, что деятельность Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г. Владивостока подлежит запрету, поскольку при осуществлении этой деятельности профсоюз нарушает требования законодательства и законные интересы других лиц, основаны на ошибочном мнении о незаконности регистрации этого профсоюза и в силу этого не могли быть признаны судом обоснованными. При рассмотрении дела судом не было учтено то обстоятельство, что в заявлении прокурора были указаны два различных требования: требование о признании регистрации профсоюзной организации недействительной и требование о запрете ее деятельности. Это упущение привело к тому, что судом были допущены нарушения норм материального и процессуального права.

Нарушение норм материального права выразилось в том, что конкретные нормы Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», регулирующие порядок запрета деятельности профсоюза судом в решении не приведены; а нормам Закона о порядке регистрации профсоюза ошибочно дано расширительное толкование, в результате которого они применены как основание для запрета деятельности Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г. Владивостока.

Нарушение судом норм процессуального права выразилось в том, что существенные для правильного разрешения возникшего спора обстоятельства установлены не были.

В соответствии с ч.2 ст.10 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в случае, если деятельность профсоюза противоречит Конституции Российской Федерации, конституциям (уставам) субъектов Российской Федерации, федеральным законам, она может быть приостановлена на срок до шести месяцев или запрещена решением Верховного Суда Российской Федерации или соответствующего суда субъекта Российской Федерации по заявлению Генерального прокурора Российской Федерации, прокурора соответствующего субъекта Российской Федерации. Приостановка или запрещение деятельности профсоюза по решению каких-либо иных органов не допускается.

В материалах дела и в решении суда нет указания на то, каким именно конституционным нормам противоречит деятельность Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г.Владивостока. Запрет же деятельности профсоюза, связанной с подписанием коллективного договора, закрепляющие гарантии трудовых прав его членов, а также деятельности по недопущению нарушения этих прав в Инспекции труда по Приморскому краю, работниками которой являются все члены профсоюза, не только не основан на Конституции Российской Федерации и федеральном законодательстве, но явно им противоречит.

Судом не учтено и то, что ст.225 КЗоТ РФ предусматривает, что профсоюзы действуют в соответствии с принимаемыми уставами и не подлежат регистрации в государственных органах. Государственные органы, предприятия, учреждения, организации обязаны всемерно содействовать профсоюзам в их деятельности. Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в части 4 ст.8 регистрация профсоюза признана необязательной, с ней связано лишь приобретение профсоюзом прав юридического лица.

Эти положения Федерального закона не могут быть истолкованы иначе, как не дающие оснований для приостановки, запрещения деятельности и ликвидации профсоюза или первичной профсоюзной организации даже в тех случаях, когда их регистрация произведена с какими-либо нарушениями. В данном же случае все требования регистрирующего органа были выполнены, о чем было заявлено в суде представителем Управления юстиции Администрации Приморского края. За два года после регистрации профсоюзная организация не получили ни одного замечания ни от Управления юстиции, ни от прокуратуры Приморского края. Между тем, в Федеральном законе «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», устанавливающем повышенный уровень правой защиты деятельности профсоюзов по сравнению с другими общественными организациями, при отсутствии упоминания возможности признания регистрации профсоюза недействительной предусмотрена процедура приостановления деятельности профсоюза на срок до шести месяцев в случае, если его деятельность противоречит Конституции Российской Федерации.

Приостановление деятельности общественной организации в соответствии со ст.ст.42 и 43 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» является мерой предупреждения перед возможным в дальнейшем запретом деятельности общественной организации; осуществляется с соблюдением строго регламентированной процедуры, предусматривающей предварительное предупреждение об устранении допущенных нарушений, а также ограниченный состав субъектов, по заявлению которых в суде может быть возбуждено дело о запрете деятельности общественной организации.

В соответствии со ст.ст.42 , 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» и ст.10 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» правом на обращении в суд с заявлением о приостановлении или запрещении деятельности профсоюза наделены только регистрирующие органы, Генеральный прокурор Российской Федерации и прокуроры субъектов Российской Федерации.

Заявление в суд о запрещении деятельности подано не прокурором Приморского края, а его заместителем. Судом это обстоятельство было оставлено без внимания, хотя в соответствии с п.3 ст.221 ГПК РСФСР обращение в суд от имени прокуратуры Приморского края любого должностного лица, кроме прокурора Приморского края, являлось основанием для оставления заявления без рассмотрения.

Без внимания и обсуждения в суде остался и вопрос о том, почему заявление о признании регистрации Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г.Владивостока было подано прокуратурой спустя два года после этой регистрации. Регистрация общественной организации является разовым, одномоментным ненормативным актом, на основании которого производится включение в реестр общественных объединений. Обжалование в суд такого рода актов производится применительно к порядку, предусмотренному главой 24-1 ГПК РСФСР для обжалования неправомерный действий и решений, нарушающих права граждан, включая и сокращенные сроки на обращение в суд с жалобой. Когда и о каких нарушениях Независимой профсоюзной организации работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г.Владивостока стало известно прокурору суд при рассмотрении настоящего дела не выяснял.

Решение суда, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права подлежит отмене в соответствии с п.п.1 и 4 ст.306 ГПК РСФСР.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, проверить соблюдение процедуры предъявления предварительных требований об устранении профсоюзом допущенных при регистрации и при осуществлении уставной деятельности нарушений, выяснить правовую позицию прокурора Приморского края по настоящему делу и, в случае поддержки им заявленных по нему требований, разрешить спор по существу, указав в решении, допущено ли Независимой профсоюзной организацией работников надзорно-контрольных и исполнительных органов г. Владивостока нарушение конкретных норм Конституции Российской Федерации и являются ли эти нарушения достаточным основанием для запрещения ее деятельности.

На основании п.2 ст.305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Приморского краевого суда от 17 сентября 1999 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Жалоба на профсоюз в суд

Основной целью деятельности профсоюзов является представительство и защита социально-трудовых прав и профессиональных интересов своих членов.

В соответствии со статей 23 Федерального закона от 12.01.1996 №10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (далее – Закон о профсоюзах) профсоюзы наделены правом по просьбе членов профсоюза или по собственной инициативе обращаться в органы по рассмотрению трудовых споров в защиту работников. Нередко профсоюзные структуры защищают своих профсоюзных активистов в судебном порядке, а также в комиссиях по рассмотрению трудовых споров.

Рассмотрим несколько судебных решений, в которых члены профсоюза получили поддержку профсоюза.

Профсоюз не согласился с Кабинетом Министров Чувашской Республики

Профсоюзный комитет Республиканского Государственного образовательного учреждения (РГОУ) для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Козловский детский дом» Минобразования Чувашской Республики обратился в Верховный Суд Российской Федерации с частной жалобой на определение судьи Верховного Суда Чувашской Республики, обжаловал отказ в принятии заявления, поданного в защиту трудовых прав работников.

Кабинет Министров Чувашской Республики принял постановление о ликвидации указанного учреждения для детей, что повлекло за собой увольнения работников. Профком считал, что Кабинет Министров незаконно ликвидировал учреждение для детей.

Главное нарушение, по мнению профкома в том, что профком не был уведомлен о предстоящей ликвидации учреждения и с ним не согласовывались мероприятия по обеспечению защиты прав работников и их занятости.

Закон о профсоюзах предусматривает, что ликвидация организации, ее подразделений, изменение формы собственности или организационно-правовой формы организации, полное или частичное приостановление производства (работы), влекущие за собой сокращение рабочих мест или ухудшение условий труда, могут осуществляться только после предварительного уведомления (не менее чем за три месяца) соответствующих профсоюзов и проведения с ними переговоров о соблюдении прав и интересов членов профсоюзов. Верховный Суд Чувашской Республики посчитал, что профсоюзная организация не вправе обращаться в суд, а содержание заявления не было связано с защитой нарушенных прав.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила определение судьи Верховного Суда Чувашской Республики, так как фактически содержание заявления указывало на нарушение прав профсоюзной организации и ее членов, что не исключало судебный порядок рассмотрения заявления.

Профсоюз имеет право получать информацию по трудовым вопросам

Первичная профсоюзная организация «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района Приморского края (далее – ППО) обратилась к директору филиала «Лучегорский угольный разрез» открытого акционерного общества «Дальневосточная генерирующая компания» о предоставлении информации о привлечении работников указанного разреза (в том числе не членов профсоюза) к работе сверхурочно и в выходные дни, с указанием работников поимённо, даты привлечения к указанным работам, количества часов работы и оплаты за отработанный период времени по каждому подразделению. Представитель работодателя филиала «Лучегорский угольный разрез» отказал в предоставлении информации. ППО обратилась в суд, требуя признать отказ работодателя в предоставлении информации незаконным.

Районный суд в иске ППО отказал. Профсоюз доказал свое право на получение информации по трудовым вопросам в Верховном Суде Российской Федерации.

Верховный Суд Российской Федерации отметил, что сведения о заработной плате, времени труда и отдыха относятся к вопросам регулируемым коллективным договором, что в свою очередь отнесено к функциям профсоюзов, направленным на осуществление контроля за соблюдением трудового законодательства, коллективных договоров и соглашений. Права профсоюза на осуществление контроля содержатся также в Уставе Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности и в положениях коллективного договора.

ППО, запросив у работодателя предоставление информации и локальных нормативных актов по вышеуказанным вопросам, действовала законно в целях исполнения условий коллективного договора. В связи с этим решение районного суда было отменено.

Профсоюз поддержал члена профсоюза в суде

Член профсоюза обратился в суд с иском к ОАО «Угольная компания «Алмазная» о выплате единовременной компенсации в связи с утратой профессиональной трудоспособности вследствие травмы, полученной в период работы. Работодатель должен был назначить пострадавшему в счет возмещения морального вреда выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднего заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности, однако пособие ему не было начислено и выплачено.

В качестве третьего лица по делу, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, выступала Гуковская территориальная организация Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности.

Суд, с учетом позиции профсоюза, принял решение о взыскании в пользу работника единовременной компенсации в счет возмещения морального вреда, причиненного производственной травмой исходя из принципа разумности и справедливости.

Вышестоящая организация защитила заместителя председателя первичной профсоюзной организации

Водитель обратился в суд с иском к Автономному учреждению Республики Алтай «Автобаза «Медавтотранс» с требованиями о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула. На основании приказов ему были объявлены два выговора и в дальнейшем произведено увольнение за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей.

Причиной увольнения, по мнению работодателя, являлось нарушение режима рабочего времени. При этом не было учтено, что водитель не смог своевременно приехать на работу в связи с тем, что проводилось плановое техническое обслуживание автомобиля (замена газового фильтра).

Истец являлся заместителем председателя первичной профсоюзной организации и Алтайская республиканская организация профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 374 Трудового кодекса Российской Федерации, не согласилась с решением работодателя, указав, что в действиях работника отсутствовал состав дисциплинарного проступка.

Представитель Алтайской республиканской организации профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации, привлеченной к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, исковые требования работника поддержала.

Суд установил, что «Автобаза «Медавтотранс» не представила достоверных доказательств нарушения работником режима рабочего времени и признал приказ об увольнении незаконным.

Член профсоюза и правовой инспектор труда доказали, что трудовой договор заключен на неопределенный срок

Машинист котельной работал в Федеральном государственном унитарном предприятии «356 Управление начальника работ» Министерства обороны Российской Федерации, впоследствии преобразованного в ОАО «356 УНР». Котельная была передана в аренду ОАО «РЭУ». Машиниста уволили из ОАО «356 УНР» и приняли в ОАО «РЭУ» на основании срочного трудового договора, срок которого определен сроком аренды котельной.

Считая, что у работодателя отсутствовали законные основания для заключения трудового договора на определенный срок, член профсоюза обратился в Камчатский краевой суд с жалобой на решение Петропавловска-Камчатского городского суда, который отказал признать срочный трудовой договор заключенным на неопределенный срок и восстановить на работе в должности машиниста.

Представителем члена профсоюза выступила специалист Правовой инспекции труда Федерации профсоюзов Камчатки.

Камчатский краевой суд отменил решение суда первой инстанции и отметил, что такое основание как договор аренды для заключения срочного трудового договора в ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации не содержится. Само наличие такого договора аренды не свидетельствует о невозможности заключения с истцом трудового договора на неопределенный срок.

В решении вышестоящего суда отмечено, что работодатель (арендатор) продолжает оказывать услуги по теплоснабжению, поскольку заключило дополнительное соглашение о продлении срока аренды котельной; все работники продолжают работать, а на должность истца приняли другого работника.

Ответчик не доказал наличие обстоятельств о невозможности заключения трудового договора на неопределенный срок. В связи с чем суд признал трудовой договор заключенным на неопределенный срок и обязал работодателя восстановить работника на работе немедленно. В пользу члена профсоюза взыскана заработная плата за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда.

Профсоюз не позволил уволить одинокую мать

Молодая мама после рождения ребенка, была вынуждена выйти на работу. Ей, как одинокой матери, согласно трудовому законодательству был установлен режим неполного рабочего времени, что в дальнейшем явилось причиной недовольства представителя работодателя. Чтобы выполнить объем работы работнице приходилось дополнительно выходить во внеурочные часы, которые она планировала компенсировать отгулами. В дальнейшем написала заявление о предоставлении дополнительных дней отдыха и, не дожидаясь приказа, не вышла на работу. Такая практика на предприятии сложилась давно, визы начальника цеха было достаточно. Однако на этот раз, время отдыха оказалось не отгулом, а прогулом. Работодатель воспользовался ситуацией и уволил члена профсоюза.

На помощь пришел комитет Челябинской областной организации «Всероссийского Электропрофсоюза». Юрист профсоюза доказал в суде незаконность увольнения.

Молодая мама восстановлена на работе, ей выплачена денежная компенсация за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда.

Без согласия профсоюза уволить работника не удалось

Член профсоюза работал в должности главного инженера системы кабельного телевизионного вещания. Приказом работодателя был уволен по сокращению штата в связи с реорганизацией организации (п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации). Увольнение считает незаконным, в том числе в связи с тем, что истцу не были предложены все вакансии по новому штатному расписанию.

Увольнение произведено без согласия профкома профсоюза работников культуры, членом которого истец является.

Работник обратился в суд с иском к работодателю с требованиями об отмене приказа об увольнении и о восстановлении на работе, а также взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Пунктом 26 Постановления Пленума ВС Российской Федерации № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъясняется, что в случае несоблюдения работодателем требований закона о предварительном (до издания приказа) получении согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа на расторжение трудового договора, либо об обращении в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации за получением мотивированного мнения профсоюзного органа о возможном расторжении трудового договора с работником, когда это является обязательным, увольнение работника является незаконным и он подлежит восстановлению на работе. Работодателем при увольнении истца не была соблюдена процедура получения согласия выборного профсоюзного органа на расторжение договора с истцом. При таких обстоятельствах, увольнение работника является не законным.

Суд принял решение о восстановлении истца в прежней должности согласно трудового договора и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Профком доказал в суде, что оснований для возвращения иска не было

Преображенский районный суд города Москвы постановил вернуть исковое заявление ППО ГБУЗ города Москвы «ГКБ № 70 ДЗМ» в интересах работника к ГБУЗ города Москвы «ГКБ № 70 ДЗМ» о признании незаконным Положения о врачебной комиссии, признании незаконными выводов врачебной комиссии, отмене дисциплинарного взыскания (п. 4 ч. 1 ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Суд посчитал, что заявление, подписанное председателем профкома, подано без документов, подтверждающих полномочия на подачу данного искового заявления.

ППО не согласилась с позицией суда и подала жалобу, в которой указала, что к исковому заявлению приложены выписка из ЕГРЮЛ в отношении МОО-ППО ГБУЗ ГКБ № 70 ДЗМ, выписка из протокола отчетно-выборной профсоюзной конференции № 5 от 31.01.2012 об избрании председателем сроком на 5 лет, а также копия письменного заявления работника об обращении в профсоюзную организацию за защитой трудовых прав.

При таких данных, определение о возвращении иска первичной профсоюзной организации было необоснованным, в связи с чем вышестоящая судебная инстанция признала его незаконным и подлежащим отмене.

Выявленное нарушение норм процессуального права позволило признать определение незаконным

В Московский городской суд обратилась Первичная профсоюзная организация работников ООО «***» с жалобой на определение Басманного районного суда г. Москвы об оставлении искового заявления о признании незаконным и отмене Положения об оплате труда водителей-экспедиторов без движения (ст. 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), т.к. истцом к заявлению не была приложена квитанция об оплате государственной пошлины. Судом указано, что освобождение от уплаты государственной пошлины в соответствии с п.п.1 п.1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации распространяется только на истцов — работников, а не на профсоюзные организации.

Однако статьей 23 Федерального закона от 12.01.1996 № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» предусмотрено, что в случаях нарушения законодательства о труде профсоюзы вправе по просьбе членов профсоюза, других работников, а также по собственной инициативе обращаться с заявлениями в защиту их трудовых прав в органы, рассматривающие трудовые споры.

Из содержания искового заявления усматривается, что оно подано в целях защиты трудовых прав работников — членов профсоюзной организации, которые истец полагает нарушенными в связи с принятием локального нормативного акта — Положения об оплате труда водителей-экспедиторов. Соответственно профсоюзная организация не должна оплачивать государственную пошлину.

Исходя из этого, судебная коллегия отменила обжалуемое определение и отметила, что исковое заявление подано с соблюдением требований ст.ст. 131, 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и законных оснований для оставления его без движения у судьи не имелось.

Профсоюз имеет право обращаться в суд для защиты прав работников — членов профсоюза

Первичная профсоюзная организация работников АУ ФГУП «Почта России» обратилась в суд с иском в интересах члена профсоюза к ФГУП «Почта России» об оспаривании увольнения, восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, ссылаясь на неправомерные действия работодателя.

Суд отказал в принятии искового заявления ППО, ссылаясь на п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходил из того, что заявление предъявлено в защиту прав, свобод и законных интересов работника организацией, которой законом не предоставлено такое право.

Профсоюз обратился в суд с жалобой на определение судьи.

Из содержания искового заявления следует, что работник, в защиту трудовых прав которого подано исковое заявление первичной профсоюзной организацией работников АУ ФГУП «Почта России», является членом этого профсоюза.

Таким образом, профсоюзная организация вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав членов профсоюза по их просьбе в случае нарушения законодательства о труде.

Судебная коллегия приняла решение отменить определение.

Профсоюз борется против ухудшения положения работников

Иркутское областное объединение организаций профсоюзов обратилось в суд с заявлением о признании постановления Правительства Иркутской области от 18 декабря 2013 г. № 597-пп «О внесении изменений в постановление Правительства Иркутской области от 21 января 2011 г. № 1/1-пп «О Порядке организации возмещения расходов, связанных с предоставлением педагогическим работникам государственных учреждений Иркутской области и муниципальных образовательных учреждений мер социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг» и постановления Правительства Иркутской области от 25 апреля 2014 г. № 220-пп «О внесении изменений в Порядок организации возмещения расходов, связанных с предоставлением отдельным категориям педагогических работников мер социальной поддержки по оплате жилых помещений, отопления и освещения» противоречащими федеральному законодательству, а именно ст. 35.1 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 11 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», а также ст. 7 и ст. 9 Закона Иркутской области от 24 декабря 2007 г. № 138-03 «О трехсторонней комиссии Иркутской области по регулированию социально-трудовых отношений». Профком указал, что Правительство Иркутской области нарушило предусмотренный названными выше нормами законов порядок принятия нормативных правовых актов в сфере труда, поскольку проекты обжалуемых постановлений в целях согласования социально-экономических интересов сторон социального партнерства в трехстороннюю комиссию Иркутской области по регулированию социально-трудовых отношений предварительно не направлялись.

Смотрите так же:  Налог на роскошь в 2020 году. Налог на машину свыше 3 млн

По мнению профсоюзной организации изменения, которые были внесены данными постановлениями, привели к ухудшению положения членов профсоюза и получение педагогическими работниками денежной компенсации стало затруднительным.

Решением суда заявление профсоюза было частично удовлетворено с признанием того, что указанные нормативные правовые акты приняты в нарушение установленной процедуры учета мнения профсоюзов, которая должна была осуществляться путем согласования проекта нормативного правого акта с трехсторонней комиссией Иркутской области.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июля 2012 г. N 56-КГ12-3 Суд отменил ранее принятые решения, которыми профсоюзной организации отказано в удовлетворении исковых требований к открытому акционерному обществу о признании незаконным отказа в предоставлении информации о привлечении работников предприятия к работе сверхурочно и в выходные дни, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку нижестоящим судом допущены существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление прав и законных интересов первичной профсоюзной организации

председательствующего Корчашкиной Т.Е.,

судей Гуляевой Г.А. и Назаровой А.М.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску первичной профсоюзной организации «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района Приморского края к открытому акционерному обществу «Дальневосточная генерирующая компания» о признании незаконным отказа в предоставлении информации о привлечении работников предприятия к работе сверхурочно и в выходные дни, по кассационной жалобе первичной профсоюзной организации «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района Приморского края на решение Пожарского районного суда Приморского края от 6 июля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 29 августа 2011 года, которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

9 марта 2011 года первичная профсоюзная организация «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района Приморского края обратилась к директору филиала «Лучегорский угольный разрез» открытого акционерного общества «Дальневосточная генерирующая компания» о предоставлении информации о привлечении работников указанного разреза к работе сверхурочно и в выходные дни, с указанием работников поимённо, даты привлечения к указанным работам, количества часов работы и оплаты за отработанный период времени по каждому подразделению за периоды с 1 января 2010 года по 31 декабря 2010 года и с 1 января 2011 года по 28 февраля 2011 года. Кроме того, просила предоставить обоснование в виде локальных нормативных актов по привлечению работников к работе сверхурочно и в выходные дни. 16 марта 2011 года директор филиала «Лучегорский угольный разрез» Воздвиженский Ю.А. отказал в предоставлении такой информации, сославшись на отсутствие законных оснований для её предоставления. В связи с этим первичная профсоюзная организация «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района Приморского края обратилась в суд с названным иском к открытому акционерному обществу «Дальневосточная генерирующая компания» о признании незаконным отказа в предоставлении информации о привлечении работников предприятия к работе сверхурочно и в выходные дни, ссылаясь на то, что ответчик нарушает права профсоюзов и просил признать действия открытого акционерного общества «Дальневосточная генерирующая компания», выразившиеся в отказе в предоставлении информации представителям работников в лице профсоюзной организации и её выборных органов незаконными, нарушающими трудовое законодательство.

Решением Пожарского районного суда Приморского края от 6 июля 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 29 августа 2011 года, в иске первичной профсоюзной организации «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района Приморского края отказано.

10 февраля 2012 первичной профсоюзной организацией «Разреза Лучегорский» подана кассационная жалоба, поименованная надзорной жалобой, в которой ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и передаче дела на новое рассмотрение.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 марта 2012 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 2012 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, будучи надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии, не явились, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены такого характера существенные нарушения.

В соответствии с частью 1 статьи 11 Федеральный закон от 12 января 1996 года № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации и их органы представляют и защищают права и интересы членов профсоюзов по вопросам индивидуальных трудовых и связанных с трудом отношений, а в области коллективных прав и интересов — указанные права и интересы работников независимо от членства в профсоюзах в случае наделения их полномочиями на представительство в установленном порядке.

Согласно части 3 статьи 13 названного закона первичные профсоюзные организации, профсоюзы, их объединения (ассоциации) вправе осуществлять профсоюзный контроль за выполнением коллективных договоров, соглашений.

Судом установлено, что 9 марта 2011 года председатель первичной профсоюзной организации «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района обратился к директору филиала «Лучегорский угольный разрез» открытого акционерного общества «Дальневосточная генерирующая компания» о предоставлении информации о привлечении работников указанного филиала к работе сверхурочно и в выходные дни поимённо, с указанием работника, даты его привлечения к работе, количества часов работы, оплаты за отработанный период по каждому подразделению филиала за периоды с 1 января по 31 декабря 2010 года и с 1 января по 28 февраля 2011 года. Аналогичное требование о предоставлении информации было направлено тем же профсоюзным органом 10 мая 2011 года тому же должностному лицу.

16 марта и 17 мая 2011 года администрацией указанного филиала отказано профсоюзному органу в предоставлении запрошенной информации со ссылкой на то, что действующее законодательство ограничивает работодателя в возможности передачи персональных данных работника третьим лицам, в том числе и представителям работников.

Разрешая спор, суд исходил из того, что предоставление вышеуказанной информации возможно лишь в случае нарушения работодателем условий коллективных договоров, соглашений, в то время как доказательств, подтверждающих нарушения работодателем условий коллективных договоров, соглашений профсоюзной организацией не представлено. При этом суд, сославшись на статью 88 Трудового кодекса РФ, регламентирующую порядок передачи работодателем персональных данных работника, указал, что запрашиваемая информация относится к персональным данным работников и её передача работодателем возможна только при наличии угрозы жизни или здоровью работников либо с их письменного согласия, которое не было получено. Кроме того, не все работники филиала, данные о которых запрашивались, являются членами указанного профсоюза.

Между тем Судебная коллегия полагает данный вывод судебных инстанций основанным на неправильном применении и толковании норм материального права, а также не соответствующим установленным судом по данному делу обстоятельствам.

В соответствии со статьями 40 и 41 Трудового кодекса Российской Федерации коллективный договор — правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации и заключаемый работниками и работодателем в лице их представителей. Содержание и структура коллективного договора определяются сторонами и в него могут включаться обязательства работников и работодателя по следующим вопросам: формам, системам и размерам оплаты труда, рабочему времени и времени отдыха и другим вопросам, определенным сторонами.

В силу действия статьи 31 указанного Кодекса контроль за выполнением коллективного договора, соглашения осуществляется сторонами социального партнерства, их представителями, соответствующими органами по труду. При проведении указанного контроля представители сторон обязаны предоставлять друг другу необходимую для этого информацию не позднее одного месяца со дня соответствующего запроса.

Часть 3 статьи 13 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» устанавливает, что первичные профсоюзные организации вправе осуществлять профсоюзный контроль за выполнением коллективных договоров и соглашений и в соответствии с частью 1 статьи 17 указанного Закона профсоюзы вправе бесплатно и беспрепятственно получать от работодателя информацию по социально-трудовым вопросам.

Статья 88 Трудового кодекса РФ предусматривает, что при передаче персональных данных работника работодатель должен соблюдать следующие требования: не сообщать персональные данные работника в коммерческих целях без его письменного согласия; предупредить лиц, получающих персональные данные работника, о том, что эти данные могут быть использованы лишь в целях, для которых они сообщены, и требовать от этих лиц подтверждения того, что это правило соблюдено. Лица, получающие персональные данные работника, обязаны соблюдать режим секретности (конфиденциальности). Данное положение не распространяется на обмен персональными данными работников в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами; осуществлять передачу персональных данных работника в пределах одной организации, у одного индивидуального предпринимателя в соответствии с локальным нормативным актом, с которым работник должен быть ознакомлен под роспись; разрешать доступ к персональным данным работников только специально уполномоченным лицам, при этом указанные лица должны иметь право получать только те персональные данные работника, которые необходимы для выполнения конкретных функций.

Таким образом, из приведенных норм законодательства следует, что сведения о заработной плате, времени труда и отдыха относятся к вопросам регулируемым коллективным договором, что в свою очередь отнесено к функциям профсоюзов, направленным на осуществление контроля за соблюдением трудового законодательства, коллективных договоров и соглашений. Аналогичные положения содержатся также в Уставе Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности (пункт 2.4 Устава) и в положениях коллективного договора от 3 декабря 2010 года, подписанного филиалом «Лучегорский угольный разрез» и истцом (пункт 1.2., разделы 2, 4, 6, 9).

Кроме того, судебные инстанции не учли, что в соответствии с требованиями пункта 1 части 2 статьи 6 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных», в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, согласие субъекта персональных данных не требуется в случае, если обработка персональных данных осуществляется на основании федерального закона, устанавливающего её цель, условия получения персональных данных и круг субъектов, персональные данные которых подлежат обработке, а также определяющего полномочия оператора, каковым в силу действия пункта 2 части 1 статьи 3 указанного Закона выступает первичная профсоюзная организация, осуществляя мероприятия по защите трудовых прав работников.

В данном случае первичная профсоюзная организация, запросив у работодателя предоставление информации и локальных нормативных актов по вышеуказанным вопросам, действовала в целях исполнения условий указанного коллективного договора, что в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 6 названного Закона является дополнительным основанием для обработки персональных данных в целях исполнения договора, без согласия субъекта персональных данных, являющегося одной из сторон договора.

Таким образом, по мнению Судебной коллегии, вывод суда о том, что предоставление информации по исполнению коллективного договора в части привлечения работников указанного разреза к работе сверхурочно и в выходные дни, с указанием работников поимённо, даты привлечения к указанным работам, количества часов работы и оплаты за отработанный период времени по каждому подразделению за периоды с 1 января 2010 года по 31 декабря 2010 года и с 1 января 2011 года по 28 февраля 2011 года возможно только при наличии угрозы жизни или здоровью работников либо с их письменного согласия, которое не было получено, не соответствует изложенным требованиям законодательства и основан на неправильном толковании норм материального права. Вместе с тем, нельзя согласиться и с доводом суда о том, что истец вправе был истребовать указанную информацию лишь при наличии доказательств о нарушениях работодателем условий коллективного договора, поскольку такие нарушения могли быть установлены лишь после получения соответствующей информации

При таких обстоятельствах данный отказ работодателя в предоставлении такой информации не позволяет первичной профсоюзной организации, представляющей интересы работников, осуществлять в полном объеме функции, возложенные на него в силу закона, а также не допускает проверить правомерность привлечения их к работе сверхурочно и в выходные дни в безопасных условиях труда и с соответствующей требованиям законодательства оплатой труда, в результате чего может повлечь за собой массовые нарушения трудовых прав работников.

Кроме того, суд не учел, что действующая в настоящее время с 1 июля 2011 года редакция статьи 6 Федерального закона Российской Федерации от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» предоставляет возможность обработки персональных данных и в случаях, когда их обработка необходима для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных и когда обработка персональных данных осуществляется в статистических или иных исследовательских целях при условии обязательного обезличивания персональных данных.

Судебная коллегия находит ошибочным также и вывод суда о том, что запрашиваемая информация, касающаяся работников, не являющихся членами профсоюза, могла быть предоставлена только с их согласия, поскольку указанная информация связана с защитой коллективных прав и интересов членов трудового коллектива «Разреза Лучегорский», то в силу пункта 1.1 коллективного договора работники данного предприятия как являющиеся членами профессионального союза, так и не являющиеся таковыми в лице первичной профсоюзной организации, являются стороной указанного договора, в связи с чем их согласия не требуется.

В связи с изложенным состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными, а допущенные судом первой инстанции и не устранённые судом кассационной инстанции вышеуказанные нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможно восстановление прав и законных интересов первичной профсоюзной организации «Разреза Лучегорский» Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Лучегорского топливно-энергетического комплекса Пожарского района Приморского края. В связи с чем они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Пожарского районного суда Приморского края от 6 июля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 29 августа 2011 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий Корчашкина Т.Е.
Судьи Гуляева Г.А.
Назарова А.М.

Обзор документа

Поводом для обращения профсоюза в суд послужил отказ работодателя предоставить определенную информацию.

Речь шла о сведениях о привлечении сотрудников компании к работе сверхурочно и в выходные дни (с указанием их Ф.И.О., количества часов, размера оплаты и т. п.).

Суды двух инстанций сочли отказ правомерным.

СК по гражданским делам ВС РФ отправила дело на новое рассмотрение и указала следующее.

Закон о профсоюзах наделяет их правом осуществлять контроль за выполнением коллективных договоров, соглашений.

Профсоюзы вправе бесплатно и беспрепятственно получать от работодателя информацию по социально-трудовым вопросам.

Исходя из законодательства, сведения о зарплате, времени труда и отдыха относятся к вопросам, регулируемым коллективным договором.

Следовательно, такие вопросы относятся к функциям профсоюзов, которые контролируют соблюдение трудового законодательства, коллективных договоров и соглашений.

В силу Закона о персональных данных (в редакции, действовавшей в спорный период) согласие субъекта этих данных не требуется в случае, если информация обрабатывается на основании федерального закона.

При этом последний устанавливает цель такой обработки, условия получения сведений, круг субъектов, персональные данные которых используются, а также определяет полномочия оператора (каковым в силу Закона о профсоюзах выступает первичная профсоюзная организация, защищающая трудовые права работников).

С 1 июля 2011 г. Закон о персональных данных предоставляет возможность их обработки и в случаях, когда это необходимо для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно значимых целей.

Таким образом, профсоюз, запросив у работодателя спорную информацию, действовал в целях исполнения условий коллективного договора на основании закона. Подобное является дополнительным основанием для обработки без согласия субъекта персональных данных, который выступает одной из сторон названного соглашения.

Новости

МОСКВА, 31 янв — РАПСИ. Представители межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА) подали жалобу на решение о ликвидации объединения в Верховный суд (ВС) РФ, об этом заявил член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Борис Кравченко.

Кравченко от имени возглавляемой им Конфедерации труда России направил в Международную организацию труда жалобу на нарушение Конвенции «относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию» решением о ликвидации МПРА.

«Мы очень рассчитываем, что национальная судебная система справится с этим вызовом и надеемся, что решение Санкт-Петербургского городского суда не устоит в ВС. Проведенный специалистами в различных отраслях права анализ свидетельствует о неправосудности решения», — заявил член СПЧ. Кравченко также добавил, что СПЧ подготовило заключение по делу, и как только оно будет утверждено, позиция правозащитников и их аргументы будут доведены до сведения Генеральной прокуратуры РФ.

Кравченко отметил, что профсоюзам предоставлены гарантии невмешательства в их деятельность со стороны государства на уровне российского и международного законодательства, а решение суда о ликвидации МПРА противоречит ряду норм права. Как подчеркнул Кравченко, Минюст и прокуратура не требовали внесения МПРА, входящего в международное объединение профсоюзов IndustriALL Global Union, в реестр иностранных агентов. Однако, по мнению государственных органов, профсоюз нарушил положения законодательства РФ о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента.

Городской суд Санкт-Петербурга 10 января ликвидировал МПРА по иску прокурора города в защиту неопределенного круга лиц. Согласно доводам прокуратуры, в деятельности профсоюза был выявлен ряд нарушений, и в частности, установлены функции «Рабочей ассоциации» как иностранного агента и факт ведения организацией политической деятельности. В профсоюзе отрицают наличие иностранного финансирования, и отмечают, что свидетельствующие об этом документы были предоставлены надзорному ведомству. Председатель «Рабочей ассоциации» Алексей Этманов заявил, что процесс о ликвидации объединения был инициирован крупными автопредприятиями, которые ранее предпринимали попытки узнать о членстве своих работников в профсоюзе, в том числе при помощи прокуратуры.

«Рабочая ассоциация» объединяет рабочих более 16 автопредприятий, является членской организацией Конфедерации труда России и глобального профсоюза IndustriALL. Председателем профсоюза является Алексей Этманов, организатор нескольких забастовок на заводе «Форд» во Всеволожске и бывший депутат Законодательного собрания Ленинградской области.

Теория и практика разрешения споров с участием профсоюзов

(Сенников Н. М.) («Трудовое право», 2007, N 8)

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ С УЧАСТИЕМ ПРОФСОЮЗОВ

Сенников Н. М., директор юридического исследовательского центра профсоюзного права, кандидат юридических наук, доцент.

Законодательство СССР вплоть до 1992 г. предусматривало не только права профсоюзов по представлению и защите прав и интересов работников при разрешении индивидуальных трудовых споров, но также право профсоюзов в отдельных случаях разрешать эти споры . Причем профсоюзы не только входили в состав комиссий по трудовым спорам (КТС), но вправе были непосредственно рассматривать и выносить решения по трудовым спорам, по которым в общезаводской комиссии не было достигнуто соглашение, а также по жалобам работников на решения общезаводских КТС . Закон предусматривал право как работника, так и администрации предприятия в случае несогласия с решением профсоюзного комитета обжаловать его решение в суде. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Практический комментарий к законодательству о трудовых спорах А. М. Куренного включен в информационный банк. —————————————————————— См.: Куренной А. М., Миронов В. И. Практический комментарий к законодательству о трудовых спорах. М.: Дело, 1997. С. 22. См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1974 г. «Об утверждении Положения о порядке рассмотрения трудовых споров» // СЗ СССР. 1990. Т. 2. С. 450.

Таким образом, главной формой участия профсоюзов в разрешении споров в советское время являлось их участие в КТС, а также самостоятельное разрешение споров между работниками и администрацией. Такого рода споры достаточно хорошо были изучены специалистами трудового права . В то же время отмечалось, что споров между профкомом и администрацией судами рассматривалось крайне мало, из чего делался вывод о высоком качестве работы профкомов как юрисдикционных органов . Иного рода споры (например, имущественные споры между профсоюзными организациями или споры с государственными органами по вопросу государственной регистрации профсоюзов и т. д.) либо не могли возникнуть в силу того, что соответствующих общественных отношений просто еще не существовало, либо в связи с тем, что их разрешение осуществлялось внесудебным порядком. ——————————— См., например: Гаврилина А. К., Ставцева А. И., Чиканова Л. А. Порядок разрешения индивидуальных трудовых споров. М.: Профиздат, 1993; Гершанов Е. М. Если произошел конфликт… Как разрешаются трудовые споры в СССР. М.: Профиздат, 1981; Кафтановская А. М. Порядок рассмотрения трудовых споров. М.: Профиздат, 1975; Науменко Е. Н. Практика разрешения трудовых споров. М.: Профиздат, 1992; Смолярчук В. И. Права профсоюзов в регулировании трудовых отношений рабочих и служащих. М.: Профиздат, 1973; Сошникова Т. А. Полномочия профсоюзов по защите прав и интересов трудящихся. М.: Знание, 1987. См., например: Шеломов Б. А. Контроль профсоюзов за соблюдением трудового законодательства. М.: Профиздат, 1980. С. 184 — 185.

Наиболее распространенным в последнее десятилетие XX века и хорошо изученным является такой вид споров с участием профсоюзов, как коллективные трудовые споры, исследованию которых уделялось большое внимание в науке . Основу правового регулирования участия профсоюзов в разрешении коллективных трудовых споров в России заложил Указ Президента РФ от 15 ноября 1991 г. N 212 «О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)» . Согласно указу, в целях создания системы социального партнерства в области социально-трудовых отношений, разрешения трудовых конфликтов в условиях перехода к рыночной экономике министерствам и ведомствам России, концернам, корпорациям, ассоциациям и другим объединениям независимо от форм собственности, получившим право отраслевого представительства, предписывалось создать в месячный срок для подготовки проектов соглашений и урегулирования трудовых споров (конфликтов) отраслевые комиссии в составе работодателей и представителей профсоюзов. При Министерстве труда и занятости населения была создана Служба разрешения трудовых конфликтов. На нее было возложено, в частности, изучение причин возникновения трудовых споров и их устранение. ——————————— См., например: Власов В. И., Крапивин О. М. Разрешение коллективных трудовых споров // Гражданин и право. 2001. N 2, 3; Зеленов Ф. М. Правовые проблемы участия профессиональных союзов в разрешении коллективных трудовых споров: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. 1999; Зубкова А. Коллективные трудовые споры и способы их разрешения // Хозяйство и право. 1997. N 11. С. 29 — 39; Лютов Н. Л. Некоторые проблемы законодательства о порядке разрешения коллективных трудовых споров // Трудовое право. 2002. N 1. С. 26 — 33; Соловьев А. В. Участие профсоюзного органа в конфликтной ситуации // Гражданин и право. 2001. N 6; Чуча С. Ю. Коллективные трудовые споры в РФ: Автореферат диссертации кандидата юридических наук. Екатеринбург, 1997; Шугаев А. А. Правовые основы участия профсоюзов в урегулировании разногласий между работниками и работодателем // Российский судья. 2001. N 9. С. 9 — 22. Ведомости СНД и ВС РСФСР. 21 ноября 1991 г. N 47. Статья 1611.

Однако участие профсоюзов в общественных отношениях различной отраслевой принадлежности в качестве субъектов права, правовое регулирование их деятельности, а с другой стороны, демократизация внутрисоюзной жизни, плюрализм, изменение менталитета членов профсоюза и т. д. — все это порождает возможность возникновения различного рода споров, как между самими профсоюзами, так и между ними и иными субъектами общественных отношений. Таким образом, предмет споров с участием профсоюзов сегодня значительно отличается от того, который был в советское время и включает в себя не только (и не столько) споры в сфере трудовых отношений, но и иных общественных отношений. Современная судебная практика показывает значительный рост общего количества споров с участием профсоюзов после вступления в силу в 1996 г. Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», а также принятия иных нормативных правовых актов, непосредственно затрагивающих деятельность профсоюзов. Некоторые специалисты, отрицающие единство правовых и внутрисоюзных норм, регулирующих деятельность профсоюзов, указывают на то обстоятельство, что после их (профсоюзов) государственной регистрации в качестве юридических лиц они становятся обычными субъектами права, и нет никакого смысла выделять и изучать правоотношения с участием профсоюзов только по субъектному признаку . С такой точкой зрения вряд ли можно согласиться. Многие ведущие специалисты российского трудового права подчеркивали своеобразие профессиональных союзов как субъектов права, оказывающее значительное влияние на правое регулирование их деятельности . Сегодня практическая и научная проблема заключается как раз в исследовании этих особенностей. То есть смысл исследования должен заключаться не в определении неких специфических профсоюзных споров (по аналогии с трудовыми), а в изучении влияния особенностей профсоюзов как субъектов права на разрешение споров с их участием. ——————————— См.: Сенников Н. М. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» / Науч. ред. доктор юрид. наук, проф. С. П. Маврин. Издание 2-е. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005 (далее — Сенников Н. М. Постатейный комментарий…); Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». Постатейный комментарий. Постатейные материалы. Образцы документов. Издание 2-е. М.: Центр социально-трудовых прав, 2003 (далее — Постатейный комментарий Центра социально-трудовых прав…). См., например: Сафонов В. Профсоюзное право: теоретические и практические проблемы // Профсоюзная база данных. Вкладыш к еженедельнику «Солидарность». 2005. N 11. С. 4; Смирнов О. Особенности правового положения советских профсоюзов в условиях развитого социалистического общества // Профсоюзы и трудовое право: Сборник научных трудов. М.: Профиздат, 1979. С. 20. См., например: Курс российского трудового права: В 3-х т. Том I. Часть Общая / Под ред. доктора юрид. наук, проф. Е. Б. Хохлова. С. 441; Смолярчук В. И. Проблемы профсоюзного права // Хозяйственная реформа и трудовое право. М.: Наука, 1970. С. 24. Хотя нужно отметить, что существует и такая категория споров, а именно споров между профсоюзами в рамках внутрисоюзной системы, разрешаемых в судебном порядке.

К сожалению, сегодня отсутствие научной концепции споров с участием профсоюзов создает определенные трудности в правоприменительной практике. Суды в условиях неоднозначного законодательства, отсутствия наработанной судебной практики, игнорирования практики авторитетных международных органов (таких, как Комитет по свободе объединения АС МОТ, Комитет экспертов АС МОТ, Европейский суд по правам человека) нередко по аналогичным делам принимают диаметрально противоположные решения. В связи с этим для практикующих профсоюзных юристов и профсоюзных руководителей задача классификации, систематизации, выявления сущности и содержания споров с участием профсоюзов имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое значение . Кроме того, как представляется автору, обобщение судебной практики и выявление общих тенденций правоприменения позволяет реально очерчивать границы свободы объединения в профсоюзы, реализуемые на практике. ——————————— На протяжении 2005 — 2006 гг. автор неоднократно выступал с сообщениями по вышеуказанной проблематике на различных семинарах профсоюзных юристов и выражает благодарность коллегам за высказанные замечания и предложения, а также предоставленные ими тексты судебных решений.

Смотрите так же:  Регистрация ооо на человека. Регистрация ооо на человека

В рамках одной статьи сложно изложить все виды споров с участием профсоюзов, поэтому автор предполагает опубликовать несколько статей, по возможности охватывающих весь спектр указанной проблемы. Первая статья посвящена общей классификации споров с участием профсоюзов и исследованию первой группы споров.

В качестве системы критериев классификации споров с участием профсоюзов можно предложить следующую совокупность критериев . ——————————— Под термином «профсоюзы» в дальнейшем мы будем понимать как профсоюзные организации в целом, так и профсоюзные органы, а также должностных лиц профсоюзов, при необходимости указывая, о каком конкретном субъекте идет речь. Вполне осознавая, что предлагаемая система классификации является первой в своем роде, автор допускает, что возможно и иное деление. Сразу необходимо обратить внимание на то, что каждый из предлагаемых критериев разбивает всю совокупность споров с участием профсоюзов на определенное число групп, при этом один и тот же спор может рассматриваться с точки зрения различных критериев.

1. Подведомственность спора суду

По данному критерию все множество споров с участием профсоюзов подразделяется на те, которые подведомственны суду (то есть могут разрешаться судами), и те, которые не подведомственны суду (то есть не могут разрешаться в судебном порядке). Споры, подведомственные суду, далее могут классифицироваться по подсудности — те, которые подсудны по первой инстанции мировым судьям (например, споры о соблюдении порядка учета мнения выборного профсоюзного органа ), районным судам (например, спор о незаконном увольнении профсоюзного руководителя ), судам субъектов РФ (например, споры о признании забастовки незаконной ) и Верховному Суду РФ (например, споры о признании незаконными постановлений Правительства РФ ). ——————————— Решение мирового судьи 158-го участка Санкт-Петербурга от 10 декабря 2004 г. по делу N 2-605 // Бюллетень Ассоциации юристов за трудовые права. 2005. N 12. С. 9 — 10. Решение суда г. Набережные Челны от 9 июня 2004 г. по делу N 2-2249, 1456/04 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 237 — 244. Определение ВС РФ от 14 марта 2003 г. N 58-Г03-4 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 360 — 364. Решение ВС РФ от 22 апреля 2002 г. N ГКПИ2002-405 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 452 — 456.

В свою очередь, споры с участием профсоюзов, не подведомственные суду, могут классифицироваться на две группы — те, процедура разрешения которых установлена законом (а значит, нарушение этой процедуры может быть оспорено в судебном порядке ), и те, разрешение которых законом не регулируется (например, споры по вопросам содержания учредительных документов профсоюзов, если они не нарушают закон ). ——————————— Решение Тульского областного суда от 25 марта 2002 г. // Постатейный комментарий Центра социально-трудовых прав… С. 406 — 409. Определение Октябрьского районного федерального суда Санкт-Петербурга от 25 января 2006 г. по делу N 2-566106 // Ассоциация юристов за трудовые права [Электронный ресурс]. http://llpa. ru:83/law.

2. Наличие экономических интересов

——————————— Может сложиться впечатление, что эта категория споров поглощается предыдущей классификацией. Однако это не так. При выделении споров по признаку их подведомственности суду единственным обстоятельством, имеющим значение, является наличие нарушенного права, при этом наличие или отсутствие экономического интереса у спорящих сторон не играет роли.

Этот критерий подразделяет все споры на две группы: рассматриваемые судами общей юрисдикции (например, споры об отказе в государственной регистрации профсоюза ) и рассматриваемые арбитражными судами (например, споры о принадлежности имущества профсоюзов ). ——————————— Решение Октябрьского районного федерального суда Санкт-Петербурга от 2 февраля 2001 г. по делу N 2-4000/01 // Постатейный комментарий Центра социально-трудовых прав… С. 233 — 237. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 декабря 2002 г. по делу N А56-24076/02 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 496 — 499.

3. Отношение к внутрисоюзной системе

На основании этого критерия споры делятся на внутрисоюзные — споры между профсоюзами (например, имущественные споры между профсоюзными организациями ) и внешние споры — между профсоюзами и иными субъектами общественных отношений (например, споры между профсоюзными организациями и работодателями о перечислении профсоюзных взносов ). ——————————— Постановление Президиума ВАС РФ от 17 декабря 2002 г. N 6661/02 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 493 — 496. Постановление ФАС ВСО от 18 декабря 2001 г. по делу N А19-3913/00-27-Ф02-3141/01-С2 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 548 — 552.

В свою очередь, внутрисоюзные споры могут далее классифицироваться по различным критериям. По положению во внутрисоюзной системе они делятся на споры: между выборными руководящими должностными лицами профсоюзных организаций с самими профсоюзными организациями (например, о признании итогов выборов руководителя профсоюзной организации недействительными ); между первичными профсоюзными организациями (например, о представительстве в едином представительном органе, создаваемом с целью проведения коллективных переговоров для заключения коллективного договора ); между вышестоящими и нижестоящими профсоюзными организациями (например, о перечислении части профсоюзных взносов ); между объединениями профсоюзных организаций (например, о принадлежности профсоюзного имущества ). ——————————— Решение суда г. Набережные Челны от 9 июня 2004 г. по делу N 2-2249, 1456/04 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 237 — 244. Определение Судебной коллегии ВС Республики Коми от 10 октября 2005 г. // Бюллетень Ассоциации юристов за трудовые права. N 15. С. 18 — 19. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2003 г. по делу N А56-21199/00. Постановление АС РСО-Алания от 12 ноября 2001 г. по делу N А61-770/01-13 // Арбитражный суд РСО-Алания [Электронный ресурс]. http://as. alanianet. ru/practice/a_a61-770-01-13.html.

4. Субъектный состав

По субъектному составу все споры с участием профсоюзов подразделяется на споры, в которых одной из сторон выступают: должностные лица профсоюзов (например, споры о нарушении гарантий профсоюзной деятельности выборным профсоюзным работникам ); профсоюзные организации (например, споры первичных профсоюзных организаций с работодателями о предоставлении помещения ); профсоюзные органы (например, спор о признании незаконным постановления профкома, затрагивающего права и свободы члена профсоюза ). ——————————— Решение Мирнинского районного федерального суда Республики Саха (Якутия) от 3 ноября 2004 г. по делу N 2-349/04 // Сенников Н. М. Учет мнения представительного органа работников. СПб.: Профсовет, 2005. С. 30 — 32. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 января 2003 г. по делу N А56-19137/01 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 536 — 539. Решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 7 октября 2002 г. // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 230 — 236.

5. Наличие публичного интереса

Этот критерий подразделяет споры на две группы: споры, в которых присутствует частноправовой интерес (например, спор об отказе работодателя в выполнении каких-либо положений коллективного договора ), и споры с наличием публичного интереса (например, споры о ликвидации профсоюзной организации ). ——————————— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 октября 2001 г. по делу N А56-6747/01. Определение ВС РФ от 30 ноября 1999 г. N 56-Г99-21 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 266 — 274.

6. Принадлежность к отрасли права

По данному критерию споры с участием профсоюзов подразделяются на основании принадлежности предмета спора к той или иной отрасли права: социально-трудовые (например, спор с работодателем об отказе предоставить информацию, необходимую для проведения коллективных переговоров ); гражданско-правовые (например, спор о защите чести и достоинства, а также деловой репутации председателя профсоюзной организации ); административные (например, спор о наложении административного штрафа на профсоюзную организацию ); налоговые (например, споры с налоговыми органами по вопросам исполнения налогового законодательства ) и т. д. ——————————— Решение Советского районного суда г. Владивостока Приморского края от 27 мая 2002 г. по делу N 2-2061/02 // Ассоциация юристов за трудовые права [Электронный ресурс]. http://llpa. ru:83/law. Заочное решение Петродворцового районного суда от 8 августа 2002 г. по делу N 2-9/02 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 558 — 561. Постановление ФАС Московского округа от 3 марта 2004 г. по делу N КА-А40/869-04. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29 июля 2003 г. по делу N А19-19812/02-24-Ф02-2258/03-С1 // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 486 — 491.

7. Возможность международно-правовой защиты нарушенных прав

Этот критерий подразделяет все споры с участием профсоюзов на две группы: те, которые в принципе могут рассматриваться международными юрисдикционными органами, и те, которые не подлежат рассмотрению ими. Первая группа включает в себя споры, рассматриваемые компетентными органами МОТ (например, Комитетом по свободе объединения АС МОТ ), а также споры, рассматриваемые Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). Возможность отнесения спора с участием профсоюза к первой группе обусловлена нарушением прав, свобод и законных интересов профсоюзов, охраняемых и защищаемых соответствующими международными актами. Так, основанием для обращения профсоюзной организации с жалобой в МОТ является нарушение ее прав, свобод и интересов, относящихся к общепризнанным принципам и нормам международного права, либо предусмотренным ратифицированными Российской Федерацией актами МОТ . ——————————— Рекомендации КСО АС МОТ по жалобе N 2216 Российского профессионального союза моряков // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 366 — 368. Решение Европейского суда по правам человека о приемлемости жалобы N 67336/01 от 19 октября 2004 г. // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 256 — 262. Основным органом МОТ, в компетенцию которого входит рассмотрение жалоб на нарушение свободы объединения, является Комитет по свободе объединения АС МОТ. С момента своего создания в 1951 г. по настоящее время им было рассмотрено в основном по жалобам профсоюзов около 3000 дел, по которым вынесены решения (см.: Свобода объединения: Сборник решений, принятых Комитетом по свободе объединения Административного совета МОТ и выработанных им принципов. МБТ. Женева, 1997. С. 1).

Вместе с тем, по-видимому, наиболее действенным международным механизмом защиты прав и свобод профсоюзов является механизм, предусмотренный Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ). Как известно, с целью эффективной защиты предусмотренных названной Конвенцией прав и свобод был создан специальный юрисдикционный орган — Европейский суд по правам человека. ЕКПЧ является одним из основных нормативных актов, направленных на юридическую защиту основных прав и свобод человека. Право на объединение отнесено этой Конвенцией к таким правам и закреплено в статье 11, которая предусматривает право каждого на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. С момента своего создания ЕСПЧ рассмотрел ряд дел, непосредственно связанных со свободой объединения, и вынес по ним решения , имеющие в соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ N 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» характер судебных прецедентов для российских судов. ——————————— СЗ РФ. 18 мая 1998 г. N 20. Статья 2143. Перечень наиболее интересных и важных решений по жалобам профсоюзов (относительно предмета данной статьи) приведен в работе: Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 188 — 189. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12.

Рассмотрим последовательно приведенные категории споров с участием профсоюзов.

Критерий подведомственности спора суду

Этот критерий является одним из важнейших, поскольку сама возможность и объем вмешательства государства в лице судебной власти в дела профсоюзов характеризуют границы свободы объединения. Право граждан на обращение в суд за защитой своих прав и законных интересов предусмотрено Конституцией РФ. Согласно статье 45 Конституции РФ, гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина, статьей 46 устанавливаются государственные гарантии судебной защиты прав и свобод каждому. Вместе с тем необходимо обратить внимание на то, что не всегда права и законные интересы граждан подлежат судебной защите. Верховный Суд РФ в Определении, вынесенном по делу Добычина , указал, что, поскольку предметом обжалования Добычина являлись обстоятельства, связанные с применением норм Устава КПРФ, относящихся к принципам и содержанию деятельности непосредственно общественных объединений, нельзя признать, что были нарушены права заявителя и что он может обратиться в суд по вопросам, регулируемым Уставом КПРФ и определяющим деятельность объединения, в частности, по порядку проведения конференций партии и членства в ней. Верховный Суд РФ признал законными решение районного суда и определение кассационной инстанции о прекращении производства по делу, отметив, что внутрипартийные отношения регулируются Уставом КПРФ и положения Федерального закона от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях» в данном случае неприменимы, поскольку им исключается вмешательство органов государственной власти в деятельность общественных объединений. ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 9.

Подведомственность споров о выполнении коллективных договоров

Одним из наиболее актуальных вопросов современной теории и практики трудового права является вопрос подведомственности споров, связанных с выполнением положений коллективного договора. Коллективный договор как средство регулирования трудовых отношений возник и получил быстрое развитие в Западной Европе в XIX веке. В России в силу ряда причин заключение коллективных договоров на предприятиях приобрело широкий размах лишь в начале XX века. Тогда же появились и первые российские научные исследования коллективного договора как правового феномена. Безусловно, основополагающие работы в этой сфере принадлежат перу выдающегося российского юриста проф. Л. С. Таля. В своих известных работах «Тарифный (коллективный) договор как институт гражданского права» (1909) , «Очерки промышленного права» (1916) он впервые глубоко и всесторонне исследовал коллективный договор с правовой точки зрения. В дальнейшем научные взгляды этого ученого нашли развитие применительно к новой советской действительности в трудах таких юристов, как В. Догадов , И. Войтинский , Я. Канторович , И. Кацеленбаум , С. Рабинович-Захарин и др. ——————————— См.: Таль Л. С. Тарифный (коллективный) договор как институт гражданского права. СПб., 1909. См.: Таль Л. С. Очерки промышленного права. СПб., 1916. См.: Догадов В. М. Коллективные договоры в буржуазных государствах и СССР. Л., 1926. См.: Войтинский И. С. Основные вопросы коллективного договора по Кодексу законов о труде // Вопросы труда. 1923. N 5, 6. С. 30 — 39. См.: Канторович Я. Коллективный договор. Изд-во Ленинградского Губпросвета, 1924. См.: Кацеленбаум И. С. Правовые вопросы коллективных договоров. М., 1929. См.: Рабинович-Захарин С. Коллективный (тарифный) договор по германскому и советскому праву // Вопросы труда. 1924. N 9. С. 93 — 104.

Профессор Л. С. Таль, рассматривая коллективный договор как институт гражданского права, о чем прямо свидетельствует название его первой работы, посвященной коллективному договору, тем не менее обращал внимание на ряд существенных особенностей, обусловленных трудоправовой природой отношений, регулируемых этим видом договора. Казалось бы, сегодня не должно возникать сомнений в том, к какой отрасли права относится коллективный договор, поскольку само это понятие, его содержание, процедура заключения, контроля и т. д. предусмотрены трудовым законодательством. Тем не менее на практике перед профсоюзными органами встают вполне конкретные проблемы, связанные с трактовкой коллективного договора не как института трудового права, а по меньшей мере как межотраслевого правового института. В качестве примера рассмотрим случай, который имел место в одном из акционерных обществ России . Работодатель отказался производить выплаты изобретателям и рационализаторам, предусмотренные действовавшим в АО коллективным договором (КД). После обращения профкома к государственному инспектору по труду последний вынес предписание работодателю, обязывающее его произвести выплаты согласно обязательствам по коллективному договору. Это требование государственного инспектора было обжаловано работодателем в Федеральную инспекцию по труду. В ответе, подписанном заместителем главного правового инспектора России, сообщалось, что требование государственного инспектора по труду отменено по причине того, что государственный надзор и контроль за соблюдением коллективного договора как правового акта органы государственной инспекции по труду осуществляют только в части, касающейся норм трудового права. Так как нормы КД, связанные с рационализаторской и изобретательской работой, не относятся к трудовым, государственный инспектор труда, выдавший предписание с требованием об исполнении этих положений КД, вышел за пределы своей компетенции. Таким образом, с точки зрения Федеральной инспекции труда, коллективный договор является межотраслевым нормативным правовым актом и контроль за его соблюдением в целом не является компетенцией инспекции по труду. ——————————— См.: Сенников Н. М. Коллективный договор — джентльменское соглашение или правовой акт? // Профсоюзная юридическая газета. Вкладыш к газете «Солидарность». 2003. N 35. С. 2 — 4.

Казалось бы, для такой позиции Государственной инспекции по труду есть определенные основания. Действительно, статья 356 ТК РФ, устанавливающая компетенцию органов Федеральной инспекции по труду, закрепляет их полномочия по осуществлению государственного надзора и контроля за соблюдением в организациях трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Понятие трудового законодательства предусмотрено статьей 5 ТК РФ и не включает в себя коллективные договоры и соглашения. Возможность договорного регулирования трудовых и непосредственно с ними связанных отношений в соответствии с трудовым законодательством, посредством заключения, изменения и дополнения коллективных договоров и соглашений предусмотрена статьей 9 ТК РФ. Этой же статьей установлено соотношение между трудовым законодательством и договорными актами в сфере труда — последние не должны снижать уровень гарантий работников по сравнению с первым. Трудовой кодекс закрепляет право контроля за выполнением коллективных договоров за сторонами социального партнерства и за органами по труду (статья 51 ТК РФ). Так как нормативными документами, устанавливающими компетенцию органов по труду, не предусмотрены никакие юридические меры воздействия на нарушителей коллективного договора, — эта норма закона практически не оказывает никакого влияния на регулирование трудовых отношений и сводится только к констатации соответствия или несоответствия коллективного договора трудовому законодательству. Учитывая, что регистрация КД носит уведомительный характер и факт его регистрации никаким образом не влияет на вступление его в силу (статья 50 ТК РФ), вышеназванные полномочия органов по труду являются фикцией, не способной оказать серьезного воздействия на нарушителя правового акта, каковым является, согласно ТК РФ, коллективный договор. Слабое утешение для работников предусмотрено статьей 55 ТК РФ, согл асно которой лица, представляющие работодателя, виновные в нарушении обязательств, предусмотренных коллективным договором, соглашением, подвергаются штрафу в размере и в порядке, установленном федеральным законом. Таким законодательным актом является Кодекс РФ об административных правонарушениях, который предусматривает, что в случае невыполнения обязательств по КД на виновника налагается штраф в размере до 50 МРОТ (статья 5.31 КоАП РФ). Совершенно очевидно, что приведенные юридические меры обеспечения обязательного характера КД являются недостаточными, неубедительными и неэффективными . ——————————— Необходимо заметить, что существует и иная точка зрения, так, например, проф. М. В. Молодцов считает, что установление административной ответственности за нарушение или невыполнение КД «предоставляет возможность для превращения социального партнерства в действенный инструмент согласования экономических и социальных интересов сторон в бесконфликтном порядке» (см.: Молодцов М. В., Головина С. Ю. Трудовое право России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2003. С. 123).

Проблема возможности судебной защиты прав, устанавливаемых коллективным договором, носит не только законодательный характер, но и доктринальный, так как среди юристов — специалистов в области трудового права также нет единства в решении данной проблемы. Так, например, проф. А. Ф. Нуртдинова считает, что в судебном порядке защите подлежат только нормативные положения КД, включенные в него на основании прямого указания закона . Данное утверждение основывается на части 4 статьи 41 ТК РФ , которая предусматривает включение в КД нормативных положений в случае прямого указания на это закона или иного нормативного правового акта. ——————————— См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. Ю. П. Орловского. М., 2002. С. 815 — 816. В редакции ТК РФ от 30 июня 2006 г. данное положение исключено.

В этом случае возникает закономерный вопрос — может ли КД содержать нормативные положения, которые не предусмотрены законодательством или иными нормативным правовыми актами, но не противоречат им и закрепляют дополнительные социально-трудовые права и гарантии работников? Например, во многих КД организаций реального сектора экономики содержатся нормативные положения о различных доплатах работникам при увольнении в связи с выходом на пенсию в зависимости от стажа работы в данной организации. Так, коллективный договор ОАО «Карельский окатыш» на 2000 — 2001 гг. предусматривал, что при увольнении работника впервые с работы по собственному желанию в связи с выходом на пенсию по любым основаниям ему выплачивается единовременное пособие с учетом непрерывного стажа работы на предприятии за первый год стажа работы — среднемесячный заработок, за каждый последующий год — 0,5 среднемесячного заработка, без ограничения предельного размера по стажу . ——————————— См.: Коллективный договор ОАО «Карельский окатыш». Костомукша, 2001.

С точки зрения теории права такое положение КД носит нормативный характер, поскольку адресовано неопределенному кругу лиц и не исчерпывается однократным его применением. Кроме того, ни Трудовой кодекс, ни какой-либо иной нормативный правовой акт не содержат предписаний включения соответствующих норм в КД. Тем не менее практика показывает, что реально заключаемые и действующие десятки лет КД в России содержат подобные нормативные положения, которые улучшают положение работников по сравнению с действующим трудовым законодательством. Каким образом осуществляется защита таких нормативных положений КД? Вправе ли работники в случае отказа работодателя от применения установленной КД нормы оспорить отказ в судебном порядке? Вправе ли профсоюзная организация в таком случае обратиться в суд с иском в защиту права работника либо работников по собственной инициативе? Профессор А. Ф. Нуртдинова считает, что даже в том случае, когда спор идет не об интересе, а о праве, рассмотрение спора должно осуществляться не в судебном порядке, а в примирительном, поскольку возникает коллективный трудовой спор, для которого законом установлен внесудебный порядок разрешения . ——————————— См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. Ю. П. Орловского. М., 2002. С. 816 — 817.

Коллективный договор содержит не только нормативные, но и обязательственные положения. А как быть в случае отказа работодателя от исполнения обязательств, взятых им на себя в коллективном договоре? И в этом случае с точки зрения профессора А. Ф. Нуртдиновой законом установлена не судебная, а примирительная процедура. Таким образом, с точки зрения уважаемого ученого, существует единственная возможность, предусмотренная законом, обжалования невыполнения КД в судебном порядке — когда нарушаются «информационные» нормы КД, включенные в него в силу прямого указания закона. Однако следует подчеркнуть, что высказываются и противоположные точки зрения. Так, например, проф. В. И. Миронов считает, что в каждом случае нарушения КД профсоюзная организация, представляющая работников, вправе в судебном порядке оспорить отказ работодателя от выполнения КД, так как «обязательство погашается не с истечением срока действия договора, а с его исполнением» . Профессор В. И. Миронов утверждает даже большее: «…впервые у профсоюзов появилась возможность обжаловать в судебном порядке условия коллективных договоров, которые ущемляют права и свободы человека и гражданина, гарантируемые в законодательстве. Причем без жалобы работника» . ——————————— См.: Миронов В. И. О проблемах применения Трудового кодекса Российской Федерации // Профсоюзная юридическая газета. 2002. N 7(13). С. 2. См.: Там же.

Интересно, что еще проф. Л. С. Таль в 1916 г. обратил внимание на социальную значимость КД, отметив, что заключение коллективных договоров «цивилизует» трудовые отношения, вводит их в рамки закона. Он писал: «Первоначально этим мирным трактатам никто не придавал значения юридической сделки; они исполнялись под угрозою стачки и локаута и под давлением общественного мнения. Но взгляд на них сначала в Англии и Америке, а позднее и на европейском континенте постепенно меняется. Начиная с последней четверти прошлого столетия в заинтересованных кругах крепнет сознание, что ПОДОБНОЕ СОГЛАШЕНИЕ СОЗДАЕТ ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ДЛЯ СТОРОН ОТНОШЕНИЕ, ЧТО ЕГО НЕИСПОЛНЕНИЕ СОСТАВЛЯЕТ НАРУШЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ И ЗАКОННЫЙ ПОВОД ДЛЯ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА (выделено мной. — Н. С.)» . Что касается нашего времени, то, видимо, не может быть сомнений в том, что если КД определен ТК РФ как правовой акт, то это означает, что нарушение любой из сторон любых его положений (как нормативных, так и обязательственных) должно обеспечиваться возможностью сторон договора прибегнуть к судебной защите своих прав, установленных КД, а следовательно, обратиться к принудительной силе государства по обязыванию нарушителя к исполнению договорных положений. ——————————— См.: Таль Л. С. Очерки промышленного права. С. 46.

Здесь уместно будет затронуть и другой аспект коллективно-договорного регулирования отношений в сфере труда. Как было отмечено выше, проф. Л. С. Таль в 1909 г. подчеркивал факт того, что обязательный характер КД достигается либо признанием этого факта со стороны государства и законодательным его закреплением, либо применением силы профсоюза. Трудовой кодекс РФ относит к основным задачам трудового законодательства создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства посредством заключения КД (статья 1), закрепляет обязанность работодателя соблюдать условия КД (часть 2 статьи 22); среди принципов социального партнерства предусматривает обязанность выполнения КД (статья 24); устанавливает ответственность за нарушение или невыполнение КД (статья 55). Перечисленные нормы закона позволяют сделать однозначный вывод о том, что КД российским законодательством рассматривается именно как правовой акт, а не джентльменское соглашение. Второй способ обеспечения обязательного характера КД — применение профсоюзами силовых акций (крайним выражением которых является забастовка). Для западных профсоюзов свойственным является то, что они прошли большую школу социального партнерства и добились фактической обязательности КД независимо от законодательного закрепления. Так, например, в некоторых национальных правовых системах западных стран (например, Великобритании ) коллективный договор не носит обязательного характера, тем не менее он, как правило, соблюдается. Этот способ обеспечения обязательного характера КД создает широкие возможности для профсоюзов. ——————————— Например, Аркадий Пригожин, президент Национального института сертифицированных консультантов по управлению, говоря о возможностях профсоюзов в переговорном процессе, отмечает: «Надо брать ситуацию в свои руки и доводить до нужного состояния, невзирая на качество законов. Любое законодательство предусматривает некую сферу активности, которая им не регламентируется и не регулируется… Уметь прибегать к угрозам на переговорах так же нормально, как и выдвигать позитивные предложения» // Солидарность. 2005. N 46. С. 11. См.: Киселев И. Я. Сравнительное и международное трудовое право: Учебник для вузов. М.: Дело, 1999. С. 246.

Поясним сказанное. Угроза применения забастовки в том случае, когда профсоюз имеет реальные возможности по ее организации и успешному проведению, предоставляет возможность значительно корректировать практику применения законодательства. В качестве примера такой корректировки можно привести факт закрепления в КД такой процедуры распространения условий КД на всех работников организации, которая фактически распространяет его только на тех работников, которые платят соответствующие денежные суммы (либо это членские профсоюзные взносы, либо так называемые взносы солидарности) . Более того, под давлением профсоюза работодатель может пойти и на нарушение трудового законодательства, что создает негативную обстановку для регулирования трудовых отношений в целом . Действительно, регистрация КД носит уведомительный характер, и даже заключение органов по труду при регистрации КД о противоречии тех или иных его положений трудовому законодательству, при фактическом соблюдении работодателем этих положений и практически юридической безответственности работодателя создаст порядок в организации, который вряд ли можно будет назвать правовым, но он будет продиктован и поддерживаться силой профсоюза . Самый красноречивый пример таких действий профсоюзов дает Великобритания — несмотря на введенный в 80-х гг. XX века законодательный запрет правила «закрытого цеха» , тем не менее это правило по-прежнему включается в КД и действует на практике . ——————————— Кстати, можно отметить, что Комитет экспертов МОТ считает правом работников и предпринимателей договариваться о «принудительной юнионизации», а навязывание государством своей позиции по этому вопросу посредством законодательного вмешательства в компетенцию сторон коллективно-договорного регулирования трудовых отношений нарушает принцип свободы ассоциации (см.: Киселев И. Я. Указ. соч. С. 478 — 479). Например, проф. С. П. Маврин и Е. Б. Хохлов отмечают, что «индифферентное отношение государства к реально существующим средствам воздействия на поведение людей означает лишь одно: в силу практической целесообразности действуют именно они, причем подчас вопреки тем моделям, которые констатирует само государство в своих нормативных актах, адресованных субъектам соответствующих общественных отношений» // См.: Трудовое право России / Под ред. проф. С. П. Маврина и проф. Е. Б. Хохлова. М.: Юристъ, 2002. С. 196. В начале XX века Г. Еллинек, исследуя правовой феномен внезаконодательной деятельности общественных объединений (корпораций), указывал: «Здесь таится зародыш новой формы законодательства… Так, современное рабочее законодательство знает явления, формально возникающие путем свободного соглашения, но представляющие по своему социальному значению создание специального права для заинтересованных групп. Вспомним хотя бы о тарифных соглашениях при развитом профессиональном движении и о контроле над этими соглашениями со стороны профессиональных союзов. Т. о., теперь уже созданы нормы, которые — не в юридическом, а в социальном отношении — действуют наравне или, по крайней мере, подобно законам и не вырабатываются в нормальном законодательном порядке» // См.: Еллинек Г. Конституции, их изменение и преобразования. СПб., 1907. С. 92. Правило, согласно которому работник, поступающий на работу в организацию, в которой профсоюзная организация заключила КД, обязан вступить в профсоюз в течение определенного времени, в противном случае работодатель обязан уволить работника, отказывающегося вступить в профсоюз. См.: Можаев В. Антипрофсоюзное законодательство (Великобритания) // Вестник профсоюзов. 1996. N 4. С. 26.

Смотрите так же:  На сколько в казахстане повторно лишают прав за пьянку в 2020. Лишение прав за вождение в нетрезвом виде в казахстане

Отказ работодателя выполнять КД может нарушить индивидуальные права работников. В этом случае Трудовой кодекс предусматривает возможность разрешения возникшего индивидуального трудового спора в органах по рассмотрению трудовых споров — КТС или суде (статьи 381 — 382). Подача исковых заявлений всеми работниками одновременно не превращает спор из индивидуального в коллективный, а является лишь формой коллективной защиты работниками своих индивидуальных трудовых прав . Защищать интересы работников в суде может и профсоюзная организация, так как это право предоставлено профсоюзам ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», закрепляется их учредительными документами (уставами и положениями о первичных профсоюзных организациях), а также гражданско-процессуальным законодательством . Согласно статье 46 ГПК РФ, в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Практика показывает, что в случае даже грубого и явного нарушения работодателем трудовых прав работников они редко идут на обострение конфликта путем подачи заявлений в КТС или суд. ——————————— Специалисты отмечают сложность решения на практике вопросов отграничения коллективных трудовых споров от коллективной защиты индивидуальных трудовых прав работников (см., например: Нуртдинова А. Ф., Окуньков Л. А., Френкель Э. Б. Комментарий к законодательству о социальном партнерстве. М.: Юристъ, 1996. С. 50). Вместе с тем в последнее десятилетие сформировалась достаточно обширная судебная практика по названной проблеме. Так, например, суды не относят к коллективным трудовым спорам споры коллектива работников по задержкам выплат заработной платы (см., например: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 10). Толкование Верховным Судом РФ права общественного объединения обращаться в суд с заявлением в защиту неопределенного круга лиц приведено в Определении Судебной коллегии ВС РФ от 17 декабря 2004 г. N 82-Г04-17. Среди условий, необходимых для существования такого права, ВС РФ указал следующие: это право должно быть предусмотрено законом и установлено уставом общественного объединения; это право должно соответствовать целям и задачам общественного объединения, определяемым его уставом; должен также подтверждаться факт обращения участников общественного движения по вопросу защиты их нарушенных прав (личные заявления) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 8. С. 3 — 5.

В связи с этим возникает вопрос: возможно ли самостоятельное обращение в суд профсоюзной организации с заявлением о восстановлении нарушенных прав работников, установленных КД? По-видимому, на этот вопрос необходимо ответить утвердительно. Действительно, статья 23 ФЗ о профсоюзах предусматривает их право по собственной инициативе обращаться с заявлениями в защиту трудовых прав работников, а вышеупомянутая статья 46 ГПК РФ, закрепляя право обращаться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов за организациями (а значит, и за профсоюзами, поскольку профсоюзы являются некоммерческими организациями), тем самым конкретизирует в процессуальном законодательстве правозащитные возможности профсоюзов . ——————————— Аналогичная точка зрения высказана проф. В. И. Мироновым (см.: Практика новейшего трудового законодательства. М.: Изд-во «Дело», 2006. С. 298 — 300).

Кроме того, при отказе работодателя от выполнения КД нарушаются не только права и законные интересы работников, но и права и законные интересы профсоюзной организации в целом как субъекта права . Причем юридические аспекты этой проблемы на сегодняшний день никем не исследованы. Попробуем найти ответ на вопрос: какой ущерб может понести профсоюзная организация в том случае, если работодатель откажется от выполнения того или иного положения КД? Для примера рассмотрим случай, когда работодатель отказывается от выполнения условия КД об индексации заработной платы, тем более что, как показывает практика, такие ситуации довольно часто встречаются. ——————————— Далее для упрощения изложения будем рассматривать только тот случай, когда профсоюзная организация является юридическим лицом, хотя все излагаемое в статье может быть трансформировано и для профсоюзной организации, не являющейся юридическим лицом.

Индексация заработной платы, предусмотренная КД, должна привести к росту заработной платы, следовательно, должен увеличиться и размер отчисляемых профсоюзных взносов, а соответственно, увеличится имущество профсоюзной организации. Отказавшись индексировать заработную плату работников — членов профсоюза, работодатель тем самым наносит имущественный вред профсоюзной организации в размере, который может быть легко установлен в каждом конкретном случае (причем необходимо не забыть и начисление процентов за пользование чужими денежными средствами). Такие действия работодателя могут нанести материальный ущерб и третьим лицам. Например, бюджет профсоюзной организации мог быть составлен таким образом, что на дополнительные поступления денежных средств от индексации заработной платы было запланировано приобретение путевок на санаторно-курортное лечение работников, и под эти средства профсоюзной организацией был заключен договор с санаторием, а также предварительно произведен авансовый платеж. Кроме того, работники могли заранее забронировать проездные билеты, произвести иные траты и т. д. Следовательно, в результате неправомерных действий работодателя может быть нанесен материальный ущерб и третьим лицам. Закон охраняет не только имущественные права и интересы, но и нематериальные блага, в том числе и юридических лиц. Согласно трудовому законодательству, профессиональные союзы в отношениях социального партнерства выступают в качестве представителей интересов работников. Деловая репутация первичной профсоюзной организации во многом зависит не только от заключения «хорошего» КД, но и способности профсоюза обеспечить реальное выполнение на практике всех положений КД, и прежде всего тех, которые касаются заработной платы. Односторонний отказ работодателя от выполнения норм КД и его фактическая безответственность превращает в глазах работников ценность коллективного договора — правового акта — в ценность бумаги, на которой он напечатан. При этом профсоюзная организация из социального партнера, представляющего и защищающего интересы работников в отношениях с работодателем, превращается в слабую и бесполезную организацию. Наверное, ни у кого нет сомнения, что при этом страдает деловая репутация профсоюзов (кстати, именно профсоюзов в целом, а не только данной, конкретной организации). Таким образом, налицо с имущественным вредом, нанесенным профсоюзной организации, присутствует и вред, нанесенный деловой репутации профсоюзной организации. Возможность возмещения в связи с этим убытков юридическим лицам предусмотрена статьей 152 ГК РФ . ——————————— Под деловой репутацией юридического лица в данном случае необходимо понимать совокупность характеристик и признаков профсоюзной организации, отражающих реальное практическое осуществление установленной Конституцией РФ (статья 30) функции профсоюзов по защите своих членов. Кстати, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (пункт 5) предусматривает возможность компенсации морального вреда и юридическим лицам. На практике применить это положение, скорее всего, вряд ли удастся.

Из сказанного следует, что наряду с подачей искового заявления в суд общей юрисдикции в защиту прав и законных интересов работников, установленных КД, в связи с отказом работодателя от выполнения отдельных его положений, на наш взгляд, профсоюзная организация вправе обратиться и в арбитражный суд с иском о возмещении материального ущерба и убытков, понесенных в связи с умалением деловой репутации профсоюза, поскольку затронуты экономические интересы профсоюзной организации как юридического лица.

Неоднозначная судебная практика

Практика свидетельствует о том, что различными судами Российской Федерации вопрос о подведомственности споров, связанных с признанием незаконными отчетно-выборных профсоюзных конференций (собраний), отдельных положений учредительных документов профсоюзов, а также оспаривание профсоюзами действий работодателя, нарушающих условия коллективного договора, решается по-разному. Например, Березовский городской суд Кемеровской области в течение пяти лет (с 1999 по 2004 г.) несколько раз выносил решения об отказе в удовлетворении требований работодателя — ОАО «Шахта «Березовская» — о признании незаконным и недействительным решения профсоюзного собрания первичной профсоюзной организации ОАО «Шахта «Березовская». Однако при этом суд дважды рассматривал дело по существу, не согласившись с доводами профсоюза о том, что работодатель не вправе вмешиваться в организацию деятельности профсоюза. Суд счел обоснованными доводы представителя истца (работодателя) о том, что в соответствии с Законом о профсоюзах представитель первичной профсоюзной организации Ф., как ее председатель, вмешивается в отдельные вопросы финансирования, хозяйствования, кадровой политики предприятия, и то, что он имеет определенные, предусмотренные законом, предоставляемые ему предприятием, льготы. Суд согласился с представителем работодателя, утверждавшим, что он (работодатель) имеет право контроля за соблюдением закона при избрании лица на должность председателя данной профсоюзной организации, поскольку взаимодействует с ним при решении вышеуказанных вопросов деятельности предприятия как работодатель, предоставляющий председателю профсоюзной организации определенные предусмотренные Законом льготы. ——————————— См.: решение Березовского городского суда за 2004 г. Дело N 2-83 // Юристы за трудовые права [Электронный ресурс]. http://llpa. ru.

Напротив, в другом деле суд счел необходимым отказать в аналогичном иске работодателю. ЗАО «Новокузнецкдомнаремонт» обратилось в суд с иском к первичной профсоюзной организации ЗАО «Новокузнецкдомнаремонт», в котором просило признать недействительным решение конференции первичной профсоюзной организации об избрании председателем профкома Б., мотивируя свое требование тем, что конференция членов первичной профсоюзной организации ЗАО «Новокузнецкдомнаремонт» не проводилась, соответственно, Б. не была избрана председателем профкома, а протокол о ее избрании был подписан посторонними лицами. В ходе предварительного судебного заседания представитель первичной профсоюзной организации ЗАО «Новокузнецкдомнаремонт» заявил ходатайство о прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора суду. Суд согласился с доводами представителя профсоюза, указав, что отношения, возникающие по проведению конференции первичной профсоюзной организации, выборов председателя первичной профсоюзной организации, регулируются нормами, содержащимися в уставе профсоюза и других актах, принимаемых профсоюзами и их органами. Предметом спора, по мнению суда, являются обстоятельства, связанные с применением норм неправовых внутрипрофсоюзных актов, относящихся к принципам и содержанию непосредственно профсоюзного объединения. Суд также указал, что нормы права, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 3 Конвенции МОТ N 87 «О свободе ассоциации и защите права на организацию», части 2 статьи 46 Хартии социальных прав и гарантий граждан независимых государств, утвержденной Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ 29 октября 1994 г., статье 17 ФЗ «Об общественных объединениях», статье 5 ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 12 января 1996 г., предусматривают, что профсоюзы независимы в своей деятельности от органов государственной власти, органов местного самоуправления, работодателей и их объединений, политических организаций, им неподотчетны и неподконтрольны. Профсоюзы имеют право вырабатывать свои уставы и регламенты, свободно выбирать своих представителей, организовывать свой аппарат. Запрещается всякое вмешательство, способное ограничить права профсоюзов или воспрепятствовать их осуществлению. Поскольку данный спор неподведомственен суду, он прекратил производство по делу на основании статьи 220 ГПК РФ. ——————————— См.: Определение городского суда г. Новокузнецка // Юристы за трудовые права [Электронный ресурс]. http://llpa. ru.

Отказы судов признавать подведомственными споры по вопросам выполнения коллективных договоров послужили предметом рассмотрения Верховным Судом РФ. Трудовой спор работников с работодателем был инициирован первичной профсоюзной организацией Горнометаллургического профсоюза России (ГМПР) ОАО «Карельский окатыш» (город Костомукша, Республика Карелия). С помощью профсоюзных юристов ряд работников комбината обратились в суд с иском к ОАО «Карельский окатыш» о понуждении к исполнению требований статьи 134 ТК РФ, условий трудового договора, взыскании индексации заработной платы. Основанием для исков явились коллективный договор ОАО и отраслевое тарифное соглашение, введенное в действие совместным Постановлением администрации и профкома ОАО «Карельский окатыш» от 25 сентября 2001 г. Данным соглашением и коллективным договором ОАО предусматривалась индексация заработной платы с 1 апреля 2002 г. на 44%, однако заработная плата за период с 1 апреля 2002 г. по 1 августа 2002 г. была выплачена истцам без учета индексации. Первоначально судами первой и второй инстанций Республики Карелия иски были оставлены без рассмотрения, поскольку, по их мнению, данный спор работников с работодателем является не индивидуальным трудовым спором, а коллективным . В своем Определении от 24 февраля 2004 г. Верховный Суд не согласился с такими решениями нижестоящих судов. Как указал ВС РФ в обоснование своего вывода, из материалов дела следует, что вопросы индексации заработной платы урегулированы совместным Постановлением администрации и профкома ОАО «Карельский окатыш» от 25 сентября 2001 г. «О введении в действие с 1 октября 2001 г. механизма индексации заработной платы работников ОАО «Карельский окатыш». В соответствии с этим документом работодатель по согласованию с профсоюзным комитетом организации индексирует заработную плату в зависимости от индекса прожиточного минимума в регионе. Заработная плата индексируется при пятипроцентном росте потребительских цен в регионе нарастающим итогом с момента предыдущей индексации. Истцы со ссылкой на статью 134 ТК РФ просили взыскать с ОАО «Карельский окатыш» индексацию заработной платы в размерах, рассчитанных с учетом совместного постановления, являющегося неотъемлемой частью действующего коллективного договора. Ответчик отказался добровольно выполнить взятые на себя обязательства по оплате труда, ссылаясь на отсутствие денежных средств. При таких обстоятельствах возникший между сторонами спор, по мнению ВС РФ, не может быть отнесен к неурегулированным разногласиям по поводу выполнения условий договора, то есть правовые основания, предусмотренные статьей 398 ТК РФ, для признания возникшего между сторонами спора коллективным отсутствуют. Верховный Суд отменил определения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела Костомукшинским городским судом в пользу истцов — работников ОАО «Карельский окатыш» было взыскано от 10 до 27 тыс. руб. на каждого в виде индексации, положенной по условиям коллективного договора и отраслевого тарифного соглашения в соответствии со статьей 134 Трудового кодекса РФ. Таким образом, высшая судебная инстанция России подтвердила возможность судебной защиты в случае нарушения положений коллективного договора . Хотя в судебной практике достаточно много дел подобного характера, мы ограничимся приведением этих примеров и перейдем к анализу аргументов о правомерности того или иного подхода.

——————————— Профсоюзная печать отмечает, что подобные случаи не редкость — нечто похожее случилось в Иркутской области, когда профком Байкальского целлюлозно-бумажного комбината попытался обжаловать в суде локальный нормативный акт работодателя (см.: Определение Верховного Суда по делу N 75-В04-1 от 24 февраля 2004 г. // Профсоюзная юридическая газета. Вкладыш к еженедельнику «Солидарность». 2004. N 32. С. 7). См.: Там же. И. Войтинский, рассматривая возможность судебной защиты положений коллективного договора, отмечал: «В тех странах, в которых не имеется каких-либо особых законодательных постановлений, лишающих тарифный договор судебной защиты, — тарифный договор имеет для суда силу по общему правилу об обязательности договоров» (см.: Войтинский И. Коллективные соглашения об условиях труда. Одесса, 1917. С. 11). Возможность предъявления судебного иска в случае нарушения условий коллективного договора признавалась и в советское время. Так, например, проф. А. Е. Пашерстник считал, что «предприятие всегда может быть принуждено к исполнению любого обязательства по коллективному договору либо путем предъявления судебного иска, либо путем обращения в вышестоящий по отношению к предприятию орган» (см.: Пашерстник А. Е. Коллективный договор. М., 1951. С. 97).

В статье Е. Шаркель под названием «К вопросу о вмешательстве государственных органов во внутрипрофсоюзные дела» справедливо отмечается, что, согласно Федеральному закону «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», профсоюзы самостоятельно организуют свою деятельность, определяют структуру, компетенцию и полномочия своих органов и т. д., то есть Закон определяет достаточно широко рамки профсоюзной автономии. Общественное объединение действует в соответствии с принятым им уставом. По мнению Е. Шаркель, никто не может истолковать устав общественного объединения лучше его автора — самого общественного объединения. Более того, именно общественное объединение должно иметь абсолютное право решать «судьбы собственных членов» по причине того, что общественное объединение основано на принципах добровольности участия в нем, и в случае несогласия с его действиями член этого общественного объединения может просто выйти из него. ——————————— См.: Профсоюзная юридическая газета «Солидарность». 2003. N 48. С. 3.

Учитывая приведенные аргументы, зададимся вопросом: что может являться причиной для вмешательства государства в лице, например, судебных органов во внутрисоюзную деятельность? Основой для судебного вмешательства в дела общественных объединений, в том числе и во внутрипрофсоюзные дела, по мнению ряда авторов , являются Конституция РФ, а также Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (в ред. Федерального закона от 14 декабря 1995 г. N 197-ФЗ) . Статья 1 данного Закона закрепляет право каждого гражданина обратиться с жалобой в суд, если он считает, что неправомерными действиями (решениями) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных служащих нарушены его права и свободы. Однако действующий ГПК РФ не предусматривает право граждан оспаривать действия и решения общественных объединений, в том числе и профсоюзов, как споров, происходящих из публично-правовых отношений. Некоторые авторы указывают на противоречие такой ситуации положениям статьи 46 Конституции РФ, согласно которой действия и решения общественных объединений могут быть обжалованы в судебном порядке . Эти авторы отмечают, что суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом (статья 120 Конституции РФ) . Поскольку в данной конституционной норме идет речь не только о государственных органах, но и об иных, отсюда следует вывод о том, что суд вправе принимать решение о несоответствии закону нормативного акта профсоюзного органа. ——————————— См.: Кантор П. Ю. Постатейный комментарий к Закону Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Юридический дом «Юстицинформ», 2005; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В. Ф. Яковлева, М. К. Юкова. Изд-во «Городец», 2003. См.: Ведомости СНД и ВС РФ. 13 мая 1993 г. N 19. Статья 685. См.: Кантор П. Ю. Цит. соч. См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В. Ф. Яковлева, М. К. Юкова.

Вместе с тем эта точка зрения не означает, что решения профсоюза не могут признаваться незаконными в судебном порядке. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что ГПК РФ в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права. Отсюда следует, что Закон теоретически предусматривает возможность оспаривания действий и решений профсоюзов, в случае если они нарушают права и свободы граждан. ——————————— См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 3.

Одновременно некоторые авторы указывают на те положения гражданского законодательства, в соответствии с которыми акты негосударственных органов (в том числе и общественных объединений), нарушающие гражданские права и не соответствующие закону, могут быть признаны недействительными. В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса РФ защита права может осуществляться иными способами (кроме устанавливаемых ГК РФ), предусмотренными законом. Таким законом является, например, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, в статье 29 которого установлена подведомственность арбитражному суду возникающих в сфере управления споров о признании недействительными (полностью или частично) актов государственных и иных органов . Другим таким Законом, как уже указывалось выше, является Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», которым также предусмотрено право граждан обжаловать в суд действия и решения общественных объединений или должностных лиц, нарушающие их права и свободы. Приведенное выше толкование подтверждается и разъяснениями, содержащимися в ныне утратившем силу (в связи с принятием нового ГПК РФ) Постановлении Пленума ВС РФ от 21 декабря 1993 г. N 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 10, от 14 февраля 2000 г. N 9, от 25 мая 2000 г. N 19). Согласно данному Постановлению, могут быть обжалованы в суд решения общих собраний общественных организаций, профсоюзных организаций и т. п., а также их органов управления и должностных лиц. ——————————— См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. Изд-во «Юрайт», 2004. См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В. Ф. Яковлева, М. К. Юкова.

Из приведенного выше следует однозначный вывод о том, что спор с участием профсоюза подлежит рассмотрению в судебном порядке только в том случае, если его предметом являются нарушенные права и свободы граждан либо организаций. Однако возникает закономерный вопрос: какова же при этом роль профсоюзных уставов? Статья 7 ФЗ о профсоюзах предусматривает в качестве обязательного элемента устава права и обязанности членов профсоюза. Конвенция МОТ N 87 «О свободе ассоциации и защите прав на организацию» единственным условием объединения трудящихся в профсоюзы считает обязанность подчиняться их уставу. Зададимся вопросом: может ли член профсоюза, права которого в соответствии с Законом должны быть предусмотрены уставом, обратиться в суд в случае нарушения этих прав? По-видимому, на этот вопрос может быть дан как положительный ответ, так и отрицательный. Критерием в данном случае может служить толкование, приведенное в Определении Верховного Суда РФ по делу Добычина. Верховный Суд РФ указал, что вопросы, связанные с членством в КПРФ, не могут быть предметом рассмотрения судом по той причине, что заявитель не указал на связь своего членства в КПРФ с правами, установленными законом. Однако, если бы Закон не предусматривал возможности обращения за судебной защитой в случае нарушения прав членов профсоюза, предусмотренных уставом, он не предписывал бы в обязательном порядке их уставной регламентации. И это понятно с точки зрения теории. Профсоюзы выделяются из всей совокупности общественных объединений самой Конституцией РФ , а также иными многочисленными нормативными правовыми актами именно в силу своей социальной значимости и той роли, которую государство законодательно закрепляет за ними. Как представляется, при изучении подведомственности суду споров с участием профсоюзов нельзя проводить прямой параллели между профсоюзом и политической партией, поскольку в упомянутом Определении ВС РФ речь идет не об общественном объединении как таковом, а о таком его специфическом виде, как политическая партия. Согласно ФЗ «Об общественных объединениях», деятельность отдельных видов общественных объединений регулируется специальными законами. В отличие от политических партий деятельность профсоюзов регулируется сотнями нормативно-правовых актов различной отраслевой принадлежности . Более того, с принятием Трудового кодекса РФ роль профсоюзов в значительной степени изменилась. Для подтверждения этого можно привести такой факт: общепризнанно, что сегодня коллективно-договорной способ становится одним из основных в регулировании трудовых отношений, а профсоюзы нередко единственным представителем интересов работников в отношениях социального партнерства. Во многих случаях юридические права членов профсоюза непосредственно обеспечиваются корпоративными нормами профсоюзов (в отличие от иных общественных объединений, в частности таких, как политические партии), а следовательно, прямо связаны с правами, установленными законом, поэтому нарушение корпоративных (внутрисоюзных) норм может повлечь нарушение и юридических прав членов профсоюза . ——————————— Статья 30 Конституции РФ, закрепляя право каждого на объединение, выделяет: «включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов». Аналогичные положения содержатся также в Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 22), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (статья 8). Более подробно см.: Сенников Н. М. Профсоюзное право: Курс лекций. СПб.: СПбГУП, 2003. Тема 2. Права и обязанности профсоюзов по российскому законодательству. С. 48 — 83. См., например: решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга по жалобе А. Б. Ливчака // Сенников Н. М. Постатейный комментарий… С. 230 — 236.

Трудовой кодекс РФ закрепляет право работников на защиту своих интересов профсоюзами. Например, ТК РФ предусматривает, что в ряде случаев при увольнении работников, являющихся членами профсоюза, требуется либо учет мнения выборного профсоюзного органа, либо его согласие. Зададимся вопросом: вправе ли работник обратиться в суд на решение об исключении из профсоюза в случае, если оно было осуществлено с нарушением уставных норм, в результате чего он лишился предусмотренной законом дополнительной защиты? По-видимому, необходимо согласиться с выводом, что работник вправе обжаловать решение об исключении его из профсоюза, если решение было принято с нарушением уставных норм. Для доказательства можно процитировать упоминавшееся выше Определение ВС РФ по делу Добычина: «Поскольку предметом обжалования Добычина являлись обстоятельства, связанные с применением норм Устава КПРФ (а, как видно из содержания перечисленных норм, они относятся к принципам и содержанию деятельности непосредственно общественных объединений), нельзя признать, что были нарушены права заявителя и что он может обратиться в суд по вопросам, регулируемым Уставом КПРФ и определяющим деятельность объединения, в частности, по порядку проведения конференций партии и членства в ней». Из приведенной цитаты видно, что ВС РФ не усмотрел связи прав члена КПРФ с правами, установленными законодательством. В то время как в случае профсоюзов эта связь достаточно очевидна. Категории дел, отнесенных к делам, возникающим из публичных правоотношений, и рассматриваемых судами общей юрисдикции, определены в статье 245 ГПК РФ. Согласно указанной статье, к таким делам относятся дела: об оспаривании нормативных правовых актов; об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих; о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан РФ (в данной работе не рассматриваются); иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда. В статье 245 ГПК РФ не определено, о каких нормативных правовых актах идет речь. Этот вопрос уточнен в статье 251 ГПК РФ — имеются в виду принятые и опубликованные в установленном порядке нормативные правовые акты органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц, нарушающие права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими правовыми актами. Наибольшее количество судебных споров с участием профсоюзов, разрешаемых в публично-правовом порядке, порождаются отказами органов федеральной регистрационной службы в государственной регистрации профсоюзов как на этапе их создания, так и при внесении изменений и дополнений в учредительные документы. К этой же категории споров относятся споры, вытекающие из требований профсоюзов о признании незаконными тех или иных нормативных правовых актов различных государственных или муниципальных органов. Подведомственность и подсудность дел, возникающих из публичных правоотношений, установлена в нормах главы 3 ГПК РФ. Согласно части 3 статьи 22 ГПК РФ, суды рассматривают и разрешают упомянутые в статье 245 ГПК РФ дела, за исключением дел, отнесенных федеральным законом к ведению арбитражных судов. Арбитражный процессуальный кодекс РФ (раздел III) устанавливает, что арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, отнесенные к их подведомственности (данный вид споров будет рассмотрен во второй статье). Таким образом, подводя итог изучению классификации споров с участием профсоюзов по первому критерию, необходимо сделать вывод о том, что вся совокупность такого рода споров подразделяется на две группы — подведомственных суду и неподведомственных суду. Основным признаком подведомственности спора суду является наличие нарушения прав и свобод, а также законных интересов граждан или организаций, предусмотренных соответствующими нормативными правовыми актами. В случае если предметом спора являются вопросы, связанные исключительно с нарушением внутрисоюзных норм и никаким образом не затрагивающие юридические права и законные интересы граждан или организаций, такой спор является неподведомственным суду и подлежит урегулированию в рамках профсоюзной системы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *